Председательствует Ю.Е.Шувалов

Шувалов Ю.Е. Добрый день, уважаемые друзья! Я с удовольствием приветствую вас на заседании Социально-консервативного клуба партии «Единая Россия». Мы не так часто в таком формате собираемся здесь, на площадке ЦСКП, но очень важно, что этот клуб имеет свои программы, свой план, и Игорь Николаевич координирует эту работу. Всех депутатов, представителей общественных организаций я хотел бы попросить поддержать работу клуба, потому что это важная составляющая нашей мозговой деятельности партийной и сегодня мы обсуждаем программу, о которой говорили раньше, но сегодня она тоже приобретает определенные организационные очертания и формы.

В целом я считаю, что она важна для всей партии, потому что работа с институтами гражданского общества, инициирование общественных проектов для партии, это является вопросом будущего. Потому что партия без взаимодействия с обществом, без институтов взаимодействия, она как бы провисает. И мы, развивая партию, решаем вопросы, связанные с внутрипартийным строительством, решаем вопросы развития партийной идеологии, реализации программных задач взаимодействия с органами власти, имея на то возможности, как партия парламентского большинства. Но без взаимодействия с обществом мы как бы отрываемся, и это ощущение уже у нас возникает, в частности, по вопросам жилищно-коммунальной политики. Хочу сказать, что мы чувствуем, что мы во многом уже упускаем ситуацию. А именно общественные организации независимые многое уже могут здесь сказать. Это органы местного самоуправления, где партия сегодня выступает очень серьезно на выборах. Мы выдвигаем от партии людей, и считаем, что участие «Единой России» в организации местного самоуправления, самоорганизации общества на территории создает те условия, которые являются естественными для России (это всегда было нормально). И сегодня это сотрудничество общества с «Единой России»… И эту работу организует и берет на себя, в том числе и Социально-консервативный клуб, потому что он понимает, что только решение социальных вопросов и социальных программ — это не есть вся социальная политика. Социальная политика — это значительно шире, это работа в целом с социумом. Поэтому мы эту работу начинаем, называем эту программу «Гражданская платформа», опираемся на тот успешный опыт, который у нас есть в проекте «Гражданский контроль», в «Исторической памяти». То есть у нас уже есть ряд проектов, которые во многом эту задачу решают, и наши уважаемые депутаты об этом могут сегодня рассказать коллегам, представляющим общественную организацию. Ни коим образом не ставим задачу какого-то жесткого сотрудничества с партией, понятно, что общественные организации имеют право работать с различными политическими силами. Но вот выстраиваем диалог.

И я хочу предоставить слово Игорю Николаевичу, который эту работу будет во многом тоже координировать, вести работу от нашего Социально-консервативного клуба. Пожалуйста.

Игошин И.Н. Спасибо Юрий Евгеньевич.

У нас сегодняшнее заседание не совсем, может быть, обычное, потому что оно проходит не по инициативе конкретного депутата или на тему какого-то законопроекта, который уже внесен в Государственную Думу. Проходит оно по инициативе общественных организаций, которые принимали участие на протяжении всего времени нашего обсуждения в работе Социально-консервативного клуба, Центра социально-консервативной политики и в итоге поставили вопрос о том, что их участие должно быть непроизвольным в качестве экспертов по приглашению на конкретную тему. А участие костяка общественных организаций наших участников должно быть постоянным по их инициативе. Вот здесь они пытаются поддерживать друг друга, помогать друг другу, как бы объединяясь в общее целое.

Если описывать эти организации, я думаю, что сегодня мы услышим выступление многих из них, можно описать так: что это не организации, непосредственно окрашивающие себя в цвета «Единой России», не те организации, которые входят в совет общественных организаций «Единой России», но те, которые готовы с нами взаимодействовать, достигая целей, поставленных в той сфере, в которой они работают, и которые видят такое взаимодействие как партнерское взаимодействие, а не как единое целое.

Понятно, что для партии «Единая Россия» также очень важно расширять круг взаимодействия с гражданским обществом, опираться не только на тех, кто непосредственно является составляющими партии «Единая Россия» общественными организациями, но и на тех, кто где-то, может, часто с нами и не согласен, выражает другое мнение, умеет его аргументировано отстаивать, и, может быть, даже когда-то это бывает и более ценно. Понятно что, такое взаимодействие, с одной стороны, поддержка партии «Единая Россия», гражданских инициатив, с другой стороны, наличие реальных гражданских инициатив извне партии — это очень важно. Понятно, что при взаимодействии мы будем задачи, цели, которые ставим, обсуждать. И в рамках обсуждения, которое уже прошло на площадке, у нас был «круглый стол» по этой инициативе где-то полгода назад. Обсуждения, которые были между членами клуба и в рабочем режиме, с общественными организациями, с привлечением внешних общественных организаций. Мы видим такую работу правильной, по сути дела, здесь гражданское общество выступает с инициативой придать Социально-консервативному клубу ещё один статус работы и назвать эту работу «Гражданская платформа». Мы говорим, что это та же самая работа Социально-консервативного клуба партии «Единая Россия», которая проводилась ранее, но появляются вместе с новым названием ещё и параллельные акценты, которые придают этой работе дополнительный стимул.

Для нас очень важно, чтобы, если мы собираем «круглый стол», проводим мозговой штурм по инициативе общественной организации, то именно общественная организация готовила всех участников, кого она желает видеть. Чтобы это были те люди, которые потом вместе с ней могут принять решения, написать изменения в законодательство либо вместе вести мониторинг правоприменительной практики, либо вместе, если мы работаем с журналистами… Вот, у нас Национальное бюро расследований, одна из организаций, которая входит в эту инициативную группу, вместе поддерживали их расследования, их обращение в правоохранительные органы, и т.д. То есть здесь мы выполняем именно функцию помощи. Я думаю, общественные организации будут добавляться, вам вот эта работа станет более известной. Мы просим, чтобы ваша инициатива вами же и велась, вами же и проводилась. Очень важно, чтобы партия здесь именно вам помогала, была помощником, а не подсказывала, что делать. И где-то, наверное, правильно и партии уже больше переходить в такой режим, когда общественность, гражданское общество подсказывают, инициируют проблему, и мы уже дальше стараемся этим запросам гражданского общества, общественным запросам соответствовать.

Понятно, что в рамках этой работы, она действительно носит часто такой живой режим, многое будет изменяться. Сегодня утром журналисты спрашивали о том, какой будет регламент работы. Я думаю, что регламент важен только один: важно, чтобы была внешняя инициатива, партия ничего не будет придумывать сама. Социально-консервативный клуб не ставит перед собой задачи задать какое-то искусственное обсуждение. И наша задача именно помогать вашей инициативе. Если инициативы нет, то и работы, я думаю, тоже не будет. Будет инициатива – будет с нашей стороны поддержка.

Нам очень важно в этой работе Социально-консервативного клуба опираться на ту работу, которая партия уже проводит в этой сфере. Это и профильные проекты партии, Юрий Евгеньевич уже упомянул проект, который курирует Владимир Абдуалиевич Васильев – «Гражданский контроль», в известной степени он подтолкнул к этой работе. Тот публичный подход, когда даже вся переписка с чиновниками помещается в живом режиме на сайте, и инициаторы переписки участвуют в ней, подтолкнул расширение этого формата. Нам важно, чтобы здесь Социально-консервативный клуб с этим проектом работал вместе и был единым целым. Здесь очень важна та работа, которую проводит Сергей Александрович Попов, и в рамках профильного комитета, и в рамках работы с общественными организациями. Для нас важно, чтобы это было не что-то новое, а именно расширение. И, опираясь на все, что создает сегодня партия, и уже создала партия, ответ на внешние инициативы – чтобы партия была таким приводным ремнем между гражданским обществом и конкретным чиновником, государством, которое действительно может принять решение по инициативе гражданского общества.

Вот, пожалуй, кратко, откуда эта инициатива взялась, в чем её суть. И дальше, наверное, кроме выступлений Сергея Александровича и Владимира Абдулиевича, мы сегодня дадим слово именно общественным организациям, инициаторам данного формата работы и, в известной степени, они, наверное, будут задавать понимание того, как эта работа будет идти дальше.

Спасибо.

Шувалов Ю.Е. Владимир Абдулиевич, пожалуйста.

Васильев В.А. Большое спасибо. Тут как раз присутствуют люди, которые проект «Гражданский контроль» готовили, и Юрий Евгеньевич большую роль сыграл. Я хотел бы, пользуясь случаем, сказать большое спасибо и своим коллегам, которые работают в нем. Это присутствующие здесь Савельев Дмитрий Владимирович, Капков(?) и Яровая начинали. Сейчас у нас расширяется круг и мы, естественно, приглашаем как можно больше коллег. Сергей Александрович нам помогает, Александр Иванович Гуров тоже, который возглавляет комиссию по этике.

В двух словах тут уже говорилось, что это такое. По сути он родился, не удивительно наверно, когда осуществлялось взаимодействие нашего Управления информации Государственной Думы с представителями средств массовой информации. Вы знаете, что сегодня по закону журналист вправе проводить расследование, вправе публиковать информацию, острую, злободневную, актуальную, которая вызывает широкий резонанс в регионе и не только в регионе. И в тоже время сегодня они сетуют на то, что нормативно те компетентные органы, кому адресована эта публикация, могут отмолчаться, не несут ответственности. И вот эти противоречия стали заполнять такой формой, как депутатский запрос. Это было и раньше, и вы знаете о депутатских запросах разные разговоры ходили в разное время. И чтобы этих разговоров не было, работа была начата в таком режиме, что группа волонтеров выбирали в Интернете из тех публикаций, которые попадали им во внимание, то, что заслуживало, по их мнению, контроля, изучения, устанавливали первоначально какую-то информацию. Кстати, на первом этапе контакта с авторами обнаружилось и то, что часть авторов сразу уходили от контакта дальнейшего, не были заинтересованы в том, чтобы развивать, говорить на эту тему, и персонифицировать себя каким-то образом. Такое тоже было.

Далее, когда была установлена необходимая информация, эти сведения излагались публично на сайте. У нас форма такая свободная и депутаты, и помощники, вместе с коллегами из аппарата Управления информации нашей Думы разбирали эти вопросы. Юрий Евгеньевич также принимал участие и другие коллеги. Там заслушивали как раз такого рода материалы вкратце. Мы заметили, что нам никак не обойтись без коллег депутатов. Мы стали у них запрашивать информацию, потому что, даже определяясь брать или не брать на контроль, нужно было первоначально знать, не является ли эта публикация ангажированной, не искажает ли она реального положения вещей. Так что нам пришлось вот здесь использовать достаточно широкий круг людей, которые помогали вычленить из многообразия информации, то что, как нам представлялось, заслуживало внимания. Эти материалы брались на контроль следующим образом: готовился одним из депутатов депутатский запрос, который направлялся, копия этого депутатского запроса поступала в Интернет, на сайт, и показывал дальнейшую динамику движения. Далее мы устанавливали контакт с тем, кто проводил это журналистское расследование, и размещали в Интернете все те ответы, которые мы получали на ту или иную информацию в компетентных органах, то ли это прокуратура, генеральная или областная, то ли это исполнительная власть. Были вопросы, которые мы адресовали главам субъекта, были вопросы, по которым мы звонили и, более того, выезжали на места, разговаривали с людьми.

Практика работы показала, что эта форма востребована. Вот сегодня говорили о том, что мы сейчас уже взаимодействуем с теми журналистами, которые объединяются тоже в свои профессиональные объединения, и проявляют интерес к этому. Мы провели несколько презентаций в регионах. Но пока работа проводится на федеральном уровне, постольку-поскольку на региональном довольно сложно выстраивать отношения между властью и вот такой формой, которая будет, как нам представляется, работать на региональном уровне. Пока идет апробация. Мы буквально несколько дней тому назад были в Саратове, проводили презентацию, не всего проекта, а его части, которая связана с ситуацией на дорогах. Мы не случайно сосредоточились на этом участке. Я бы даже остановился на нем.

Дело в том, что, будучи одним из авторов законопроекта об усилении ответственности за нарушение правил дорожного движения, я довольно часто подвергался критике. В том числе и в публичных выступлениях, в таких вот в эфире открытом, часто на «Авторадио», где многие слушатели говорили о том, что усиление закона используется коррупционными сотрудниками ГБДД только в одних целях – личного обогащения, и ни в коей степени не скажется на безопасности. Сегодня мы уже имеем статистику, которая говорит, что это сказалось на безопасности самым положительным образом. Но вот обсуждение в эфире, заметьте анонимное и безответственное. То есть люди звонят, они не представляются, они говорят, что все кругом пронизано коррупцией, что вот такие сотрудники, все вымогают, что ничего нельзя изменить. Вот такое ощущение, что это ничего хорошего, по сути, не дает, и, самое главное, конструктивно ни к чему не приводит, кроме общего настроения, которое становится хуже. И мы здесь нашли понимание и с редакторским коллективом «Авторадио» и ведущим Юрием Гейко. И пришли к такому соглашению (кстати, это все делалось в эфире, вся работа, что ее отличает от любой другой работы, она публичная, она вся располагается на сайте), он обратился к аудитории и сказал: «Давайте, действительно присылать конкретную информацию». За это время пришло более двух тысяч сигналов, которые он и его коллеги обрабатывают, заметьте не кто-то другой, и приходит это на «Авторадио». Вот последний сигнал у меня сейчас. Я вчера отправил запрос в Тамбов, где жалуется человек на бездушное отношения, даже не на преступление и правонарушение, а просто бездушное отношение, которое проявилось в том, что у машины, которую никогда никуда не продавали, 20 лет, «Жигули», просто обнаружили при очередном досмотре расхождение номеров, и начались страдания. Письмо отправил на имя начальника ОВД Тамбова, с ним сам переговорил и обязательно это все будет в Интернете, ответ на этот вопрос.

Так вот и мы договорились до того, что, отработав эти две тысячи материалов, он их уменьшил существенно, это уже остались десятки всего лишь конкретных сообщений, которые поступали к нам. Из них мы, выбрали тоже конкретные сообщения, которые направили в регион, их не много, их где-то 15. По ним получили ответы, по где-то семи получили положительные ответы. В чем их положительность? Кому-то вернули права, где-то пересмотрели принятое решение. Помню первое решение по Башкирии, когда заместитель руководителя автотранспортного предприятия, женщина прислала письмо, в котором говорила о том, что незаконно изъяли права у водителя большегрузного автомобиля, который у них работает. Понятно, что человек писал и жаловался на ГАИ, она сама замруководителя автотранспортного предприятия, это уже не просто. Я ей сразу ответил и разместил это письмо в Интернете, чтобы если будут какие-то гонения со стороны ГАИ, чтобы она обращалась ко мне, как к депутату и председателю Комитета по безопасности. Затем я направил письмо министру Башкирии, позвонил ему, попросил неформально отнестись. Первым ответ получила она, а потом уже Гейко в передаче использовал это, и мне позвонил и говорит: «Ты знаешь, ему вернули права». То есть это была первая ласточка. Я говорю, таких всего 7 за такое большое время, из 2000 обращений.

Но вы знаете, мы недавно встречались с Юрием Васильевичем Гейко, он критично оценивает эту работу: ну такие бывают периоды, смотрите, какая эффективность? Но потом мы посмотрели, подумали, и знаете, оказывается, что те люди, которые массово говорили, публично, но безответственно и анонимно, они чаще всего сами дают взятки сотрудникам ГАИ, бывают инициаторами. И потом, уже дав взятку, звонят на «Авторадио» из машины и возмущаются, что сотрудники берут взятки. Эти люди не стали к нам обращаться. А если обращались, то не давали нам конкретных данных. Но те, кто обращался, мы их вопросы доводим, занимаемся ими. Кстати, интересно, что очень ощутимая реакция идет среди ГИБДД.

Все сотрудники знают об этом проекте. Гейко уже рассказывает о случаях, когда ему звонят и пишут о том, что кто-то даже злоупотребляет тем, что будет жаловаться на «Авторадио».

На мой взгляд, здесь самое главное, я специально останавливаюсь на этом, чтобы, как говорят, в капельке посмотреть на явление. И самое главное здесь то, что человек, а такие примеры не выдуманы, они из реальности, оказавшись на лесной дороге перед блюстителем порядка униженный и оскорбленный, чувствует себя абсолютно беззащитным. Но когда он обращается на «Авторадио», он обращается, во-первых, к аудитории единомышленников, автолюбителей, а их у нас десятки миллионов (аудитория «Авторадио» оценивается в два с половиной миллиона одновременно слушающих), это большое сообщество. И после этого обращение этого человека, берется на контроль «Авторадио» плюс депутатов, и это видно в Интернете, кто взял контроль и когда. Это обращение направляется министру или начальнику УВД, берется на контроль и доводится до конца. Человек начинает понимать, что это его государство, это его защищаются права. И к сотруднику ГИБДД приходит понимание того, что любой человек, любой гражданин, независимо от номера, независимо от марки автомобиля, от должностного положения или благосостояния, защищается государством. Это его право.

Это непростая работа. Она потребует достаточно длительного времени, но наша презентация буквально на днях в Саратове, встреча с начальником ГИБДД, начальником милиции показала, что есть полное понимание этого вопроса. Также мы встречались и с автомобилистами. Кстати, Гейко сейчас организует со своими коллегами Объединение автомобилистов, потому что они очень структурированы. У меня, в Тверской области где-то уже семь объединений автомобилистов. Они, конечно, разрозненны, о них нигде не видно, они не защищают свои права. Кстати, как много могли бы сделать общественные объединения! И вот здесь у нас возникают точки пересечения.

Мне бы хотелось добавить к тому, что уже говорили до меня уважаемые коллеги. Так получилось, что за тот период, что мы сейчас имеем на сегодня развитие нашей экономики, становление структур власти в регионах, к власти пришли определенные группы людей. Определенные люди, которые определены связями – где-то родственными, где-то близкими, свойскими, эти люди заняли командные позиции в ряде направлений. И это очень болезненно чувствуется: на Северном Кавказе, в Центральной России.

И те общественные объединения, которые возникают, к примеру, малый и средний бизнес, столкнулись с тем, что ни один квадратный метр нежилой площади, ни один киловатт электроэнергии невозможно получить просто так. Уже есть кто-то, кто обязательно за это попросит или создаст такие условия, что ты намаешься. Здесь возникает конфликт интересов: интересов партии «Единая Россия», которая, идя на выборы, отвечает перед своими избирателями, и которая заинтересована в том, чтобы в условиях кризиса уменьшалось разделение между богатыми и бедными, чтобы увеличивались поступления в бюджет за счет сокращения теневой составляющей.

Мы еще долго будем дебатировать, стоит ли включать прогрессивную шкалу или оставлять линейную. Тут есть и за, и против, и действительно «семь раз отмерь, один раз отрежь». То, что надо сокращать теневую мзду, это ясно всем. Но у этой теневой мзды есть получатель – люди, которые четко и уверенно чувствуют себя во власти, люди, которые обладают ресурсом, коррупция тем и сильна, что они и там, в правоохранительных органах, находят понимание.

Чем силен этот проект? Я вам рассказывал про ситуацию на дорогах. А чем она отличается от ситуации человека, столкнувшегося в области бизнеса, допустим, с какой-то проблемой? Да ничем!

Сейчас у меня на контроле находится, и в ближайшее время «Парламентская газета» об этом выскажется пиво «Афанасий». Может, знаете такую структуру. Единственно, кто выпускает живое пиво. Это мой политический противник. Мы с ним соревновались. Ларин – молодой человек. И ничего тут не меняет. Мы с ним союзники. В чем? Он сумел выстроить систему, которая позволяет в течение суток продавать пиво. До тысячи поставок в день! Представляете, какая логистика! Это все отслеживается!

А меня интересует то, что он может и хочет таким же образом организовать продажу парного молока. Сейчас в Твери беда с молоком! Молочное стадо увеличилось. Сейчас ко мне постоянно приходят обращения: что резать продуктивно?. Не идет молоко! Закупочная цена молока 5 рублей! Это ниже себестоимости! Кстати, это огромная проблема во всем мире, нет простого решения. Он же готов выстроить эту систему. Семь лет ведется расследование в отношении его успешного предприятия!

Посмотрите сами, коллеги, сейчас не так много успешных предприятий, а, к слову сказать, это инновационные технологии, и понятно, что поскольку постольку теряется поступление, начинается охота за этими предприятиями. Они становятся мишенями рейдерских атак. И кто здесь может выступить? Кто? Вот как раз очень уместно сегодня говорить о том, о чем говорил Юрий Евгеньевич.

Если вы меня не ограничиваете по времени, буквально три минуты еще. Позвольте мне привести еще один пример.

У нас, в Тверской области, сложилась ситуация, когда ко мне обратилась руководитель Общества малого и среднего бизнеса (объединяющая «ОПОРА России») Лабынина Наталья Львовна с заявлением о том, что органы внутренних дел, милиция и управление, в частности подразделение по контролю за потребительским рынком, год тому назад оно осуществляло этот контроль, сегодня же ведет себя безобразно: вымогательство, завышение требований, дважды наказание за одно и то же, фальсификация, провокация – в общем, крайне негативная реакция. Мы также собрались за «круглым столом» всего лишь представители «ОПОРЫ» и руководители МВД. И после того, как произошел жесткий обмен претензиями в форме скандала и оскорблений, начальник МВД предложил, чтобы все проверки, которые проводит их подразделение, будут проводить только в нашем присутствии. Так и начали работать. Через полгода я получил от нее благодарственное письмо, в котором она благодарила за то, что смогли решить этот вопрос. Я сам ходил на такую проверку. Три инспектора в форме и пять представителей «ОПОРЫ». Люди, которые сами ведут свой бизнес, они не дадут взять взятку, не дадут выстроить какие-то нездоровые отношения – все прозрачно. И в то же время они не могут закрыть глаза и на нарушения их коллег.

Но вы знаете, через полгода начались другие проблемы. И вот эти же представители «ОПОРЫ» стали жаловаться на то, что их коллеги перестают с ними здравствоваться. То есть произошло следующее: наши привели чужих. Вся наша жизнь так выстроена, извините за выражение, есть «менты», есть «торгаши». Но никто не протянул связи между хорошими парнями в той системе, и в этой.

Наша работа показала, что за эти годы малый бизнес ничего не ждет от власти кроме притеснений, перераспределения потоков, каких-то недружественных действий. И в то же время немало людей, которые могут жить только в тени, только давая взятки, которые сплошь нарушают все правила. Они так живут, их это устраивает.

Заметьте, наконец-то возник конфликт интересов в этой среде. Оказывается, есть малый бизнес, который платит налоги, и он хочет, чтобы к нему так относились.

Буквально вчера я был в МВД на комиссии по профилактике, говорил об этом с Рашидом Гумаровичем, с его коллегами, она проходила в режиме видеоконференции по стране. Я говорил о том, что сегодня органы внутренних дел безразличны к субъектам экономики, к бизнесу, которые платят или не платят налоги. Но если и дальше у нас так будет происходить, у нас нет перспективы.

И вот когда мы начали вместе работать, стало что-то меняться. Есть, правда, там и другие проблемы, в частности, такая непростая проблема, о которой, может быть, тоже неплохо было бы задуматься сейчас, когда мы предъявляем правильные претензии к МВД, мне сами представители «ОПОРЫ» говорят: «Посмотри, как за год изменилась ситуация! Нам легче стало работать! Мы сняли коррупционный налог, который на нас висел. Сами. Вместе с милицией. Милиция нам стала помогать». Теперь они уже говорили не о претензиях к милиции, они стали их помощниками. Они говорили о претензиях к теневому бизнесу, который, обходя требования закона, выигрывает и превосходит их, потому что с ним нельзя так конкурировать.

Вот что еще интересное они сказали: «Мы стали лучше себя чувствовать! А милиция то как? Они же потеряли то, что имели. Чем вы им это замените?» Заметьте, это они сказали мне. Я пока не готов ответить на этот вопрос, но в принципе вопрос поставлен правильно – должна быть мотивация. Сначала мы идем к конфликту интересов, а затем мы должны мотивировать те интересы, которые полезны нашему обществу сегодня, нашей экономике.

С этой точки зрения, я не знаю, но мне кажется, то, что мы сегодня собрались, это очень хорошее дело. Спасибо большое.

Шувалов Ю.Е. Спасибо. Сергей Александрович Попов.

Попов С.А. Уважаемые коллеги, сегодня очень интересный разговор, в продолжение наших предыдущих встреч и, наверное, по мере нашего внутреннего совершенствования мы будем не только постоянно возвращаться к этой теме, но и более глубоко и профессионально фиксировать и отмечать для себя некоторые вещи.

Я бы всех еще раз отослал очень внимательно посмотреть материалы, которые предложены для нашей сегодняшней встречи, они очень профессиональные, а, может быть, есть какие-то небольшие неточности, но в целом очень интересный, очень емкий серьезный аналитический материал.

Мне бы хотелось обратить внимание на две аспекта, с моей точки зрения принципиально очень важные.

Особенность власти на сегодняшнем этапе – позиция Президента, Премьера, партии «Единая Россия» заключается в том, что эти политические силы постоянно обращают внимание на необходимость опоры на гражданское общество, на постоянные консультации, на необходимость постоянных согласований многих действий. Понятно, что для партии это тоже становится очень важно.

К сожалению, ситуация, которая существует у нас на местах, показывает, что многие общественные организации провисают. И действительно складывается впечатление, что есть свои общественные организации, которые интересны для руководителей ряда регионов, и есть, которые своими критическими выступлениями создают образ таких не очень желательных. И происходит конфликт.

Сегодня наша задача вместе выработать целый ряд механизмов, которые назрели, которые необходимы для того, чтобы все большее и большее количество потенциально активных людей в стране могли бы реально влиять на те решения, которые принимает власть, на выработку этих решений и собственно на реализацию тех решений, которые есть.

Последняя статья Дмитрия Анатольевича прямо говорит о том, что сегодня на этапе модернизации страны без опоры на гражданское общество мы не в состоянии решить подавляющее большинство проблем. И то, что сегодня власть действительно делает серьезный разворот в этом плане, это и последние изменения в законодательстве, которые уже произошли, я говорю о внесении изменений в последний закон о некоммерческих организациях, сейчас готовятся еще шесть законов, причем многие из них лежали и в Минэкономразвитии, и в Минкультуре, и сегодня, благодаря активной позиции Администрации Президента, рабочей группы, в том числе и депутатов Государственной Думы, я думаю, что эти законы появятся до конца года. Я имею в виду и изменения в законе о благотворительности, то, чего мы все ждем, это закон по совершенствованию вопросов целевого капитала (там тоже много неразрешенных проблем), это вопросы по уточнению полномочий на региональном и местном уровнях со стороны власти, с точки зрения поддержки деятельности общественных организаций, это изменения в законе об Общественной палате, это соответствующие изменения в законе о некоммерческих, общественных объединениях, профсоюзах, партиях и тому подобное. Мы рассчитываем, что до конца года все эти законы придут в Государственную думу. Это будет очень важный серьезный пакет, причем по объему, я не помню, чтобы за последние пять лет мы получили такой мощный пакет по совершенствованию нашего базового законодательства.

Время идет быстро, мы забываем многие вещи. Как пример, многие наши коллеги в Государственной думе, не хочу никого критиковать, сегодня, конечно, по-разному относятся даже к Общественной палате. Но я очень хорошо помню, кто голосовал за нее в 2005 году. Кроме «Единой России» никто и не голосовал. Сегодня это уже нормальный устоявшийся институт на федеральном уровне, во многих регионах он активно работает. То же самое касается и многих других вещей.

Сегодня партия, с моей точки зрения, не только посредник и проводник, но мне кажется, выполняет еще целый ряд функций, которые должна выполнять как партия. Первое и самое главное, я думаю, что именно ради этого мы сегодня и собрались, то, что партия должна агрегировать интересы избирателей, причем не только своих. «Единая Россия» — выражает интересы всего общества по сравнению с другими политическими организациями, и должна отстаивать эти интересы, поэтому наш информационный контакт с точки зрения инициатив, которые должны приходить снизу, крайне необходим.

Сегодня в программе упоминалась «Историческая память». В качестве примера хочу привести Архангельск. В нашей партийной программе стоит восстановление целого ряда объектов в Архангельской области: Новодвинская крепость – это наша первая крепость на Севере, которую строил Петр, уникальное фортификационное сооружение, которое не имеет аналогов ни в Швеции, ни в Финляндии, ни в Норвегии – на Севере нет ничего похожего и близкого тому, что было сделано – находится в полном запустении. Очень сложная ситуация по Соловецкому монастырю. Но благодаря целому ряду мероприятий, которые мы там провели совместно с региональным отделением, очень активно стала участвовать молодежь. Этим летом целый ряд студенческих отрядов отработал и на Соловках, и на Новодвинской крепости. Причем ребят нужно было просто организовать, рассказать и создать минимальные условия для привлечения. Многие общественные организации, связанные с реставрацией и охраной памятников, которые были в Архангельске, и по большому счету не знали, как себя занять, с огромным интересом и огромным увлечением начали участвовать в этой работе. Причем движение добровольства сразу резко изменилось. И целый ряд других вещей.

То есть по-хорошему, партия еще имеет возможность создавать такие импульсные режимы как определенные толчки, и очень важно, чтобы эти толчки потом не гасли. Здесь это касается нас вместе с Владимиром Абдуалиевичем, потому что по большому счету, не было бы Васильева, я не знаю, как дальше будет осуществляться этот контроль. То есть его моторность – это великолепно, но он должен быть еще и дважды приводным ремнем для того, чтобы все это закручивать на уровне МВД и всех остальных структур. Мы этого не боимся! Ни в этом вопрос. Речь идет о том, чтобы была встречная поддержка и не только понимание, чтобы совместно была выработана потребность понимания, что это совместная деятельность. Не просто инициатива партии, не просто желание партийных функционеров, а насущная потребность сегодняшнего дня, что без этого двинуться дальше нельзя.

В качестве примера могу привести еще одну вещь. Порядка десяти лет мы работали над очень важным законом, кстати, Владимир Абдуалиевич тоже принимал в этом участие, это закон об общественном контроле за соблюдением прав человека в местах заключения. Причем когда мы работали с правозащитниками, закон шел очень тяжело, очень сложно было согласовывать с министерствами, ведомствами, поскольку это касалось пяти силовых министерств, и нужно было соблюсти все интересы. Закон принят, он начал действовать. Общественной палате поручено формирование. И мы стали наблюдать, почему в половине регионов через год до сих пор не созданы эти наблюдательные комиссии. Понимаете, одно дело активно поднимать эту проблему на федеральном уровне, как мы говорим «шуметь», и другое дело – работать по факту над реализацией. Это совершенно другое качество!

Мы говорим: «Не хватает профессионалов». Это очень важная тема, она крайне необходима! И там, где есть желание, есть внимание к этой проблеме. Да, эти наблюдательные комиссии действительно работают, они посещают места заключения, они не боятся поднимать острые проблемы. А там, где есть, к сожалению, некое равнодушие, этот законодательный механизм, который полностью обеспечен, ну, может быть, некоторые вещи мы еще доработаем, но в любом случае это могло бы все работать…

Точно так же как очень много мы говорим о ситуации, связанной с облегчением по налогообложению. Выясняем ситуацию, и оказывается, что у нас во многих регионах, несмотря на то, что закон об общественных объединениях, о благотворительности позволяет расширять и развивать региональное законодательство и решать эти предметные вопросы через региональные законы, эти вопросы не двигаются!

И есть парадокс: когда в ряде регионов общественным палатам дано право даже законодательной инициативы на региональном уровне, а есть, когда общественные организации пускают на порог только по большим праздникам.

Я остановился на этих аспектах, потому что в организации диалога очень важно наша совместная организационная составляющая, законодательная основа, важно не только желание и стремление, но и умение конструктивно длительно работать. Мало просто поднять проблему, мало ее сформулировать, определить целевую установку, очень важно, чтобы хватило терпения и настойчивости довести дело до конца, чтобы этот вопрос был до конца реализован.

У меня есть ко всем нам пожелание: проявлять большую настойчивость, большую активность, поскольку партия сегодня достаточно создает возможностей для решения поставленных задач. Спасибо.

Шувалов Ю.Е. Я хочу просто дополнить Сергея Александровича, потому что действительно уже в развитии мы видим динамику процессов, связанных с сотрудничеством и реализацией, в частности, гражданского контроля. Сергей Александрович возглавляет Комиссию партийного контроля – это очень мощная и властная комиссия в партии, от нее многое зависит, но она уже ведет работу по результатам, которые нарабатываются в общественном проекте «Гражданский контроль». Есть решение о том, что мы не всегда даже будем добиваться, где-то и нельзя добиться, решения правоохранительных органов, условно говоря, нет состава преступления, но есть морально-этические нормы. Кстати, в эту же комиссию входит и Гуров, который возглавляет Комиссию по депутатской этике, поэтому многие вопросы внутри партийного депутатского партийного механизма, который очень многое может, потому что перестать быть членом партии главе района равнозначно потерять перспективу своей карьеры. Вот этот результат мы уже получили. Эта работа уже ведется. Я просто говорю это вам, уважаемые руководители общественных структур, что такие формы возможны.

Сейчас я бы хотел дать слово представителю очень важной и нужной общественной организации, а потом в развитии уже председателю Комитета по здравоохранению Ольге Георгиевне Борзовой.

Кондрашова Людмила Михайловна – лидер Ассоциации помощи нефрологическим больным. Пожалуйста, вам слово.

Кондрашова Л.М. Здравствуйте, уважаемые коллеги. Я – председатель Межрегиональной общественной организации нефрологических пациентов «Нефролига». Наша организация – это некоммерческое общественное объединение, которое объединяет пациентов, поддерживающих жизнь гемодиализом (искусственной почкой) или перенесших операцию по трансплантации почки.

Честно вам скажу, что наши проблемы очень серьезные и достаточно больные. Мы бы хотели, чтобы мы были услышаны.

Дело в том, что при отказе почек, пациент нуждается в немедленной помощи. Если ему не оказать этой помощи, он умрет. Но тем не менее по этому разделу нефрологии по сравнению с другими разделами медицины при должном лечении и должной реабилитации таких пациентов мы получаем полноценных членов общества. То есть не беспомощных инвалидов на иждивении государства, хотя подавляющее большинство из них имеет инвалидность, а людей, которые могут вносить свой вклад в благосостояние страны.

Это очень серьезный вопрос, и мы бы хотели, чтобы «Единая Россия» в какой-то степени помогала нам в решении наших проблем в регионах.

Пациенты пишут мне очень страшные письма, и зачастую, к сожалению, в некоторых регионах, несмотря на наше упорство и определенную поддержку, которую мы имеем в том числе в медицинском сообществе, потому что, как вы понимаете, деятельность пациентской организации без помощи медиков бессмысленна и мертва, крайне сложно переломить ситуацию…

Я должна сказать, что у нас есть положительный опыт вмешательства человека, члена «Единой России» — это Живакин Александр Иванович, Самарская область. Когда один запрос депутата решил вопрос 80-ти пациентов в течение трех дней, хотя до этого пациенты написали тучу писем в местный Минздрав, написали главврачу и так далее, то есть прошли все инстанции, вообще не получив ответа. Вмешательство депутата урегулировало вопрос, я подчеркиваю, в течение трех дней! Этого было достаточно. Поэтому нам бы хотелось работать в рамках «Гражданской платформы» «Единой России».

Дело в том, что у нас есть очень много наработок, которые могли бы без дополнительного финансирования, без дополнительных бюджетных средств, принести пользу стране и сэкономить огромные бюджетные деньги, потому что решение каких-то конкретных проблем именно в нашей сфере может дать прекрасный результат.

Например, у нас отсутствует такая вещь как мониторинг воды для гемодиализа. Чистая вода для гемодиализа (искусственной почки) является важнейшей составляющей лечебного процесса. Дело в том, что чистая вода позволяет сэкономить огромные бюджетные средства на дорогостоящих лекарственных препаратах, которые получают нефрологические пациенты.

Все вы знаете, ни для кого из нас здесь не секрет, какая у нас ситуация с ДЛО. Это позволило сэкономить огромные средства! В том числе те, которые тратит бюджет на ДЛО. Это стоило бы намного дешевле! Мониторинг чистой воды, какая-то смена оборудования все равно бы обошлись дешевле, чем постоянное финансирование программы ДЛО для этих дорогостоящих препаратов.

Дело в том, что мы, к сожалению, по оценкам специалистов Российского диализного общества крайне отстаем по отношению к развитым странам в том же количестве диализных мест и пациентов на душу населения, которые нуждаются в таком сложном пробном лечении как искусственная почка или трансплантация. Что касается искусственной почки, мы позади Таиланда и чуть впереди Бангладеш.

К сожалению, у нас очень медленно развивается эта сфера, тем более сейчас, когда у нас прошел такой тяжелый кризисный год, все очень застопорилось, даже те центры, которые строились, сейчас, к сожалению, не строятся, так как коммерческие центры у нас строятся на основе консолидированного бюджета, то есть часть вкладывают какие-то западные компании, половину региональные бюджеты. Можете себе представить, в каком состоянии сейчас находятся региональные бюджеты? Все это сейчас затормозилось.

Конечно, нам нужна помощь «Единой России», в том числе, когда дело касается оборудования для тех же центров, так как отсутствует должный контроль над качеством приобретаемого оборудования. Это вообще создает на местах именно в регионах большие возможности для перекоса к злоупотреблению. На это очень много жалоб, и вмешаться в это достаточно сложно и трудно, и вообще по большому счету это не дело пациентской организации. Наше дело, наверное, собирать такие обращения и представлять их в должные органы.

Мы бы, конечно, со своей стороны предлагали шире взглянуть на проблему защиты прав пациентов вообще, тем более получающих такой сложный вид лечения как гемодиализ (искусственная почка) и трансплантация почки.

При обсуждении каких-то вопросов реформы того же здравоохранения обычно диалог идет между властью и медицинским сообществом, это понятно – то есть медики, профессионалы, которые нас лечат, и мы должны в первую очередь создавать им условия, прислушиваться к их мнению. Но, видите ли, у представителей пациентского сообщества есть свой, зачастую очень интересный взгляд на то, что происходит, потому что это взгляд изнутри. То есть человек, уже больше года сидящий в этой теме и общающийся с огромным количеством пациентов, я, извините за нескромность, знаю их лучше, чем некоторые медики, потому что они не соприкасаются с этой темой, а я живу внутри этого, и живут многие люди, с кем я общаюсь.

Конечно, хотелось бы, чтобы наши интересы в диалоге «власть – медицина – пациентское сообщество» были шире представлены, потому что на данном этапе реформы здравоохранения, которые, чего греха таить, на данном этапе у нас движутся трудно и сложно, консолидация врачей и пациентов могла бы быть очень плодотворной. Тем более, что у нас есть опыт работы с серьезными медиками из Академии имени Сеченова, мы имеем одинаковые взгляды, одинаково смотри на проблему, у нас есть взаимопонимание, то есть нет такого антагонизма.

Я не могу сказать, что все члены медицинского сообщества относятся положительно к нашим вмешательствам, пусть даже в какие-то конфликтные, сложные, трудные ситуации. Я не занимаю позицию, что пациент однозначно прав, а врач всегда не прав, и давайте врачей расстреляем. Нет! Дело не так. Пациенты бывают разные, это тоже надо понимать, но и, к сожалению, в медицинском сообществе тоже встречаются разные люди. С ними надо работать, где-то надо вести какой-то диалог, сформировав добрую волю, где-то, к сожалению, мы должны прибегать к помощи каких-то контролирующих органов, которые могут вмешаться в ситуацию.

Подобного рода система трехстороннего диалога существует в сфере трудовых отношений в форме так называемой «трехсторонней комиссии». Мы вообще не просим увеличения бюджетных затрат на наши нужды, потому что мы сами могли бы предложить какие-то решения, которые экономят бюджетные средства и которые могли бы просто грамотно перераспределить эти средства, потому что мы понимаем, как это происходит на местах.

Конечно, поддержка «Единой России» в данных вопросах помогла бы нам решить проблемы той части населения, которую мы, в общем-то, и называем социально незащищенной.

Спасибо за внимание.

Шувалов Ю.Е. Спасибо, Людмила Михайловна.

Я бы хотел предоставить слово Яну Владимировичу Власову – представителю Общероссийской общественной организации инвалидов-больных рассеянным склерозом, а потом просто прокомментируем оба выступления.

Власов Я.В. Уважаемые коллеги, благодарю вас за приглашение.

Наша Общероссийская организация инвалидов-больных рассеянным склерозом, работает уже почти десять лет и ее основная миссия – защита конституционных прав инвалидов-больных рассеянным склерозом.

Дело в том, что в начале организации этого процесса, мы сразу пошли по пути консолидации усилий с медицинским и научным сообществом пациентского сообщества, поэтому практически все специалисты, которые находятся в этой сфере входят в медицинский совет нашей организации. Мы активно сотрудничаем и с органами власти, и с научными институтами – Институт неврологии РАМН и Институт мозга человека РАН, работаем с международными научно-исследовательскими институтами и на сегодняшний день имеем представительство в 71 регионе.

Люди, которых мы защищаем, это, прежде всего, молодежь. Начало заболевания от 12-52 лет. В среднем люди, которые впервые обращаются к врачу, имеют возраст 22-26 лет. В основном это молодые женщины, европейки, светловолосые, голубоглазые. Один из великих медиков сказал: «Если вы увидели молодую красивую женщину, которая как будто сошла с иконы, на коляске – это рассеянный склероз». Таких 78%. Их права мы защищаем.

На сегодняшний день ситуация сложилась таким образом, что нам в некоторой степени повезло. Мы достаточно долго боролись за права этих пациентов, и получили некий результат в виде вхождения в программу ДЛО в 2005 году. Но счастье длилось недолго и в 2006-м году, как вы знаете, произошли некие изменения, которые грозили катастрофой для наших пациентов, и обращение нас к представителям «Единой России» спасло ситуацию в прямом смысле этого слово. После выступления руководителя «Единой России» по телевидению, у меня два сотовых и два рабочих телефона – все звонили одновременно. Это было народное ликование в прямом смысле этого слова – «Мы спасены!» Людям дали шанс жить, растить детей, нормально работать, ведь 80% этих людей имеет высшее образование! Это молодые учителя, молодые врачи, молодые юристы. Примерно 20% из этих людей имеют два высших образования! это золотой фонд нации! С ним надо работать, его надо поддерживать! И мы работаем и поддерживаем.

Благодаря «Единой России» на сегодняшний день мы имеем программу «Семь нозологий» — семь дорогостоящих нозологий. Не только рассеянный склероз получил такую путевку в жизнь, это и другие заболевания: и пациенты с гемофилией, муковисцидозом, карликовостью, Гаше. Это люди, для которых «Единая Россия» явилась щитом в этот момент времени.

Что можно дальше сказать? да, мы ждем изменений. На сегодняшний день можно сказать, что количество людей, получающих адекватное лечение, с 2002 года, в частности по рассеянному склерозу, увеличилось почти в 10 раз. На сегодняшний день примерно каждый второй, нуждающийся в этом лечении, его получает. Это примерно такая же ситуация как в Европе, даже лучше, чем в Англии. Это очень серьезный момент! Именно с этими данными мы вошли в европейскую платформу рассеянного склероза со штаб-квартирой в Брюсселе и являемся сейчас членом этой организации с правом голоса. Нас приняли, сказали: «У вас европейский подход к решению и с органами власти, и с работой с научными институтами, с медиками и гражданским обществом в целом».

Но и сама организация не только уповает на помощь со стороны. Сейчас мы активно работаем по направлению эффективности государственных вложений в этот процесс. При нас создан Институт уполномоченного общественного эксперта. Это структура, позволяющая контролировать эффективность расходов бюджетных средств и адресность оказания помощи в регионах. То есть каждый человек, адресно, который находится в заявке, может и должен получать эту помощь незамедлительно.

В качестве примера показа этой работы. В одном из регионов, допустим, Алтайский край, в прошлом году пришла заявка, где 12 человек трупы, умершие люди попали в заявку. Стоимость лечения каждого человека, извините, 500-600 тысяч рублей на год! Сколько денег должно было уйти в песок? Много!

Сейчас вопросы, связанные с чистотой этих заявок, значительно изменились в лучшую сторону. Если на 2008 год было порядка 1500 тысяч жалоб, связанных с заявками в Минздравсоцразвития Российской Федерации, то в том году их уже было 400, в этом году их будет еще меньше. Эксперты работают, и мы их обучаем.

Буквально сегодня я прилетел с нашей школы в Волгограде, где у нас обучались 26 экспертов из Приволжского федерального и Южного федерального округов. Там же в Волгограде сейчас проходила «Школа врачей». Мы активно работаем с нашим медэкспертным советом и совместно с Всероссийским обществом неврологов под руководством академика Гусева по образованию специалистов. Нет хорошего специалиста – нет нормального диагноза. Нет нормального диагноза – нет нормального лечения. Более того, мы сталкивались со случаями, когда одному пациенту назначалось два препарата. Это ужасное нарушение: два препарата, которые не должны ему назначаться!

Я сам доктор медицинских наук и работаю с этой категорией людей с 89-го года. На сегодняшний день мы работаем и в научной сфере, и в сфере здравоохранения, и в правовой сфере. Встала серьезная проблема: мы сейчас часто говорим о несознательности, к сожалению, наших пациентов, потому что их мироощущение все-таки другое, их психические функции могут быть изменены, и люди отказываются от получения лечения. Они чувствуют себя хорошо, и вдруг они отказались… Опять мы не можем фактически контролировать эффективность наших же собственных усилий и усилий государства

Мы создали следующий институт – Институт патронажной сестры. У каждого пациента, который получает дорогостоящее лечение, есть патронажная сестра, которая постоянно контролирует не только получение им назначенного препарата, но и то, насколько он его как положено принимает. Это работа нашей организации, и я думаю, мы будем хорошим партнером для политической партии «Единая Россия».

Мы считаем, что постоянный диалог общественности и правящей партии может стать залогом быстрого развития государственно-социальной политики. Мы готовы в этом участвовать. Спасибо за внимание.

Борзова О.Г. Уважаемый Юрий Евгеньевич, уважаемые коллеги, я благодарю вас за предоставленную возможность, наверное, не только сделать комментарии, но и сказать несколько слов, потому что выбрана очень важная площадка именно нашего клуба, и я думаю, что это верный шаг со стороны общественных организаций. Я буду говорить о тех организациях, которые курируют и являются своеобразными ассоциациями больных с хроническими неинфекционными заболеваниями, которых раньше, 15-20 лет, Россия практически не имела. Эти больные, как правило, к зрелому возрасту уже погибали.

Да, Ян Владимирович, молодая элитарная часть, у которых, как правило, прекрасно развито мышление, образованность, страдает патологией, которую вы курируете – рассеянным склерозом. Я хочу сказать, что Комитет очень вам благодарен за то, что вы умеете найти понимать возможности государства (помните нашу дискуссию по федеральному закону?) и можете перестраивать свои позиции. Это важно для тех больных, которых вы курируете.

Теперь общая часть. Я хочу обратить внимание всех присутствующих, когда на нашей партийной площадке в 2006-м году лидером нашей фракции Борисом Вячеславовичем Грызловым был поставлен вопрос на Президиуме генерального совета: Россия в опасности, Отечество в опасности, инвалиды не получают лекарственных средств. И никто, ни одна политическая сила России тогда не встала в защиту незащищенных слоев. Тогда была у нас при Генеральном Совете, при Президиуме организована рабочая группа. Я помню тот ужас, когда мне предложили ее возглавить, потому что я понимала, что сдвинуть это было невозможно. И только усилия Бориса Вячеславовича, нашего Президиума Генерального Совета помогли ключевые фигуры поставить таким образом, чтобы финансирование этой программы было сохранено.

Но в чем роль общественных организаций? Работая в комитете уже почти два года в этом созыве, хочу сказать, что мы не решаем ни одной проблемы по ДЛО без общественной организации «Гемофилика», без «рассеянного склероза». У нас приходят онкологические больные, молодые женщины, которые до 40 лет погибали бы. В чем суть? Профессионально ведь медики знают, что делать. Существует масса социальных вопросов, которые, конечно же, не могут быть все охвачены. И права Людмила Михайловна, вы смотрите жизнь изнутри, как это должно быть.

Посмотрите, что получается у нас в стране с нефрологическими больными. Не могу согласиться с тем, что ничего не сделано. За 30 лет моей работы в здравоохранении могу сказать, что 17 лет назад отделений диализа практически не было в стране. 17 лет назад у нас не было ни одного отделения острого и хронического диализа для детей. Мы не понимали, что такое перитониальный диализ. Это больные все погибали.

То есть, что дала страна? В программу государственных гарантий включен такой вид помощи и медицинская услуга как проведения диализа. Она делается за счет обязательного медицинского страхования. Страна дала, но до конца решила возможность обеспечения этих больных расходным материалом. Огромная проблема, Людмила Михайловна, и эту проблему мы должны решать. За счет чего? Возможно, за счет более интенсивной работы над созданием государственной программы помощи этим больным в том числе, наряду с другими группами больных.

Что сделано еще. Да, мы научились пересаживать почки. Эти больные живут с качеством здоровья на 100%. Но какие есть проблемы? Прежде чем пересадить почку больной должен жить в городе Москве в течение 10-12 иногда полутора лет, пока подберут донора. А вот эта проблема абсолютно не решена. Ему не на что жить, ОМС ему не оплачивает, таких писем мы имеем массу.

Что хочу предложить? Наш комитет в основном состоит из членов партии «Единая Россия». Практически на нашей площадке комитета, с нашим профессиональным медицинским сообществом, с учетом потребностей и возможностей мы будем ставить задачи поэтапного решения этих проблем.

Я еