Председательствует И.Н.Игошин

Игошин И.Н. Уважаемые коллеги, мы только что, неделю назад, провели первое осеннее рабочее обсуждение в формате, который мы называем «Гражданская платформа». Наша задача развить те идеи, которые звучали от общественных организаций в прошлую пятницу, обсудить, как сделать так, чтобы эти инициативы, прозвучавшие часто в сыром виде, в виде эмоций, превратились уже в продуманный план действий. Мы четко попытались сформулировать, как добиться того, чтобы это не только были эмоции, не только была душевная боль, но и был четкий план реализации. И более того, сегодня тема нашего обсуждения – это предложения гражданского общества в Послание Президента. Мы видим, что многие из прозвучавших инициатив при правильной доработке и нахождении инструментов, которые помогут их внедрить, вполне могут прозвучать или быть учтены при подготовке Послания Президента. Мы знаем, что в своей статье «Россия, вперед!» Дмитрий Анатольевич Медведев предложил гражданскому обществу, граждански активным людям принимать участие в этой подготовке. По сути дела именно такой формат я предлагаю сегодня и заложить в нашу работу. С одной стороны, проанализировать все, что прозвучало, добиться, чтобы мы не только на уровне эмоций это обозначили, но и посмотрели, что действительно сегодня реалистично. Добиться, чтобы были реальные пути реализации этих предложений, и посмотреть, в каком формате эти предложения могут войти в Послание или быть учтены при подготовке Послания Президента. То есть Президент четко обозначил гражданскому обществу возможность принимать участие в этой работе. Я думаю, очень важно именно эту работу в полной мере вести и откликаться на предложенный формат работы.

Сегодня предлагается такой формат работы. Для того, чтобы именно соответствовать этой цели, мы сначала дадим слово Глебу Кузнецову, который в своем выступлении заденет именно сам формат, какую инициативу ждет от гражданского общества Президент, почему подготовка к Президентскому Посланию стала, или может стать, таким общественным, общим процессом. На сегодняшний день этот формат в первый раз обкатывается. Если он будет успешным, то, наверное, каждое следующее Послание Президента по-настоящему будет готовиться в таком формате. Затем мы дадим выступить тем, кто не смог выступить в прошлый раз в силу ограниченности времени и в силу того, что мы очень далеко за планируемые рамки заседания по времени вышли, и уже где-то было внимание потеряно. Дадим выступить Яне Яковлевой – лидеру некоммерческой организации «Бизнес-солидарность». Затем у нас был целый ряд выступлений по медицине в прошлый раз и, более того, целый ряд людей не смогли высказаться. Получилось так, что участие в «Гражданской платформе» «Единой России» принял целый ряд общественных организаций в медицинской сфере, в известной степени с общими позициями. И мы попросим Людмилу Михайловну Кондрашову (мы в рабочем режиме этот вопрос обсуждали) попытаться обобщить позиции всех медицинских организаций, всех медицинских инициатив общественных, которые звучали, и попытаться сформулировать, в каком формате возможно рассматривать эти инициативы при подготовке Послания Президента, при обобщении наших предложений к этой работе. Затем мы попросим Ивана Янцукевича, сотрудника ЦСКП, сформулировать для общественных организаций, какие формальные шаги нам нужно делать для того, чтобы те инициативы, которые уже озвучены, которые будут озвучены дальше, могли быть полноценно реализованы. Мы говорим о том, что мы собираемся не только для того, чтобы поговорить, не только для того, чтобы меняться болью, проблемами, которые накопились, не только мы в рамках Социально-консервативного клуба реагируем на инициативы гражданского общества, но и как сделать так, чтобы дальше эта боль, эта инициатива смогли быть воплощены в реальные решения, в реальное изменение законодательства, в реальные запросы, обращения в адрес конкретных чиновников. И с тем, чтобы опять же была не отписка на эти запросы, или эта законопроектная инициатива не была просто отклонена, а чтобы был реальный результат, реальное положительное решение. И дальше мы перейдем в режим живой дискуссии. У нас Сергей Александрович Попов – руководитель Комитета по гражданскому законодательству, по гражданскому обществу, по общественным организациям, дал добро на то, что он, послушав нас, послушав все выступления, постарается подытожить, дать импульс, толчок, как дальше развивать нам с вами вот эту совместную работу. Принимается такой формат работы?

Царькова Г.В. Игорь Николаевич, такое предложение по поводу регламента. В прошлый раз не было регламента, очень спонтанные выступления были. Понятно, первый раз, люди представляются, знакомятся. Хотелось бы иметь возможность на выступление тем, кто не записался.

Игошин И.Н. Спасибо, Галина Владимировна. По регламенту все выступающие включают микрофоны. Галина Владимировна, у нас в известной степени новый формат. Надо понимать, что мы собираемся не совсем в партийном формате, неформальный «круглый стол», больше живое обсуждение, мозговой штурм. И здесь просьба огромная ко всем, я поддерживаю, с одной стороны, пытаться придерживаться каких-то рамок, вы видели, что нам приходилось останавливать какие-то выступления, скажем, на 20-ой, 25-ой, 30-ой минуте выступления в прошлый раз. Но, с другой стороны, все-таки давайте мы здесь будем учитывать вот этот формат мозгового штурма, формат того, что мы собираемся на открытой площадке, где мы слышим любые идеи, приглашаем всех людей, свободных людей, которые ни в коем случае нам ничем не обязаны. И здесь я как ведущий не смогу жестко обрывать эти выступления, учитывая наши неформальные, непартийные отношения. Но здесь просьба, понимая, что я не буду обрывать, вы слышите, что в режиме саморегулирования 3-5 минут – это разумный подход, когда можно сообщить мысль, можно подчеркнуть главные идеи, и в то же самое время дать возможность выступить и всем остальным. Я думаю, что все поддерживают этот подход. Какие-то еще есть предложения до того, как мы начнем эту работу? Нет.

Тогда я предлагаю предоставить слово Глебу Кузнецову в таком формате, какие предложения общественных организаций ждет Президент в процессе подготовки Послания.

Кузнецов Г.С. Я, конечно, за Президента сказать не могу, но постараюсь с какими-то разумными мыслями на эту тему выступить. К чему призвал Президент страны? Он призвал нас всех к инновациям. Но надо понимать очень четко, что инновация, это не некая совокупность каких-то технических гаджетов или прибамбасов, которые если внедрить, то наступит райская жизнь и всем станет хорошо. Инновации, технический прогресс немыслим без прогресса социального, изменения отношений между личностью, обществом и государством. Технический прогресс, повторю, часть прогресса социального. Послание Президента – это ключевой документ, это воля Президента, воля власти, выложенная на пространство текста и предлагаемая стране в виде депутатов Государственной Думы, Совета Федерации, руководителей регионов. То, что гражданскому обществу предложили поучаствовать в его написании, это прежде всего проверка общества на зрелость. Нам предложили быть соавторами волевого стратегического документа. От того, есть ли у нас эта воля, зависит то, каким он будет. На самом деле, повторюсь, это проверка. Потому что если эту волю Президент не увидит, власть не увидит, власть будет продолжать реформировать страну так, как власти подсказывает совесть, здравый смысл и образование. Нам фактически предложили отказаться от очень важной системной вещи в сознании русских людей, а именно от государственного патернализма. Взаимоотношения человека, общества и государства в России традиционно строятся так, что люди собираются и говорят: дайте нам, мы хотим, хотим в основном денег, решения наших проблем, мэр не решает наши проблемы, дайте нам, чтобы их решил губернатор, губернатор не решает, давайте мы Премьер-министра вызовем, а если Премьер-министр не решит, то уж давайте мы сделаем как минимум социальную революцию, чтобы решал новый Премьер-министр. От этого подхода предложено отказаться. Впервые власти хватило мужества, чтобы сказать, что пора взять ответственность за то, что происходит в стране, особенно на местах, на себя. Фактически нам предлагают осудить патернализм как был осужден культ личности Сталина на ХХ съезде. Процитирую: безынициативность, дефицит новых идей, нерешенные вопросы и (что важно для нас) низкое качество общественной дискуссии, в том числе критических выступлений.

Нужно сделать следующий шаг. Медведев называет его цивилизационным. Это действительно шаг в духе европейской цивилизации. Статья предлагает нам думать о создании свободных социальных зон, зон инновационного для российского общества развития. Государство само выражает желание уйти из ряда такого рода зон, секторов, и дать там волю гражданской инициативе. Предлагает стать гражданскому обществу партнером, а от нас ждет, чтобы мы стали локомотивами, то, что называется в анатомии, водитель ритма государственного развития. Где пролегают эти зоны? Там, где эффективнее отказаться от сверхрегулирования, где общество, по мысли Президента, вполне готово и может справляться самостоятельно, находя и инициируя новые пути и решения. Там, где во имя эффективности развития будущего государство готово уйти, схлопнуться и дать свободу всем, кто хочет эту свободу взять, а именно общественным организациями. Первая зона – это пространство местного самоуправления. Буквосочетания, о которых говорится очень много, но реально делается очень мало, а именно МСУ, ТСЖ и т.д. В том числе государство готово улучшить бюджетное обеспечение муниципалитетов, ТСЖ и т.д., предоставить деньги для решения этими низовыми организациями граждан собственных проблем.

Второе – это социальная сфера. До сих пор государство только усиливало, под лозунгом о создании вертикали власти мы дошли до того, что в социальной сфере в московских кабинетах решается, как на Камчатке объединяются школы, где ставятся пункты здравоохранения и т.д. На сегодняшний день проверяется готовность общества к тому, чтобы ответственность за подушное финансирование среднего образования была на родителях, на учителях, на общественных организациях. Как эти деньги распределяются, какие школы существуют, как они объединяются, не объединяются, как осуществляется доставка туда учеников. То есть гражданскому обществу предлагается заниматься вопросами среднего образования, и то же самое в сфере здравоохранения и других социальных областей. От нас ждут предложений по увеличению эффективности трат. Совершенно очевидно, что в настоящее кризисное время говорить о том, что мы можем серьезно раздувать бюджеты здравоохранения, образования и социальной сферы, невозможно. Все, что мы можем, и мы действительно это можем, это работать с эффективностью сегодняшних расходов. Я думаю, что Людмила Михайловна расскажет о предложениях в сфере здравоохранения на эту тему, потому что они готовы, они есть, и действительно гражданское общество может добиваться новых уровней эффективности социальной сферы за счет своих инструментов и механизмов. Этого от нас ждут.

Самоуправляемые муниципалитеты должны опираться и в экономике, и в политике на создаваемые там, где они нужны, в тех или иных областях, рабочие места. Поэтому следующее пространство для гражданской инициативы – это мелкий и средний бизнес. Вернее, борьба мелкого и среднего бизнеса за свои права, за большую свободу, за гарантии права собственности, за то, что, как любит говорить наша власть, хватит кошмарить бизнес. Уверен, что антикоррупционные инициативы гражданского общества будут востребованы. Действительно эффективная борьба с коррупцией возможна не только и не столько силовым или правоохранительным инструментарием, сколько объединением всех граждан против коррупционеров.

Следующее. Нельзя всю страну построить на мелком и среднем бизнесе, особенно страну такого уровня как наша. Это развитие профсоюзного движения в той логике, что профсоюзы должны немножко уходить от так называемого левого инструментария, от левых лозунгов, от лозунгов о том, что давайте защитим, давайте отберем у владельцев. В свое время профсоюзы назывались школой коммунизма. Сейчас профсоюзы могут и должны стать школой капитализма. От профсоюзов ждут выработки новой трудовой этики, которая позволила бы трудящемуся человеку почувствовать себя соавтором проекта, совладельцем всего того, что называется корпорацией Россия. То есть новые правые, как я их называю, профсоюзы должны и могут заниматься вопросами внедрения инноваций на производстве, повышением квалификации сотрудников. Фактически всем тем, чем занимались на самом деле профсоюзные организации в советское время, но что было на определенном этапе утеряно. Вот небольшой, самый общий список тем, в которых, я считаю, имеет смысл работать по отладке механизма взаимодействия гражданского общества и государства.

Но самое главное, что есть в Послании Президента, я не устану это повторять, это то, что впервые за всю историю Российской Федерации государство добровольно говорит о том, что оно готово подвинуться, готово освободить для общества зону для работы. Мы все время говорим о том, что государство нас зажимает, что оно чугунное, что оно тяжелое, что оно на нас давит. Сегодня государство говорит: о’кей, давайте внедрим инновацию. Если раньше государство было лампой накаливания, то теперь оно хочет стать лампой энергосберегающей – легкая, из легкого сплава. Пожалуйста, дорогие ребята, трудитесь, развивайтесь, делайте, что хотите, но покажите, что вы хотите делать. Вот главный пафос, на мой взгляд, статьи Дмитрия Анатольевича Медведева «Россия, вперед!». Если нам удастся показать, что мы готовы делать что-то, кроме требования денег и болтовни на кухне о том, как нас государство зажимает, то все у нас получится. Если нам не удастся это показать, то в принципе, как опять же отметил Дмитрий Анатольевич Медведев, все системы работают, худо-бедно, но работают. То, что мы имеем сегодня, будет продолжаться. Государство будет действовать, как оно действовало, в условиях отсутствия обратной связи, а мы будем продолжать его вяло ругать или вяло хвалить, и будем жить дальше. Но инновационное развитие окажется все тем же пространством лозунгов, которым оно было последние лет 10.

Игошин И.Н. Я предлагаю выступить Яне Викторовне Яковлевой – лидеру некоммерческой организации «Бизнес-солидарность».

Яковлева Я.В. Не могу не среагировать на выступление Глеба Сергеевича, который все время употреблял выражение, что нам отвели какие-то зоны. Вот хотелось бы, чтобы эти зоны не были зонами строгого режима, поскольку в них тогда действительно только лампочки делать. Это в плане шутки.

Спасибо за предоставленную возможность выступить. Хотелось бы вспомнить немного Послание-2008, и обратить внимание, что в 2008 году Президент в своем Послании часто ссылался на Конституцию как гаранта прав и свобод человека. И действительно Президент на 100% прав, что опирается на Конституцию, поскольку кажется, что многочисленные чиновники, бюрократы, правоохранительные органы позабыли о главном законе нашей страны. Уверена, что такое продолжение действий Президента по возврату к главенству Конституции просто необходимо и будет поддержано обществом. Сегодня России необходим новый виток развития предпринимательства, ведь первый виток был в начале 90-х, когда происходили массовые сокращения из устаревших советских институтов. Безработными тогда оказались миллионы человек, их никто не считал. Действительно, это была массовая безработица. Но в сочетании со свободой предпринимательства произошло массовое создание малых бизнесов. Ведь почти каждый сегодняшний бизнесмен начинал с первой капиталистической профессии «челнок». И колоссальное количество энергии вкладывалось тогда российскими предпринимателями в свой бизнес, потому что тогда была свобода, тогда зарождалось предпринимательство. Сегодня, спустя 20 лет, предпринимательство обросло правилами, ограничениями, выросла армия чиновников, которые контролируют предпринимательство. А контроль всегда приводит к снижению конкуренции, потому что побеждает тот, кто лучше научится соблюдать правила, а не тот, у кого лучше товары, кто делает лучшую продукцию.

Рост предпринимательства возможен только когда есть свобода. В 1975 году в Китае Дэн Сяопин, отец китайских реформ, провозгласил курс четырех модернизаций. Первым пунктом курса была свобода предпринимательства. Тогда был провозглашен тезис: неважно, какого цвета кошка, главное, чтобы она ловила мышей. С 1979 года в Китае начал осуществляться принцип налогового стимулирования, который на некоторые виды отраслей дошел практически до нулевых, то есть была освобождена экономическая деятельность не только в виде чиновничьих барьеров, а и налоговых. И с тех пор Китай демонстрирует невиданные темпы роста. Процветание этой страны – это предпринимательство.

Огромную роль в ограничении прав и свобод предпринимательства играет судебная система. К сожалению, сегодня судебные решения в 99 случаях поддерживают государство, а не предпринимательство. Любой, кто сталкивается с судом, будь то гражданский или уголовный суд, может рассказать, сколько еще в нашей правовой системе дыр и лазеек и возможностей двойного толкования законов. Нужно продолжать расчистку законодательства от таких закладок, которыми пользуются зарабатывающие на своих полномочиях чиновники. Наверное, может быть, идеальная ситуация, когда российского чиновника заменит одна кнопка на компьютере.

Хотелось бы, чтобы в Послании-2009 Президент продолжил тему судебной реформы, и в частности арестов предпринимателей до суда, то есть по преступлениям, не связанным с насилием над личностью. К сожалению, за этот год хоть и были сделаны поправки в УПК, но они пока не повлияли на массовый конвейер арестов предпринимателей, решений судов о выборе такой меры пресечения как арест. Я приведу цитату из Послания Президента, которая на меня произвела наибольшее впечатление, надеюсь, что она будет повторена и как-то усилено действие в этом направлении. Президент сказал: «Нельзя забывать и о таком принципиальном вопросе, как гуманизация закона и порядка его применения. Судам следует более взвешенно относиться к избранию мер пресечения в виде ареста и к назначению наказаний, не связанных с изоляцией от общества. В то же время правоохранительная и судебная системы должны обеспечивать действенную защиту прав и интересов лиц, пострадавших от совершенных преступлений.» После этой цитаты был нам обещан некий пленум Верховного Суда по систематизации, который должен был объяснить судам, как они должны выбирать арест, но где-то этот пленум застрял. А бизнесмены по-прежнему лакомый кусочек для правоохранителей, которым удобно, чтобы этот кусочек находился под контролем. Сегодня практика наказаний по экономическим преступлениям идет по пути огромных сроков, больших, чем за убийство. Характерный приговор недавно получила женщина, убившая своего мужа и расчленившая его, 3 года лишения свободы. Для сравнения, по статье мошенничество, самой распространенной статье для предпринимателей, которой пользуются недобросовестные правоохранители, срока начинаются от 8 лет и более. Умные, интеллектуальные владельцы бизнесов вычеркиваются из жизни навсегда. Эти страшные примеры висят дамокловым мечом над другими предпринимателями. Хотя в принципе все экономические дела можно рассматривать в административном порядке, ведь уголовный суд не является специалистом в экономических сделках. Силовики намеренно выводят экономические дела в уголовное производство.

Сегодня в России плохой инвестиционный климат. И без расчистки законов невозможно привлечь ни западный капитал, ни даже российский. «Единая Россия» владеет законодательным процессом. Бизнес страдает от законодательства. Давайте начнем с главного для создания предпринимательского климата – с расчистки коррупционных ловушек в законах. Бизнес ведь может подсказать многое, у владельцев предприятий, у производственников, у реальных предпринимателей другой взгляд. Давайте найдем совместный формат взаимодействия с бизнесом и поймем, почему российский бизнес гибнет.

Попов С.А. Вопрос можно? Идея правильная, посылы правильные. У меня конкретный вопрос: что мы можем предложить, чтобы Президент мог включить в свое послание? Он же не будет повторяться.

Яковлева Я.В. Почему? Может быть, он будет повторяться, поскольку то, что он говорил в прошлый раз, не решено, я перечитала послание в части судебной реформы.

Попов С.А. А что он должен сказать? Какой механизм он должен предложить?

Яковлева Я.В. Нужно продолжать судебную реформу, прежде всего реформу права, расчистку законодательства.

Игошин И.Н. Я думаю, что мы должны дать конкретные предложения по этой расчистке для того, чтобы сделать следующий шаг.

Попов С.А. Смысл нашей сегодняшней встречи не просто декларировать определенные направления, которые нас волнуют. Мы должны смодулировать ситуацию, исходя из того, что на «круглом столе» гражданское общество в первую очередь может предложить позиции в Послании Президента, которые он может озвучить. У нас есть статья, мы должны понимать, что его Послание будет строиться на этой статье, основные принципы он там сформулировал, базисные принципы. И сегодня он, развивая идею статьи, естественно может предложить целый ряд вещей для страны, в том числе для гражданского общества, учитывая собственное понимание самим гражданским обществом. Поэтому мы должны эти наши формулировки, предложения исходя из этой конструкции предлагать. Что Президент должен сказать? Какие вещи на сегодняшний день пока не расшиваются? Вы говорите: законодательство у нас коррупционное. Какое?

Яковлева Я.В. Я могу сейчас приводить примеры бесконечно.

Целью моего выступления была необходимость создания площадки взаимодействия с бизнесом.

Попов С.А. Как вы это мыслите, чтобы Президент сформулировал?

Яковлева Я.В. Вы сейчас про Президента говорите или про подачу Президенту сигнала? То есть вы хотите с этой площадки прямо сразу дать готовый сигнал?

Попов С.А. Мы для этого здесь сегодня и собрались. А кто будет за вас формулировать?

Яковлева Я.В. Я сформулировала. Мы говорим о свободе предпринимательства, мы говорим о том, что сегодня гражданское законодательство пересекается с уголовным.

Попов С.А. Это общие слова.

Яковлева Я.В. Сказать, какие конкретно поправки, я сейчас могу. Пример привести вот сейчас конкретный? Сегодня у нас существует статья 174 прим. 1 о легализации. Сегодня ситуация такая. За обвинением в экономических преступлениях всегда пристегивается эта статья. По этой статье сроки от 10 до 15, это вводное. Эта статья пришла к нам с Запада, то есть это конвенция и т.д. Что у нас сегодня в Уголовном законодательстве прописано? Что эта статья, говоря о том, что деньги отмыты или нажиты незаконным путем, используемые в предпринимательской деятельности. Во всем мире, я проверила это законодательство, во всем мире эта формулировка идет не «для использования в предпринимательской деятельности», а «для использования в незаконной деятельности». Понимаете, получается, что у нас предпринимательская деятельность приравнена к незаконной на уровне закона. Судья открывает статью 174 УК, от 10 до 15, напоминаю, и читает: а что, здесь же написано «в предпринимательской деятельности», у вас же был бизнес, вот ваше предикатное обвинение, например, вы мошенник (а мошенники, мы знаем сегодня как появляются), у вас же предпринимательская деятельность – все! Ни в одной стране мира такого нет. Это пример? Пример.

Игошин И.Н. Уважаемые коллеги, вот у нас прозвучало одно конкретное предложение. Я думаю, что позиция Сергея Александровича немножко эмоциональная, потому что Сергею Александровичу приходится часто участвовать по роду работы именно в такого рода обсуждениях, и часто именно от гражданского общества слышны больше общие пожелания, общие эмоции, а не конкретные предложения. В своей статье «Россия, вперед!» Дмитрий Анатольевич тоже обозначил, что либо мы видим молчание, либо возмущение, конкретные предложения очень сложно услышать. И очень хорошо, что здесь сразу дискуссия живая завязалась, которая привела к одному конкретному предложению. Я предлагаю уже в рабочем режиме его проработать вместе.

Яковлева Я.В. У меня еще есть конкретные предложения, давайте создавать площадку с бизнесом, давайте с бизнесом говорить. Давайте спрашивать у каждого, что конкретно. Из одного маленького сигнала можно вывести огромную проблему для страны.

Игошин И.Н. Я предлагаю такой подход. У нас на прошлом заседании Владимир Абдуалиевич Васильев рассказал о хорошей практике, как в Тверской области проходят проверки бизнеса, что обязательно принято решение, что во всех этих проверках вместе с сотрудниками правоохранительных органов принимают участие представители общественных организаций в сфере бизнеса, причем разных, всех, кто есть на территории, кто хочет принимать участие в этой работе. Скажем, то предложение, которое можно было бы озвучить уже в тот свод предложений, которые мы будем готовить. То, что вы сейчас сказали по конкретной статье, мы точно так же проработаем более детально вместе с вами и попытаемся довести до той формулировки, которую можно действительно предложить в свод доработки идей, которые можно использовать в Послании. Просьба огромная, Яна Викторовна, в рабочем режиме доработать все такие идеи, которые можно изложить конкретно. У нас будет еще одно обсуждение до того, как партия будет отдавать эти предложения в Аппарат Президента, в Администрацию Президента, чтобы мы конкретно к дискуссии трех клубов подготовились именно в конкретных поправках, в конкретных юридических формулировках так, чтобы, с одной стороны, это соответствовало уровню формата Послания Президента, с другой стороны, было наполнено конкретикой.

Попов С.А. То же самое, непонятно, что с площадкой. Потому что у нас есть экономические форумы, их порядка 10 по стране проходит, есть Совет по бизнесу при Президенте, есть аналогичный совет при главе Правительства, есть наш партийный Форум-2020, где эти вопросы обсуждаются. Какую тогда мы площадку имеем в виду? Чего нам не хватает?

Яковлева Я.В. А вы когда-нибудь у бизнеса спрашивали по вопросу законов? То есть бизнес когда-то был в экспертах по законодательству?

Попов С.А. Я говорю с точки зрения Президента, что он должен назвать, какую еще площадку, которой не хватает сегодня в стране?

Яковлева Я.В. Из таких площадок есть еще Торгово-промышленная палата, «ОПОРА» и т.д.

Попов С.А. Так чего не хватает?

Царькова Г.В. Позвольте реплику? Я, честно говоря, не могу промолчать. Вот когда вы говорите о том, что есть площадки, если говорить о нашей организации, то, с одной стороны, понятно, что цель у этой организации – защита интересов. И в этом направлении уже работа ведется, она конкретная, она продуктивная и она позитивная. То есть у нас пока не было ни одного случая по обращению, чтобы организация не решила вопрос, связанный в проблемами малого бизнеса.

Другой вопрос, мне кажется, нужно немножко поднимать себя на уровень стратегический. Потому что когда Глеб Сергеевич сказал: вот вас спрашивают, а вы готовы ли отвечать? Я лично чувствую, что существует определенный разрыв между уровнем гражданских организаций сейчас и умением транслировать, формулировать свои задачи, цели и проблемы, и уровнем запроса, который поступил со стороны Президента. Не замечать этого я не могу как коммуникатор, который занимается профессионально организацией коммуникаций. Когда я посмотрела то, что сказал Президент, когда он сказал, что дефицит новых идей, и сейчас это было проговорено, и когда я услышала, что у нас есть масса площадок, то, я думаю, что уровень коммуникации на этих площадках недостаточного качества. То есть, когда мы заявляем, что это мозговой штурм, то на самом деле мозговым штурмом это не является. И когда Дмитрий Анатольевич обращается, в том числе и к нам, чтобы мы осваивали эти новые инновационные технологии коммуникации, то, наверное, он об этом знает. В России есть такие специалисты, они не востребованы. Скажем, в «Единой России» мы проводили два события в определенных современных технологиях коммуникационных, когда работают с большими группами людей, когда эти большие группы профессиональные вырабатывают то, что сейчас запрошено со стороны Президента. У нас такой опыт был разработки технологии создания региональных программ для «Единой России». Мы работали там как консультанты. Не политологи, а именно как технологи, которые могут организовывать людей на создание новых инновационных интеллектуальных продуктов. Есть масса этих технологий. Наверное, здесь это площадка уже для трансляции, для окончательного закрепления нашего мнения. Но нужно создавать технологические площадки, в рамках «Гражданской платформы» я готова свой вклад внести сюда, у меня есть коллеги, которые это умеют, не только я, и организовывать площадку для выработки вот этих новых идей по медицинскому направлению, по тематическим направлениям. То есть, что у нас здесь проявляется, брать, уводить с этой площадки, подготавливать эти предложения, формулировать и приносить уже готовый продукт. Я считаю, что Дмитрию Анатольевичу, я уже хотела написать, что на самом деле есть такие специалисты в России, как и на Западе, они могут работать, эти технологии. Во время избирательной кампании Обама применял. Почему смотреть на Запад и не применять их здесь? Мы просто мучаемся. А инструменты есть.

Второе, что касается предпринимательства. Опять немножко мы хотим, «Новый курс», выпрыгнуть из своих штанишек малого бизнеса и посмотреть немножко на ситуацию повыше. Сегодня я в Госдуме встречалась с представителями Ассоциации молодежного предпринимательства, достигнуто такое соглашение, что мы в рамках «Гражданской платформы» будем обсуждать проблему молодежного предпринимательства. Почему? Потому что когда Яна говорила, уже реакция даже за нашим столом была: они мошенники. Только 9% людей готовы вообще взять на себя ответственность в экономической сфере. Конкретное наше предложение: нужно вводить курсы основы предпринимательства в школах, техникумах и вузах. Мы далеки от такой идеализации, что все будут предприниматели молодые. Нет. Но те, у которых есть склонность, будут. Моему сыну 25 лет, он колошматится сейчас, пытается начать свой бизнес. Я просто вижу это, он активен, вокруг него кучкуется народ, и они пытаются что-то, просто видно, что они ничего не умеют, ничего не знают. Им нужно помочь, и помогать нужно с детских лет. И, я считаю, что это конкретное наше предложение. Историю российского предпринимательства надо изучать в школах. Потому что протестантскую этику все знают, выборы и т.д., но у нас же есть своя этика. История российского предпринимательства, нужно вводить в школах эти курсы.

Игошин И.Н. Короткий комментарий. Я вернусь от вопроса технологии. Достаточно острый вопрос был поднят сейчас в дискуссии Сергея Александровича и Яны Викторовны. С одной стороны, действительно много площадок, на которых по логике вещей должны все эти вопросы решаться. С другой стороны, скажем, я немножко познакомился, знаю историю Яны, и я понимаю, что история общения со всеми этими площадками в известной степени есть, решения нет. И здесь мы начинаем новый формат «Гражданская платформа», наша задача как раз попытаться сделать так, чтобы были эти выхлопы, были реальные решения. Надеюсь, нам это удастся.

В то же самое время прошу тех инициаторов, которые поднимают вопрос, понимать, что здесь мы больше инструмент в ваших руках. То есть мы не просто место, где вы пришли, выговорились, и после этого мы уже все за вас сделали. Показано, что это не работает. Здесь мы инструмент в ваших руках, приводной ремень к тем чиновникам, например, к тем изменениям законодательства, которые действительно необходимы. Давайте пытаться брать конкретную проблему и вместе добиваться результатов.

Кравченко Д.Б. Хотел бы сказать на последнее выступление, что у нас активно развивается сейчас программа, которую мы позиционируем как ведомственную целевую программу «Ты – предприниматель», и мы активно работаем с теми ребятами, и мы большое значение этому придаем. Не буду останавливаться на этом вопросе, поскольку он весьма конкретен, но хотел бы, чтобы вы просто об этом знали. На мой взгляд, достаточно на этом этапе эффективно.

Хотел бы откомментировать, не могу удержаться, извините, Игорь Николаевич, выступление Яны Викторовны. Я мало вас знаю, вы, видимо, чем-то озлоблены, какое-то агрессивное выступление. Я как чиновник, причем достаточно высокого ранга, сижу здесь и чувствую себя неуютно. Думал, куда бежать, встать, лечь во время вашего выступления. Армия чиновников душит свободы предпринимателей. На мой взгляд, 20 лет назад у нас было в сотни раз меньше предпринимателей, чем сейчас. Это, во-первых. Возможно, и чиновников было тоже меньше. Если вы ищете свободы в Китае, я на вас посмотрю, езжайте туда и поищите там свободу. Чуть-чуть вы оступились – вас расстреляют. Я к Китаю, кстати, с уважением отношусь, к их результатам, но это не для примера свобод.

Кузнецов Г.С. Там чиновников в основном расстреливают. (Смех в зале.)

Кравченко Д.Б. И не только. Мы разговаривали с ребятами, я возглавляю молодежный совет Шанхайской организации сотрудничества, и мы с нашими коллегами китайскими разговаривали. Мы говорим: послушайте, вот у вас такой результат. Они нам рассказывают, что они дают беспроцентные займы на 5 лет, или 3-5%, для малых предпринимателей, незначительные займы в эквиваленте 10-20 тыс. рублей. Мы говорим: а как же вы никакого залога, ничего, где гарантии? Они жались, жались. А потом нам в кулуарах вечером говорят, не под микрофон: какие гарантии, к стенке и все. Двоих расстрелял, уже в области все знают, что если что, тебя просто к стенке поставят. Вы этих свобод хотите?

Я хочу сказать, что мы здесь вот эту вот площадку долго и упорно вместе с Игорем Николаевичем, как одни из учредителей площадки Центра социально-консервативной политики, с уважаемым нашим Сергеем Александровичем создавали социально-консервативную идеологию для выстраивания диалога с обществом. Я, честно говоря, может, не с теми общественниками общаюсь, я тоже в агентстве курирую взаимодействие с НКО молодежными, и как-то у нас вот эта агрессия поостыла немного. Если мы хотим конструктивного диалога, то давайте конструктивные предложения конкретные, а не то, что, как был один известный деятель политический, который сказал: обрыдло мне. Вот с этим «обрыдло», мне кажется, далеко мы не уйдем.

Яковлева Я.В. То есть, у нас все хорошо?

Кравченко Д.Б. Нет, у нас не все хорошо, у нас не все плохо. У нас не все чиновники воруют и ставят препоны для бизнеса. И, кстати говоря, у нас много процветающего бизнеса, достаточно много. У меня за последние 10 лет только трое моих близких друзей заработали больше 100 млн. долларов, мои ровесники.

Игошин И.Н. Денис Борисович, давайте прекратим дискуссию, пожалуйста. Я предлагаю такой подход. У нас так получается, что большое количество инициатив общественных организаций именно в сфере бизнеса, которые к нам обратились, мы здесь стараемся не отмахиваться ни от какой инициативы, не игнорировать любую инициативу. И, я думаю, что здесь в поддержку Яны, учитывая болезненную реакцию Дениса Борисовича, сказать, что, когда мы почитаем обращение Дмитрия Анатольевича Медведева «Россия, вперед!», я думаю, что там все пожестче, чем у Яны в выступлении было, и с большей степенью, можно сказать, озлобленности. Просто мы там по-другому это воспринимаем. Я прочитал, я даже на кухне так не высказываюсь, как он в своем выступлении открытом. И раз так получилось, что мы блоками идем, я предлагаю сейчас дать выступить всем, кто относится к общественным организациям именно в сфере бизнеса и предпринимательства, потом перейти к блоку в сфере медицины, в социальной сфере, а затем задеть тему, очень важную для Послания Президента, инновационную тему. И затем перейти к выступлениям и Петра Борисовича, и всех нас. И уже затем к традиционным вопросам.

Кондрашова Л.М. Игорь Николаевич, можно маленькое замечание? Что касается выступления Яны Викторовны, очень интересный момент, который касается медицины, кстати, тоже, это судебная реформа. У нас есть четкие продуманные предложения по судебной реформе именно касающиеся медицины.

Игошин И.Н. Мы заденем этот вопрос в вашем выступлении.

По сфере бизнеса Алексей Юрьевич Иванов, член президиума движения «Новый курс» малого и среднего бизнеса, пожалуйста, вам слово.

Иванов А.Ю. Я бы хотел отреагировать на выступление Яны Викторовны в развитие. Мне кажется, в этом выступлении был такой конструктивный момент, который можно выкристаллизовать в конкретное предложение для Послания, и здесь этот момент очень хорошо описывается словом «гуманизация», которое Яна Викторовна произнесла. Я также работаю в Высшей школе экономики, у нас в среду был «круглый стол» достаточно представительный, его вел Тихомиров Юрий Александрович, это первый заместитель Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве, он также у нас на факультете преподает. Присутствовали представители Минюста, Верховного Суда, серьезные академики. Этот «круглый стол» был посвящен проблеме властного усмотрения и права, то есть соотношения этих двух категорий. И практически единое мнение, согласное позиции Медведева, что в стране коррупция просто системное явление, то есть это действительно способ управления страной, которое проникло настолько глубоко во все сферы человеческой, общественной и государственной деятельности, что просто ужас. У нас сейчас программы повышения квалификации госслужащих идут для Аппарата Госдумы, для Управления кадров Президента РФ, вот сейчас в ноябре мы проводим, и все просят: дайте нам антикоррупционную экспертизу, научите нас антикоррупционной экспертизе, научите нас проблемам коррупции. Это настолько актуально, все понимают, что это часть жизни. Так вот еще этот момент очень важный, гуманизация и властное усмотрение и право. Я бы эти три явления рассмотрел, и как раз для Послания Медведева это было бы очень неплохо выразить как наше предложение. Дело в том, что люди, занимающиеся предпринимательской деятельностью, это люди в достаточной степени творчески свободные внутренне. А система управления страной сегодняшняя построена на патерналистско-патронально-клиентельной модели, при которой власть считает себя умнее общества, способной не просто диктовать конкретные правила игры, а определять конкретные поступки, фактически вмешиваясь в текущую жизнь людей. И чиновник, правоохранитель или судья зачастую судит, рассматривает проблему не с позиции права, а с позиции вертикальной системы отношений. С позиции: вот вы тут, мол, умные, думаете, а на самом деле мы гораздо лучше понимаем, что вам делать, как вам жить.

Я немножко знаю историю Яны Викторовны по прессе. И я понимаю, что как раз она столкнулась с той ситуацией, когда было в лоб властное усмотрение, явно противоречащее праву. То есть никакой здравый смысл не позволял тем правоохранителям, которые действовали в отношении предприятия, которое возглавляла Яна Викторовна, действовать таким образом. Но они действовали, потому что властное усмотрение у нас не ограничено правовыми нормами. Не позволяет каким-то образом человеку в правовой плоскости сопротивляться, добиться результата. И вот мы на этом «круглом столе» очень много разговаривали, как же эту ситуацию перебороть, что же можно предложить. Правительство активно предлагает меры по борьбе с коррупцией формализованные достаточно. Сейчас в марте принято Постановление Правительства об антикоррупционной экспертизе законодательных актов, принят Закон «О борьбе с коррупцией», эти все вещи повышают регламентированность деятельности чиновников, они увеличивают количество процессуальных процедурных норм, требуют все больше и больше формализации. Однако наше общее мнение, выраженное на том «круглом столе», что это не поможет, потому что реальная проблема состоит не внутри правового регулирования, а внутри некоего системного отношения органов государственной власти к людям, к обществу. И это системное отношение можно назвать отсутствием признания права личности и отсутствием ощущения, что личность, человек, как у нас в Конституции записано, первичная ценность. И вот это уважение к частной инициативе, к частному мнению, предоставление вот этой свободы очень большая на сегодняшний день государственная системная проблема. Я бы ее выразил в слове «гуманизация», предоставление больших свобод.

У нас, поскольку я являюсь также членом президиума движения малого и среднего бизнеса «Новый курс», есть ряд интересных предложений, касающихся уменьшения вот этой самой агрессивной позиции государства в отношении людей. Денис Борисович говорил, что предприниматели агрессивны, но у нас, к сожалению, в большей степени агрессия как раз исходит от сегодняшней государственной власти. например, такое есть право у судебных приставов, исполнителей как ограничение выезда граждан за рубеж. С точки зрения государственного управления это эффективное средство воздействия на должников, потому что никто не хочет оказаться запертым и лишиться возможности выехать за рубеж, ведь это могут быть очень насущные жизненные потребности, особенно у людей, живущих в приграничных зонах. И они это пролоббировали, и очень активно обосновывали тем, что это даст государству дополнительный эффективный инструмент контроля за должниками. У нас сейчас разрабатывается программа по защите прав заемщиков, которые оказались сейчас в очень сложной ситуации, в том числе малых предпринимателей и потребителей, так вот я хочу сказать, проанализировав практику, колоссальное количество незаконных решений, запрещающих людям выезжать, совершенно ничего не обоснованных. Людям отправляют уведомления по несуществующему адресу, люди не знают об этом, часто коллекторы агрессивно этим пользуются. То есть властное усмотрение чиновника, например судебного пристава-исполнителя, оно фактически ничего не ограничено. То есть он может вынести это постановление, направить его по фиктивному адресу и положить в пограничную службу. Человек выезжает за рубеж и его не выпускают. С одной стороны, лежит интерес государства повысить собираемость долгов. С другой стороны, лежит интерес этой конкретной личности, которая не может выехать за рубеж. Ограничено его право на передвижение. А он, может, едет к престарелой матери, или лечиться. Я согласен с тем, что когда судебные приставы-исполнители лоббировали эту позицию, они выступали с позиции: дайте нам сильный инструмент контроля общества, дайте нам сильный инструмент противодействия должникам. Им дали сильный инструмент. Но если сравнить другую ценность, которую можно назвать гуманистической, на мой взгляд, она сильно перевешивает задачу по выбиванию долгов.

То же самое, бывают нерадивые предприниматели, а бывают мошенники явные. Я так понимаю, движение «Бизнес-солидарность», то, что я читал в газете «Ведомости» относительно их предложений, предлагает ограничить возможность использования такой меры, применяемой в рамках предварительного расследования, как арест в отношении предпринимателей. Правоохранительные органы говорят: арест позволяет нам мошенников удерживать, потому что иначе они испарятся, у них двойные гражданства и т.д. С одной стороны, мы повышаем степень государственного управления, повышаем механизмы государственного воздействия на бизнес, а, с другой стороны, мы теряем гораздо больше, мы теряем то, что мы называем свободой человеческой личности, свободой активной экономической деятельности. Этот механизм ареста превращается в такую дубинку, который в итоге дает более негативный результат, чем те плюсы, которые получает государство. То есть, если общество хочет жить в режиме патерналистско-патронально-клиентельной модели общественных отношений, тогда, конечно, надо увеличить властное усмотрение. Если мы хотим развития предпринимательства, активности, если мы хотим большего успеха, к чему призывает Медведев в своей статье, то надо уменьшать степень властного усмотрения, потому что в этих ситуациях оно давит. И вот гуманизация, признание свободы личности как тезис очень предлагаем.

Игошин И.Н. Уважаемые коллеги, тогда все организации, те, кто сегодня не присутствует, в сфере малого и среднего бизнеса, которые выступили с предложением по формату работать именно в таком режиме мозгового штурма, по инициативам общественных организаций исключительно, я прошу вас тогда к нашему заседанию трех клубов вместе объединиться и выработать окончательное конкретное предложение того, что можно сейчас вложить и провести. Попытаться от разговора перейти к реальным реализациям. Попытаемся сделать так, чтобы нас услышали, и чтобы эти реальные предложения с механизмами их реализации были учтены и при подготовке Послания и в нашей ежедневной работе. То есть просьба здесь объединиться, может быть, рабочую вашу встречу провести между собой. Пожалуйста, меня тоже привлекайте в рабочем режиме. С тем, чтобы мы на следующей неделе уже вышли с готовыми предложениями. Уже не с эмоциями, а проработанным механизмом, шаг за шагом прописанными алгоритмами, как достигать цели.

Я предлагаю, в силу того, что Петр Борисович торопится, и в силу того, что очень много комментариев было именно по этой теме, именно сейчас дать ему слово.

Заместитель председателя комиссии Общественной палаты по вопросам развития гражданского общества Шелищ Петр Борисович.

Шелищ П.Б. Я полагаю, что вполне резонные вопросы Сергей Александрович поставил, и хотел попытаться дать свой ответ на эти вопросы. Коль скоро и Президента, и нас всех не вполне удовлетворяет то, что у нас есть, то, очевидно, мы должны разобраться прежде всего как это связано с нормативно-правовой базой. То ли нормативно-правовая база не очень хороша, то ли она плохо исполняется. И, мне кажется, что первое, что надо сделать, и какую задачу должен был бы поставить Президент (это надо было делать и много лет назад), нужен систематический анализ, то есть мониторинг исполнения действующей нормативно-правовой базы – законов и подзаконных актов. Итак, мониторинг исполнения законов и анализ эффективности этих законов. Игорь Николаевич не даст соврать, за долгие годы, что мы с ним вместе работали, вряд ли был месяц, когда Дума не рассматривала бы очередной законопроект о внесении изменений в налоговое законодательство. Ну как жить предпринимателям, когда действительно каждый месяц появляются какие-то изменения. Кто когда анализировал идеологию самого процесса изменения? Я прекрасно помню как замечательный человек Сергей Дмитриевич Шаталов убеждал нас от имени Правительства, что надо вот такое сделать законодательство, а через несколько лет – прямо в противоположном нас убеждал, с тем же энтузиазмом и убедительностью. Да, это его работа. Но вообще это издевательство над экономикой, на мой взгляд.

Второе. Общественная экспертиза законопроектов, которые вносят Правительство и Президент, и которые в силу этого уже обречены на принятие, должна проводиться до их внесения. Когда их уже внесли, хотя у Общественной палаты тоже есть право высказаться, но я помню только один случай, когда Общественная палата негативно отнеслась к идущему оттуда законопроекту, но это был случай уникальный, и все равно на него никто не обратил внимания. Как раз я считаю, что гражданское общество должно себя проявлять и развиваться, оттачивать свои способности, и с инструментами действия на власть, тогда, когда она готовит только проекты будущих нормативно-правовых актов.

Третье. Считаю, что не должны приниматься законы, не обеспеченные подзаконными актами. Это достаточно массовая ситуация. Сколько мы видели, с алкоголем с тем же. Я проводил неделю назад конференцию в Совете Федерации по алкогольному рынку. Все пошло назад, теперь все откручивают назад, потому что непродуманно было сделано, не был подготовлен весь пакет. Надо принимать закон, и вступать в силу он должен, не раньше того момента, когда весь пакет необходимых для его работы актов утвержден.

Четвертое. Я с господином Ивановым никак не соглашусь насчет того, как в других странах, где меньше коррупция на порядок, что с ней неэффективно бороться алгоритмизацией действий чиновников. Нет, именно так. Скажем, если вы возьмете любой американский закон, то вы увидите, что это что-то вроде инструкции, там только нет номера кабинета, куда надо зайти, чтобы получить там соответствующее однозначно определенное действие чиновника. Законы должны содержать алгоритмы принятия решения чиновниками. То, что вы называете властным усмотрением, должно быть сведено к нулю. Вы к этому и вели, но вначале вы сказали, что дело все в духе нашем, не так чиновники к людям относятся. Ну не так, и мы с вами это не изменим. И это еще следующее поколение, скорее всего, не изменит, это нужно не одно поколение. А вот поставить жесткие рамки.. Квалификация чиновника определяется, и так определялось с мандарината китайского, глубиной и широтой владения нормативно-правовой базы, в рамках которой он действует. Вот это первое – о процедурах власти, вот эти четыре предложения: мониторинг исполнения и эффективности нормативно-правовых актов, общественная экспертиза законопроектов, исходящих с вершин, до внесения их; не принимать законы, не обеспеченные подзаконными актами; стремиться максимально алгоритмизировать процедуры принятия решений чиновниками, сведя эти самые властные усмотрения, или произвол попросту, к минимуму. Теперь вторая тема, тоже очень важная для Президента, это ценностные ориентиры общества. Собственно, он и должен нам обозначать свою позицию по ним что он и делал в своей последней статье, но, мне кажется, одну важную сферу он не затронул, это вопросы этики, они базовые для всего, что мы с вами обсуждаем. И первое, кризис нас просто носом потыкал, то, что надо соизмерять свои запросы со своими возможностями, жить по средствам. Это касается не только государства, это касается каждой семьи. И главная причина мирового кризиса именно в этом. Люди, подхлестываемые бизнесом, который хочет все больше и больше зарабатывать и готов ради этого пускаться во все тяжкие, люди стали жить не по средствам. Вот крах этой ипотеки и т.д. Это первое.

Второе. Надо учиться тратить деньги более рационально, чем мы сегодня это делаем. Это близкая мне сфера, поскольку я занимаюсь защитой прав потребителей. Мы с вами как потребители понятия не имеем, насколько разумные наши покупки. Кто может сказать, когда он что-то купил, что он выбрал лучшее по соотношению цены и качества, что на свой рубль он получил максимум качества? Никто. Да и на самом деле ритейлеры, когда делают большие закупки, они тоже не знают, что они покупают, как соотносятся цена поставщика и качество. И все это вполне рукотворно, это возможно делать, на Западе издаются в каждой приличной стране миллионными тиражами потребительские журналы, делаются независимые экспертизы. Не буду углубляться в это, но учиться тратить деньги более рационально – это очень актуальная задача.

Третье в этой сфере, близкой мне сфере ценностных ориентиров в потреблении, это экономить за счет кооперации. Тут поминались сегодня ТСЖ, вот пожалуйста, это на самом деле потребительский кооператив, так в Жилищном кодексе написано. А на самом деле он может выполнять функцию кооперации не только в части эксплуатации, обслуживания и ремонта дома, но и в части закупок, кода будут существенно сокращаться издержки товаропроводящей сети. На сегодня в цене, которую мы платим в магазине, очень большая доля товаропроводящей сети. Она намного выше, чем цена, по которой заводы, предприятия отпускают. Это можно и нужно делать, это, на мой взгляд, очень правильное вообще направления развития гражданского общества. Кстати, я когда-то изучал историю НЭПа, во времена НЭПа основная масса работающих граждан приобретала продукты, обычные товары, питалась в кооперативных магазинах и кооперативных столовых на своих предприятиях. Сейчас мы пытаемся в Петербурге в одном из районов начали организовывать поликлиники, школы на то, чтобы их коллективы вот так совместно закупали, с помощью администрации района, у поставщиков напрямую то, что им нужно для повседневной жизни.

Третья тема – защита прав граждан. Мне кажется, что государство должно (так делается в развитых странах) все больше передавать свою правозащитную функцию гражданским организациям. Но при этом не просто говорить: вот вы защищайте, мы закон приняли. Во всех странах Евросоюза потребительские организации финансируются от 20% в Польше до 80% в Германии государством, с разных уровней его бюджета, потому что они выполняют ту функцию, которую без них должно было бы выполнять государство. Оно на себя брало эту роль. Это касается и защиты прав пациентов, тут будет еще обсуждаться эта тема, я не буду углубляться, но у нас есть масса правильных предложений, которые не реализуются, потому что не тем занимается власть. Отдали бы пациентам защиту свою. У нас есть прекрасные объединения больных людей, и диабетиков, и прочих, которые реально только они могут защитить свои права. А мы всегда привыкли отдавать врачам защиту прав пациентов. Врачи будут всегда защищать по определению интересы корпорации своей.

Ну и последнее, уже в порядке реакции на то, что говорилось, насчет отказа от патернализма и т.д. Все это замечательно, но государство нормальное, у нас в Конституции написано, что оно социальное, государство – это механизм социальной защиты. Это одна из его важнейших ипостасей. И говорить о том, что, ребята, мы вам дали свободу, сами справляйтесь, — для нас с вами замечательно. Хотя для меня уже, наверное, нет, я пенсионер. Но, извините, для людей пожилых, для инвалидов, я бы очень советовал 10 раз подумать, потому что.. Вы наверняка имеете перед собой образ молодого человека или человека среднего возраста. (Обращается к Г.С.Кузнецову.) Но когда вас слышит инвалид или очень пожилой человек, который не может работать, его это обижает.

Кузнецов Г.С. Я массу инвалидов слышал, которые прекрасно реагируют.

Шелищ П.Б. Ну, может быть, у вас инвалиды – предприниматели, я не знаю, в какой вы аудитории вращаетесь, может быть, среди политологов. А если вы с избирателями поговорите, они вас освистают с этой идеей.

Игошин И.Н. Спасибо большое, Петр Борисович. Я предлагаю дальше не продолжать эту дискуссию. Давайте относиться друг к другу уважительно, это очень важно. Мы сейчас подытожим первый блок – инициативы общественных организаций в сфере малого и среднего бизнеса, в сфере предпринимательства. Мы ждем уже проработки. Я напоминаю, что мы вынесем уже от этой сферы, примите решение, кто будет выступать, какие конкретные предложение к проработке на следующей неделе заседания трех клубов, и дальше это уже пойдет в Администрацию с тем, чтобы рабочая группа, которая готовит Послание, все наши предложения могла учесть, и дальше будем эту работу вести. Объединяемся в этой сфере, объединяйтесь друг с другом схожие инициативы, схожая сфера, вырабатывайте конкретные предложения, чтобы мы потихоньку мозговой штурм переводили уже в следующую стадию.

У нас в сфере медицины, здравоохранения, социальной защиты эта дискуссия прошла в прошлый раз больше, та же стадия, которая сегодня прошла по предпринимательству. И мы попросили Людмилу Михайловну, была такая же ситуация, было много схожих выступлений, где-то были эмоциональные, мы попросили Людмилу Михайловну обобщить и попытаться этот следующий шаг сделать.

Слово Людмиле Михайловне Кондрашовой, руководителю общественной организации «Нефролига» защиты прав нефрологических больных. В данном случае пойдет выступление от имени всех участников прошлого «круглого стола».

Кондрашова Л.М. Уважаемые коллеги, очень понравилось выступление Петра Борисовича, я с ним абсолютно согласна по многим пунктам. Что касается инвалидов, поскольку я сама инвалид, я живу в этой среде и общаюсь с огромным количеством пациентов – инвалидов, я должна сказать, что социальная роль государства имеет огромное значение для нас. но дело в том, что сейчас мы живем в эпоху таких преобразований, в эпоху строительства новой демократической России. Нам исполнилось 18 лет, возраст зрелости. И приятно видеть, что власть поворачивается лицом к проблемам серьезным, и что начинает по взрослому подходить к тому, что из себя представляют реформы, какие у нас цели, задачи и проблемы. Президент в своей статье отметил, что какую бы сферу ни затрагивали преобразования, их цель в конечном итоге одна – повышение качества жизни в России, создание условий для обеспечения граждан жильем, работой, медицинской помощью. Для нас, я бы объединила тут людей нездоровых, докторов и социальных работников, это касается социальной медицинской сферы, социальных работников, которые оказывают нам медицинские, социальные услуги, важно, что даже в этот кризисный год сохраняется определенная социальная направленность нашего государства. Это очень важно для той категории, которую мы называем социально незащищенной. Петр Борисович в этом смысле абсолютно прав. Нельзя эту роль государства преуменьшать в данном случае вот именно для этой категории. Вместе с тем, мы разделили бы точку зрения Президента, что современное социальное государство это не раздувшийся советский собес, к которому мы все привыкли, и не спецраспределитель с неба свалившихся благ. Это сложная сбалансированная система экономических стимулов и социальных гарантий, юридических, этических и поведенческих норм. Дело в том, что все участники дискуссии, хотя это касалось бизнеса, получилось, что обсуждение немножко перешагнуло границы того выступления, в рамках которого я хотела бы остаться.

Что касается судебной реформы, она очень остро касается медицинской сферы. Что касается социальной роли государства, и как должны приниматься законы, и их экспертиза перед внесением, о чем говорил Петр Борисович, тоже вопрос крайне острый в сфере медицинской. Потому что ряд законодательных актов, которые принимаются в медицинской сфере, они проходят вообще мимо пациентских организаций. Сейчас у нас вышла национальная программа по нефрологии, я ее вообще еще не видела. Мне сказали, что она такой толщины. И один из авторов мне сказал: вы знаете, мне жалко тысячи рублей, я не стал покупать, может, мне кто-то подарит? Я говорю: а вы мне скажите, там про кратность гемодиализа, то есть для пациентов, получающих лечение искусственной почкой, что-нибудь написано? Он говорит: я не помню. Я говорю: а вы знаете, что это один из самых ключевых вопросов в нашей нефрологической сфере? Потому что в регионах дела обстоят так. Людям отказывают в гемодиализе три раза в неделю, они приходят в прокуратуру, пишут заявление, обеспечьте нам медицинскую помощь, мы хотим жить, работать дальше и т.д. Им прокуратура отвечает: покажите нам законодательный российский акт, где написано, что вам должны предоставить диализ три раза в неделю, а не раз в месяц. Им говорят: да вот же европейские рекомендации по практике гемодиализа. Отвечают: нас это не волнуют, нет российского акта – все, до свидания, валите отсюда. Это не шутки, это было уже не в одном регионе. Мы в этой ситуации достаточно жестко вмешиваемся. Честно скажу, вмешиваемся через публичный скандал, потому что иначе ситуацию подвинуть просто нельзя. Поэтому, что касается законодательной, юридической сферы, это тоже очень сильно касается медицины. У нас вообще назрела необходимость использовать потенциал всех социальных групп, в том числе людей с инвалидностью. Но я столкнулась с тем, что недостаточная информированность нашего общества вообще, она порождает такое отношение к инвалидам как к людям неполноценным, которых постоянно надо носить на руках, которые все время нуждаются в помощи, все время чего-то просят, и чтобы им это дали немедленно, бесплатно и ничего взамен. На самом деле это не так. давайте посмотрим объективно. Вот даже здесь в Клубе сейчас собрались люди, которые по сути своей являются неформальными лидерами в той сфере, которую они представляют. Галина Владимировна говорила о том, что у нас очень мало инициатив, которые могли бы более связно, продуктивно излагать какие-то идеи, и предлагать пути решения каких-то проблем. Нужно не просто обозначать проблему, а нужно приходить с конкретными предложениями, что нужно сделать и как эту проблему решить. А потом уже нужно вырабатывать механизмы консолидации с госорганами, общественных организациями, с представителями профессиональных сообществ, с представителями медицинского сообщества, вырабатывать механизмы, как можно реализовать эти идеи. Вот озвучено решение, давайте мы выработаем механизм, как мы можем осуществить.

У нас провозглашается современная эпоха – социальная справедливость и равноправие в качестве основ общества. Принцип уважения человеческого достоинства независимо от физического, психического состояния, возраста, пола, вероисповедания. Сейчас постепенно в России в какой-то степени меняется отношение к той категории людей, которых мы называем социально незащищенными, пытаются создать люди условия для их интеграции в общество и т.д. Но, вы знаете, организаций много, все пришли, о чем-то поговорили, а результат нулевой. Вот мне бы интересно все-таки понять. Я один раз случайно обнаружила, что только всероссийских организаций инвалидов 95. Это только те, которые считаются всероссийскими. У нас еще тьма, которые не считаются всероссийскими. Мне вот интересно, они чем все заняты? Тоже хотелось бы выработать механизмы, чтобы понимать, что организация делает для конкретных пациентов и чем она занимается. Может быть, вопрос к законодателями. Хотя, я считаю, Петр Борисович прав, скорее, здесь второй вариант, когда у нас законы в принципе неплохи, у нас страдает механизм их исполнения.

Кузнецов Г.С. Что Президенту-то говорить про медицину?

Кондрашова Л.М. Сейчас все скажем. Я считаю, что приоритетами в нашей сфере должны быть профилактика и ранняя диагностика. Такие программы у нас существуют или должны быть разработаны для многих секторов медицины. Например, нацпрограмма по нефрологии, когда профилактика и ранняя диагностика позволят сэкономить до 1,5 млн. рублей на каждого пациента в год. А у нас сейчас только на диализе находится более 20 тысяч человек. Соблюдение норм стерильности и борьба с внутрибольничными инфекциями. Это даст возможность экономить огромные средства на выхаживание и долечивание пациентов. Правильный выбор качественных лекарств и расходных материалов даст возможность повысить качество жизни людей, вернуть им трудоспособность, в том числе инвалидам, которые могут быть не иждивенцами на шее государства, а полноценными членами общества, которые могут работать, платить налоги, вносить свой вклад в благосостояние страны. Открытость для новых медицинских технологий. Я предлагаю различные меры вплоть до освобождения от налогов и пошлин препаратов и оборудования, аналогов которых в России не существует. Стимулирование закупок и внедрение новых технологий в медицине. Открытость для контроля, борьба с коррупцией, мягкой и жесткой. Мягкой – это купить задорого, жесткой – это купить задорого и не то. Борьба может быть правоохранителями, но не только ими, потому что они не всегда разбираются в этой сфере очень хорошо. Создание попечительских советов при больницах и медучреждениях, возможность общественной экспертизы закупок профильными организациями врачей и прозрачность произведенных трат. Отсутствует у нас должный контроль над качеством приобретенного оборудования медицинского. Непрозрачность условий при проведении конкурсов и закупок медицинского оборудования, расходных материалов и медикаментов создает условия для перекосов и злоупотреблений. Облегчение и стимулирование благотворительности в сфере здравоохранения, законодательное введение понятия «филантропический капитал». Не благотворительность в чистом смысле, а филантропические расходы, которые идут на исследования, новые медицинские технологии, больницы, построенные на частные деньги не для извлечения прибыли. Равный доступ для всех наших граждан к высокотехнологичным медицинским услугам, независимо от места жительства и региона. Создание специальных социальных общежитий для пациентов из других регионов, нуждающихся в лечении за пределами своего региона.

Президент написал, что Россия займет передовые позиции в производстве отдельных видов медицинского оборудования, сверхсовременных средств диагностики, медикаментов для лечения вирусных, сердечно-сосудистых, онкологических и неврологических заболеваний. Мы считаем, что это вполне достижимо. Только надо работать. И что решение проблем медицины лежит не только в сфере увеличения ее государственного финансирования, но совместной работы государства, организаций врачей, организаций больных и частного филантропического и благотворительного капитала. Мы вообще надеемся, что Социальный клуб «Единой России», депутаты фракции, члены профильных комитетов будут не только модерировать этот процесс, но и принимать в нем самое активное участие.

Игошин И.Н. Уважаемые коллеги, небольшая ремарка в плане применимости того, что мы сегодня озвучиваем, к реальному проведению в жизнь. Я выходил, может быть, не все услышал, но ту часть, которую я услышал, ее будет сложно применить, пока она не будет доработана в том формате, в котором действительно уже можно проводить в жизнь. У нас целый ряд общественных организаций, мы подчеркиваем, что здесь мы инструмент в ваших руках, мы проводим вашу инициативу, но просим вас эту инициативу доводить до такого формата, который можно реально провести. Может быть, еще раз сесть медицинским всем общественным организациям с инициаторами «Гражданской платформы», еще раз проработать конкретные предложения.

Может быть, у Евгения Борисовича, он давал достаточно толковое заключение, есть, что добавить?

Кузнецов Е.Б. Я представляю Фонд содействия развитию науки, образования и медицины. Я очень признателен, я бы хотел высказаться в плане медицины, попытаться сформулировать ключевые идеи, которые бы, прозвучав в Послании, начали бы работать. И Послание – это прежде всего Послание политическое. Поэтому основные мессиджи, которые в нем прозвучат, и прозвучали в статье, это определенные институциональные изменения, которые должны заработать сами. Мы не можем устами Президента реализовывать детальные программы, мы можем изменить систему. Ключевой момент, который прозвучал в этом Послании, это констатация факта, что административный механизм сам по себе не работает. То есть нельзя требовать еще лучшего администрирования того же здравоохранения или той же самой науки. Надо потребовать, чтобы общество включилось в процесс изменений и начало его изменять.

Для медицины ключевым вопросом, который мог бы сдвинуть с мертвой точки существующие административные проблемы, это проблема повышения степени реальной ответственности врача, одновременно с наделением его большими полномочиями, то есть применение механизма саморегулирования и создание медицинских врачебных обществ. Это та практика, которая действует во всем мире, и которая позволяет, с одной стороны, врачу нести на себе персональную ответственность, а в современной России врач не несет персональной ответственности как врач, он несет ответственность как человек. То есть его за врачебную ошибку наказывают как человека, допустившего угрозу жизни, а не как врача, допустившего врачебную ошибку, что в принципе для врача является естественным свойством профессии, тут очень тонкая коллизия. И в этом смысле внимание Президента в последнее время, у меня есть такая информация, приковано к вопросу создания саморегулируемых врачебных обществ. Было бы очень полезно этот вопрос проработать, такого рода предложения есть, и наш Фонд давал в свое время предложения Минздраву, и они рассматривались. Это именно тот самый гражданский инструмент, который позволит, с одной стороны, наделить врача персональной ответственностью, с другой стороны, эту ответственность в том числе финансово обеспечить через механизм либо совокупной финансовой ответственности профессионального сообщества, либо через механизм страхования, что сразу резко развяжет узел возмещения проблем по неправильному лечению пациента. Потому что сейчас пациенту некуда обращаться. Он обращается по жалобам на ЛПУ, ЛПУ вместе с местной администрацией пытается защититься от такого давления, либо обращается в страховую компанию, которая тоже не заинтересована нести дополнительные финансовые издержки. Если же финансовая ответственность врача будет аккумулирована в виде специальных финансовых инструментов, то естественный для врачебной профессии риск неправильного лечения будет просто компенсироваться. Абсолютно естественный механизм, так это работает во всем мире. Таким образом вот такое институциональное решение развязывает гигантское количество проблем, в том числе проблемы, упомянутые Людмилой Михайловной, в частности проблемы неправильных закупок в местных учреждениях. Буквально недавно мы разбирали случай забастовки врачей в Архангельске, Северодвинске и Новодвинске, который возник именно в связи с тем, что врачам не нравится, что администрация закупает некачественное оборудование дорого. Но у них нет механизма повлиять на эту ситуацию иначе, кроме как превратить конфликт в политический – выйти на улицу. У них должен быть механизм инструментальный. Если бы существовала врачебная организация, то в ее рамках они могли бы довести эту инициативу до самого верха и выступить как эксперты – эксперты качества оборудования, качества закупок и т.д. Это очень просто решение, оно требует не более, чем политической воли. И в частности Министерство здравоохранения, хотя изначально выступило инициатором разработки модели создания СРО, сейчас пошло на попятную, и не очень любит эту тему. мне кажется, что если бы в Послании Президента этот вопрос прозвучал, мы могли бы буквально за два года совершить рывок и эволюцию в вопросе ответственности врача и качестве медицины. Потому что в том числе это бы решило вопросы повышения профессиональных навыков врача, которых сейчас к самообразованию ничто не стимулирует, просто нет таких механизмов. А вот другие коллеги могли бы это очень здорово стимулировать.

Второй вопрос, не менее острый, это аналогичный механизм рыночного саморегулирования в отраслевых сегментах, в частности в той же фармацевтической деятельности. Обсуждается на высоком уровне, в Минпроме, в Минздраве, вопрос создания СРО фармпоставщиков. Однако поскольку отсутствует политическая воля, этот вопрос встал. Почему саморегулирование рыночных субъектов эффективный механизм? Возьмем пример той же электроэнергетики. Как только поставщиков, получателей энергетики завели в один саморегулируемый орган, они сразу стали договариваться друг с другом без апелляций к разным государственным структурам, в том числе без апелляции к необходимости борьбы с коррупцией. Иными словами, как только все сегменты рынка начинают договариваться на ответственном уровне, это сразу дает быстрые результаты. В частности это позволит применять такие тонкие механизмы регулирования как этические кодексы. Везде на Западе нарушение этики – это очень серьезный механизм, который ведет за собой очень мощные общественные механизмы без применения уголовных или административных мер. У нас поскольку нет саморегуляции, нет и этики. И соответственно компании позволяют себе все, что не нарушает закон, а законы не совершенны. Вот развитие саморегулирования в частности в фармацевтической сфере, оно бы позволило также добиться очень больших результатов в том числе и в снижении стоимости лекарств.

И последний момент, который тоже упоминался, я хотел бы его упростить до конкретного предложения. Мы анализировали проблему защиты прав пациентов, и она главным образом сейчас упирается в то, что права пациентов продекларированы, но не прописаны механизмы. Они прописаны очень раздробленно на уровне ведомств, которые отвечают за тот или иной сегмент контроля. То есть опять у нас провисает, опять у нас идет крен в административные механизмы. Нам остро необходим закон о защите прав пациентов, который воспроизводит очень эффективные механизмы Закона «О защите прав потребителей». На мой взгляд, один из ключевых моментов, это легализация деятельности пациентских обществ как структур, которые отвечают не только за мониторинг качества лечения, но и в том числе за то, чтобы пациенты лечились в полном соответствии с рекомендациями врачей. Это, кстати, очень большая проблема, когда пациент нарушает график лечения, болезнь перестает поддаваться лечению, необходимо применять более дорогие и более сложные лекарства. Эта проблема актуальна для туберкулеза, СПИДа и т.д. Иными словами, эту сферу надо законодательно определить. Но с наделением общественных организаций не только правами, но и обязанностями. Если этот механизм политически будет подкреплен, то довести его до реального закона с реальными последствиями, это вопрос достаточно компактного времени.

Игошин И.Н. Уважаемые коллеги, в медицинской сфере мы тоже не будем продолжать. У нас сегодня целый ряд организаций, которые участвовали в прошлый раз, и выступали с инициативой «Гражданской платформы» в таком формате работать, их сегодня нет. Просьба, может быть, за это время до заседания трех клубов, с подытоживанием предложений, которые уже можно будет отдавать, так же точно в рабочем формате встретиться и попытаться подготовить вместе от всех инициаторов такого обсуждения нашего в этой сфере какую-то записку с алгоритмами, реалистичную, которую можно было бы провести и добиться улучшения ситуации в этой сфере. Будем тогда надеяться, что вы успеете это сделать, уже привести к конкретике.

Я сейчас предлагаю идти по тому пути, который мы запланировали, дать слово для выступления в сфере инноваций руководителю некоммерческой организации «Инновационная Россия» Александру Гордееву.

Боровикова Т.М. Простите, пожалуйста. Игорь Николаевич, в социальной сфере очень серьезный блок семейная политика. Мы считаем, что в прошлом Послании Президента не была в достаточной степени отражена эта тема. У нас здесь дела обстоят очень серьезно, что провоцирует массовые протесты в обществе.

Игошин И.Н. Татьяна Михайловна, можно я вас перебью, с тем, чтобы у нас соблюдался подход. Я все-таки думаю, что медицинскую тематику, по которой целый ряд, почти десяток, организаций выступил, которые выступили инициаторами, вошли в этот формат работы. Мы их просим объединиться и дать предложения по медицинской тематике. По социальной тематике я предлагаю поработать отдельно, и тогда после Александра Игоревича я дам слово для выступления вам. И если вы будете готовы в этом формате работать, попытаться сформулировать не просто пожелания, не просто за все хорошее против всего плохого, а конкретные шаги, которые можно действительно проводить и добиваться улучшения ситуации, тогда следующее выступление будет ваше.

Гордеев А.И. Уважаемые коллеги, то, о чем я буду говорить, те наши предложения, они на самом деле нереализуемы, если не будет сделано то, о чем говорила Яна Викторовна, я ее полностью поддерживаю. И поддерживаю Игоря Николаевича, потому что, видимо, что-то не то с «Деловой Россией», с другими организациями бизнеса, что приходится давать еще одну площадку. И ключевая вещь в судебной системе. Права Яна Викторовна, что должна быть новая волна предпринимательства, я бы сказал, инновационного предпринимательства. Вот она просто не получится, потому что если малый бизнес, который занят в других сферах экономики, им как бы деваться некуда, они на месте живут, там есть инициатива, то инновационный, он свободный, он просто не зарождается. Он либо уезжает, либо остается в науке. Он просто играть по тем правилам, которые существуют, не будет. И, видимо, вот эти эмоции, которые возбудили Дениса Борисовича, видимо, это то отношение к жизни, не вписанного в систему государственного взаимодействия бизнеса. То есть это не представители достаточно благополучных лоббистских клубов. Видимо, он еще забыл, что в Китае, когда дают беспроцентные ссуды, никто потом не пишет список, кому проценты выплачивать. Поэтому, если проценты пошли, то ситуация расстрела, она объективна.

А по поводу конкретики, опять же к Яне Викторовне, я думаю, что можно просто все экономические статьи перевести из уголовных в административные, и только потом возвращать их в уголовные, а УБЭП сократить процентов на 80. пусть убежит 10 мошенников, но 100 человек невиновных не сядет. Я почему это говорю, потому что если все это не делать, то инновационного бизнеса не будет. Мы будем иметь ту же науку, которую мы имеем, где все успешные либо во внутренней эмиграции, либо на грантах. А те, кто может, они легко уезжают, им хватает и образования, и денег, и они там пользуются спросом.

Что теперь в Послание Президента, то есть я уже теряюсь, какой уровень конкретности требуется от нас. дело в том, что в принципе для того, чтобы развивать постиндустриальную экономику, нужна нормальная соответствующая промышленная, постпромышленная, постиндустриальная политика. У нас достаточно долго говорили о том, что мы это вводить не будем, потому что рынок все рассудит, но у нас не было нормального рынка, у нас была действительно промышленная политика, которая защищала сырьевой сектор, крупные финансы, по той системе налогообложения, таможне и т.д. это можно судить. Вот это, наверное, все можно менять. И что делать? Во-первых, высокотехнологичный бизнес, ему нужно создавать спрос, инициировать этот спрос. То есть нужно нашу экономику всю остальную существенно разворачивать в сторону инноваций. Это делается налоговым и таможенным регулированием. То есть из конкретики, если мы снимем требование выплачивать сначала налог на прибыль, а только потом осуществлять инвестиции в будущие проекты, то это будет разворачивать предприятия. Если мы снимем таможенные ставки на ввоз технологий и высокотехнологичного оборудования, то это опять же побудить закупать, в том числе и за рубежом, потому что технологическое основание у нас очень серьезное. Безусловно, это не надо делать навсегда. Мы делаем, допустим, это года на три. Потом таможенными барьерами уже начинаем защищать собственных производителей. Это все рассчитывается.

Вторая часть – это тарифная политика. Безусловно, когда никто предприятие не принуждает заниматься энергосбережением, оно этим заниматься не будет. Более того, те же госучреждения только сейчас начали разворачиваться от того, что они экономят энергию, просто уменьшается статья доходов на эту часть. Поэтому тарифная политика, стимулирующая спрос на энергоэффективные технологии, тоже необходимо. Это как пример, можно привести еще несколько примеров, если для Послания нужна большая конкретика.

Дальше. Также сюда можно отнести и государственные закупки как для государства, так и предприятиям государственного сектора. То есть инициировать покупки более высокотехнологичных вещей.

Второй вопрос, очень важная тема, как мы вписаны в мировую систему распределения труда, производства, в том числе в инновационном направлении. На самом деле вписаны мы туда слабо, плохо, и этим надо активно заниматься, потому что это еще один из способов повышения своей технологичной привлекательности. Я считаю, надо не стесняться работать с профильными транснациональными корпорациями на уровне подрядчиков, соисполнителей, кого угодно. А какие-то корпорации и компании, по большому счету, можно покупать, и нужно покупать. Вот то, что сейчас делается с «Опелем», это очень важно, потому что технологии надо сюда ввозить. Отставание серьезное, и все мы сами здесь не сделаем, не восполним. Надо технологичный уровень довести хотя бы до среднемирового, а потом уже заниматься гонками, то есть то, что у нас есть в фундаментальной науке.

Плюс необходимо стимулировать организацию этих высокотехнологичных компаний. Существуют механизмы посевного и прочего финансирования, это действительно все есть. Вопрос опять же, возвращаясь к Яне Викторовне, если будет среда, то они будут появляться, если среды не будет, то они появляться не будут, потому что они очень мобильны. Ко всему прочему можно говорить про налоговое регулирование и определенное налоговое стимулирование. Как известно, в таких организациях технологично достаточно существенные объемы в себестоимости это ФЗП. То есть если для других секторов, где ФЗП до 10%, то все те налоги, НДС, Единый социальный и т.д., это не очень критично. Для высокотехнологичных, почему они достаточно долго находились в тени, только потихоньку начинают выходить, когда ФЗП в районе 60% для себестоимости, грубо говоря, не платить налоги порой вопрос выживания компании, а не вопрос мошенничества. Я не предлагаю поддерживать серые схемы, наоборот, их нужно убивать, потому что это в том числе крайне плохо сказывается на компаниях. Но если разрешить вне зависимости от объема продаж компаниям, где уровень ФЗП в себестоимости больше, допустим, 35%, работать по упрощенной схеме налогообложения, то большую часть вопросов это может снять. Ну и я говорил про административные барьеры и проверки.

Дальше. Необходимо продолжать те действия, которые государство делало в рамках стимулирования создания национальной инновационной системы. Во-первых, очень неплохая инициатива с исследовательскими университетами. Сейчас речь идет о 12-ти, идет речь об ограничениях по их финансированию. Я думаю, что их вообще надо доводить до 30-35, и расширять возможности по объему финансирования. Дело в том, что понятно, что постиндустриальная экономика, она приходит, это данность, с которой надо считаться. Понятно, что идет замещение индустриальных производств. Понятно, что в регионах наша индустрия, которая как правило энергозатратная, будет при открытых рынках умирать первая. Ее надо чем-то менять. Ее можно мучительно восстанавливать, чуть-чуть улучшая. Тогда надо понимать, что через 5-6 лет это будет регион ПТУ-шников. Я ничего плохого сказать не могу, но это будет в принципе уже загнивании. При условии, что у нас холоднее и другая рабочая сила, дороже, то чем этот регион будет питаться, чем мы будем поддерживать муниципальное образование, непонятно. Поэтому университеты надо развивать. То же самое касается крупных национальных центров, национальных лабораторий. Понятно, что тут должны работать механизмы государственно-частного партнерства, мы это тоже детализируем. Потому что какие-то высокотехнологичные компании на базе в том числе и академических институтов, которые достаточно сильно сейчас уже в прикладной области работают, нужно создавать и плавно их потом выводить на рынок, потому что это единственный способ захвата достаточно мощных сегментов этих направлений.

Я бы не стал сейчас критиковать федеральные целевые программы, которые проводит Минобрнауки и частично Минпром. Там, безусловно, есть масса проблем, они, безусловно, неэффективны в том объеме, в котором хотелось бы, чтобы они были эффективны. И причем ограничений там достаточно много объективных. То есть, когда нет рынка спроса, когда участники госучреждения, академические институты, сложно добиваться эффективной предпринимательской деятельности. Но прекращать эти программы, которые на конкурсное финансирование стимулируют, это еще больший вред, потому что тогда у нас остаются те программы, которые поддерживают уже существующие отраслевые НИИ, исходя из той логики, что там уже работает 5-7 тысяч человек, и куда мы их уволим. То есть мы не на конкурсной основе начинаем сейчас финансировать и стимулировать развитие науки на конкурентном уровне, а начинаем опять же возвращаться к тому, что мы поддерживаем старые технологии, исходя из социальных соображений. Вот этот вот перераспределение конкурсного-сметного, как сказал Минфин, что мы сметные статьи оставим, а конкурсные программы будем убирать. Вот этот тренд надо вернуть в обратное положение. Ну и решить вопрос, опять же первая ласточка пошла, то, что вузам и академическим институтам разрешили делать ООО. Причем понятна логика. Но надо понимать, что это по сути возможность посевного финансирования. Только коммерциализуя интеллектуальную собственность, ничего серьезного вырастить нельзя. Надо делать после появления первых инициативных групп, надо делать следующий шаг и разрешать выводить в собственность уже и основные фонды создаваемых предприятий, потому что малое предприятие без 5-ти лет аренды не будет ничего делать.

Игошин И.Н. Александр Игоревич, спасибо. Я думаю, что тоже в рабочем режиме, до следующей недели есть вещи, которые надо проработать более детально, в рабочем режиме это сделаем.

Я предлагаю следующий режим работы, и прошу поддержки. В силу того, что у Сергея Александровича начинается через 15 минут заседание, и он на нем должен быть, а у нас была огромная просьба к Сергею Александровичу сегодня быть и подытожить, и дать нам по итогам услышанного именно рабочего разговора, такого мозгового штурма, понимание того, куда мы движемся дальше, его видение, как эту работу вести, я предлагаю сейчас предоставить слово для выступления краткого Ивану именно по алгоритму работу. Затем Сергей Александрович. И мы сегодня эту работу переводим уже в индивидуальный рабочий режим, здесь прошу понимания Татьяны Михайловны, и готовим выступления по социальной сфере, отдельно по медицинской сфере, отдельно по теме инноваций, отдельно по теме малого и среднего бизнеса на среду, на заседание трех клубов уже со всеми поправками и идеями, которые и сегодня озвучены, и со всей детализацией, которую можно будет реально провести. Поддерживаете такой подход? Отлично.

Янцукевич И.В. На самом деле алгоритм очень прост. В начале дискуссии мне стало понятно, что действительно механики реализации предложений, которые исходят от гражданского общества, от общественных организаций, пока еще не существует. И потому эта статья Президента и появилась для того, чтобы эти конкретные предложения, о которых здесь уже раз 10-15 повторили, чтобы они материализовались каким-то образом. Я вообще представляю рабочую группу проекта «Гражданская платформа». Сейчас будет создан такой документ, который всем вам, я надеюсь, уже разослан, это паспорт инициативы. И в соответствии с этим паспортом инициативы нужно предложить свою тему, представить те тезисы, абсолютно конкретные для дискуссий, которые у нас будут организовываться. Сегодня дискуссия у нас исключительно по Посланию Президента, а те дискуссии будут посвящены тем темам заявленным, которые вы будете в этом паспорте заявлять. Очень большая просьба. Людмила Михайловна очень часто использовала такие термины как «борьба», «пропаганда», «стимуляция». В органах исполнительной власти подобных программ масса с такими терминами. Хотелось бы реально услышать: поправки в такое-то законодательство, в такие законы. Как Александр Игоревич, например, продемонстрировал, какие-то изменения в федеральную целевую программу. Пусть не сейчас, пусть потом, когда закончит это действовать, потому что сейчас, наверное, нельзя будет внести между годами. Чтобы депутатам, представителям «Единой России» была четкая фактура, с чем работать. Яна Викторовна тоже обозначила проблематику, вступили в полемику. Но хотелось бы услышать фактуру, с которой можно работать, то есть такое-то законодательство, такие-то поправки нужны, и чтобы все это было представлено, естественно, не до конца доработано, но для того, чтобы депутаты могли, поработав, представить это на суд общества. Все контакты наши у вас есть, у кого нет контактов, после заседания пообщаемся, все запишем. Я надеюсь, вы понимаете, о чем идет речь. И, я думаю, партия «Единая Россия» справится с вашими инициативами.

Еремеев В.Б. У меня инициатива достаточно конкретная. Наша сфера это жилье и инициатива граждан строить жилье самостоятельно. Наша инициатива конкретно для обращения Президента ввести в структуру Федерального фонда содействия развитию жилищного строительства общественный совет, в состав которого войдут нынешние действующие успешные члены жилищно-строительных кооперативов, бывших МЖК, и другие люди, которые делали успешные проекты в сфере создания жилищных комплексов и жилищных товариществ. Передо мной сейчас лежит бумага «Цели и задачи Федерального фонда содействия развитию жилищного строительства». Слово «люди» и слово «общественные организации» в этих целях вообще не присутствуют. То есть люди варятся в собственном соку, какие-то аукционы проводят, кому-то что-то передают, с какими-то муниципальными образованиями взаимодействуют, с людьми они не работают. Уважаемый господин Броверман занимается каким-то варением в собственном соку. Этот документ предполагает огромный порог вступления людей во владение собственным жильем. То есть для того, чтобы стать владельцем домика небольшого или квартиры в Москве нужно изначально собрать организацию, которая способна собрать дикие миллионы рублей для того, чтобы выкупить на аукционе участок земли. Нужно законодательно с помощью общественных организаций, которые будут введены в состав этого самого Федерального фонда содействия развитию жилищного строительства решить вопрос, каким образом можно государственные пустующие земли, неэффективно используемые земли, их эффективно использовать. Потому что тем 20-ти людям, которые сидят в этом самом фонде, честно говоря, достаточно трудно это решить.

Игошин И.Н. Виталий Борисович, озвучено конкретное предложение, мы сразу просим наш аппарат согласовать с Фондом содействия развитию жилищного строительства такой рабочий стол, на котором было бы рабочее обсуждение, на котором мы могли бы уже детали проговорить, с тем, чтобы присутствовала не одна сторона, и постараться добиться результатов.

Попов С.А. Только просьба к Виталию Борисовичу поинтересоваться, как решается и реализуется партийный проект «Доступное жилье», чтобы не получилось так, что мы три года занимаемся партийным проектом, потом Виталий Борисович пришел и говорит: вы все делаете неправильно, у меня новое есть направление.

Игошин И.Н. В рабочую группу, в рабочее обсуждение привлечь все наши инициативы, уже существующие в партии. Переводим в рабочий режим и даем слово Татьяне Михайловне.

Боровикова Т.М. Я считаю, что этот мессидж обществу в Федеральном Послании Президента очень важен для того, чтобы дух народа поднять. Фактически это послание должно стать толчком вверх, и для этого очень нужны точки отсчета. У меня все время было такое ощущение от последних посланий Президента, что мы погрязли в каких-то практических вопросах. А здесь очень важно заявлять национальные цели, потому что страна жаждет национальных целей. Все очень устали от ковыряний. Россия – это не корпорация и не больница. Поэтому нам нужно говорить о духовных, исторических вещах, и делать очень серьезный акцент именно на этих точках отсчета, что Святая Русь – это наша точка отсчета, что семья – это точка отсчета, что Россия должна возрождаться. Мы должны говорить о спасении страны, о мощном рывке вперед.

Игошин И.Н. Вы не читайте выступления наших руководителей. Они нам это 10 лет говорят.

Боровикова Т.М. Они говорят о других приоритетах. Я считаю, что очень жестко надо говорить, что наш приоритет, наше будущее – наши дети. Все время говорят, что в социальной сфере приоритет продолжение жизни, потом уже дети, потом миграция. Мы не говорим о приоритетах, мы должны жестко и четко говорить об этом. Это основное, что я хотела сказать.

Игошин И.Н. В нашей договоренности есть огромная просьба. Когда мы начинали, реагировали на вашу инициативу о создании такого формата «Гражданская платформа», мы сразу договорились, что ваши предложения, общественных организаций, будут конкретными. Общие разговоры и без нас ведутся. Татьяна Михайловна, в рабочем режиме дайте записку, как вы реально видите, что нужно сделать, без общих слов.

Попов С.А. У меня несколько размышлений, уважаемые коллеги, чтобы понимать, как нам дальше двигаться. Потому что у нас разнокалиберные предложения. Жалко, что Яна ушла, потому что ряд вещей больше на эмоциональном уровне. Я хочу проиллюстрировать ряд вещей, как можно было бы докрутить, довести. Мы сегодня говорили о необходимости социальной гуманистической направленности для многих решений, которые должны приниматься на уровне власти. Это очень важная и серьезная тема. Если мы ее от гражданского общества хотим поднять, то мы должны четко выстроить механизм, который Президент мог бы предложить для системы исполнительной власти, законодательной власти и собственно для самого гражданского общества. Мы как попугайчики все время повторяем о необходимости и важности борьбы с коррупцией, и говорим, что нам надо это усилить, нам надо новые законы. А где гражданское общество? С моей точки зрения, в регионах более жестко и более обостренно звучит тема, которая сегодня почему-то вообще не прозвучала. Это о необходимости развития гражданского и общественного контроля. Эта тема не нужна? Мы сегодня конкретно собрались для моделирования предложений, которые мы хотим дать Президенту от нашего имени. Не как статью реализовывать, а что мы хотим ему предложить в Послание. Совершенно разная целевая задача. Я еще раз говорю, сегодня эта тема не звучала. Она очень обостренно звучит в регионах, что людей бьют по рукам, как только они начинают высовываться, показывать вот эти очаги коррупции, выступать на эту тему. Что здесь нужно? У нас нет законодательного закрепления этих вещей, нет юридической проработки. Тема достойная того, чтобы поднял ее Президент? Достойная. Но если мы предлагаем ее, мы должны предложить механизмы реализации. Мы сегодня говорим о необходимости защиты малого и среднего бизнеса. Сложно говорить о том, что мы сегодня будем утверждать, что за последний год ничего не сделано. Наоборот, мы знаем, сколько сделано с точки зрения аренды помещений, ослабления налогового бремени, проверок и т.д. И когда мы говорим, что у нас еще очень многого в законодательстве не хватает, я больше согласен с Шелищем, который говорит: коллеги, а давайте посмотрим, как эти законы работают, и выясним хотя бы для себя, почему они не работают, если они где-то не срабатывают.

В связи с этим возникает тема тоже глобальная, я здесь с Татьяной Михайловной согласен, что, может быть, некоторые вещи надо действительно поднимать на более высокий уровень. Мы можем сколько угодно говорить о бизнесе, но если мы в этическом и нравственном плане не добьемся изменения отношения к собственности в целом в стране, то тогда мы на собственность будем все время смотреть через позицию прокурора и судьи. Должно в сознании человека измениться отношение к собственности, в первую очередь к частной собственности. Это мое личное мнение. Но это тема, которую партия «Единая Россия» поднимает неоднократно. Вот если мы готовы с этим предложением вот на таком уровне выходить, то тогда мы должны понимать, что должен быть институт защиты собственности, а это целая система. С одной стороны, это работа всех информационных каналов, система, которая идет с воспитания. Я здесь полностью поддерживаю, что это должно идти с самого детства. Не только «Как я хочу стать предпринимателем», я немножко выше поднимаю. Потому что можно критиковать профсоюзы и предлагать, чтобы они стали школами социализма, но если наемный работник не является собственником, вы его никогда не заставите защищать чужую собственность. Понимаете разницу? Вот немцы после войны сделали народный капитализм: хоть немножечко, но у тебя должны быть акции. Пускай неизвестно, когда ты дивиденды получишь, но ты такой же акционер, только у тебя меньше, а у него больше. Будешь хорошо работать, у тебя будет больше акций, больше дивидендов, ты будешь больший собственник на этом предприятии, но ты будешь кровно заинтересован, чтобы предприятие работало, приносило прибыль, чтобы продукция пользовалась спросом. Это все вытекает из собственности. Почему я на этом акцент делаю, как примеры, как мы должны были бы домоделировать, доформулировать, чтобы выйти вот с такими серьезными предложениями? Потому что у Гордеева целый ряд интересных моментов, но для меня пока они звучат как бы на среднем уровне. Потому что говорить о том, что судебное законодательство требует дальнейшего совершенствования, Президент об этом говорил, мы должны что-то новое сказать, предложить. Я понимаю, что для многих это тяжелая умственная работа, и не все сразу могут это сделать, эти итерации пройти. Могу сказать, что для «Гражданской платформы» очень важен вообще сам факт этого обсуждения, потому что ряд вещей, которые даже и не будут доформулированы до предложений, которые мы сможем передать Президенту, но они все равно нужны нам, партии, фракции, нужны для нашей повседневной текущей работы. Это те направления, которые мы будем отдельно отрабатывать, совершенствовать. Мало этого, есть целый ряд вещей, которые сегодня вообще еще никто пока не способен до конца доформулировать. Это действительно серьезная умственная работа, которая требует определенного этапа временного изучения ситуации. Я не случайно сказал, я думаю, что Виталий Борисович на меня не обиделся, когда я сказал про наш партийный проект «Доступное жилье». Я просто знаю коллег в этой рабочей группе, которые очень усиленно работают по этому направлению глобальному в целом. Потому что когда вы сказали, что надо создать общественный совет, честно могу сказать, у меня внутри небольшой скепсис появился. А вообще, кто запрещает его создать? Президент уже дал установку, Владимир Владимирович Путин, когда был Президентом, Медведев об этом сказал, эта идея уже звучит. Ну что, президент будет говорить: создайте в фонде ЖКХ дополнительный общественный совет? Ну масштаб не тот. Понимаете? Уже если вы скажете, что эти советы неэффективны, надо новый комплекс законодательства по повышению роли этих советов закрепить, тогда я еще что-то понимаю. На будущее. Мы говорим о роли гражданского общества. Тема нашего сегодняшнего обсуждения немножко другая – как поднять роль институтов гражданского общества в решении тех стратегических задач, чтобы Президент на это нацелил.

Вот еще одна тема, которая сегодня косвенно прозвучала, но на которую тоже надо обратить внимание, потому что она сверхважная. Еще в 2004 году Владимир Владимирович Путин, выступая с очередным Посланием, высказал очень важную принципиальную идею о необходимости передачи избыточных функций от исполнительной власти институтам гражданского общества. На сегодня пока эта передача идет очень тяжело, очень медленно. С моей точки зрения, идеи многих как раз связаны с этим. Что передавать, как передавать, и как это обеспечить? Потому что когда на первое место ставят финансы, здесь спорно. Не только финансы, это комплекс, это система, но это надо изучать. Я думаю, что от нашей платформы, Игорь Николаевич, мы могли бы тоже в этом направлении ряд вещей сформулировать, потому что они сегодня звучали, просто их надо вычленить, сгруппировать, обобщить, поднять до более весомых предложений, и тогда они могли бы пойти в развитие.

Вот отдельные пока предложения, наблюдения по итогам нашего сегодняшнего обсуждения. Потому что тем много, идей много, предложений много, но они разнокалиберные, их надо сгруппировать, классифицировать. Ваша классификация, наверное, наиболее удачна: вопросы бизнеса, вопросы социальной сферы, вопросы инноваций. Мы просто должны понимать, что мы предложим Президенту.

Игошин И.Н. У нас есть неделя на более рабочий процесс, чтобы мы вышли с конкретикой. Я прошу извинить всех тех, кому не удалось сегодня выступить, и в прошлый раз не удалось выступить. Давайте в рабочем режиме все доделаем. Я думаю, что к среде, когда будет заседание трех клубов, мы уже сможем подойти с большей конкретикой. И постарайтесь сделать так, чтобы эта конкретика уже была от нашего обсуждения включена и реально была учтена в этом обсуждении. Я предлагаю все дальше перевести в рабочий режим, и здесь прошу понимания. Иван Валентинович отвечает за координацию всей работы. Мою электронную почту вы знаете, в рабочем режиме я по электронной почте так же все вычитаю, распределю, кто чем занимается для того, чтобы подготовить реально те инициативы, с которыми вы выходите.

Спасибо большое.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *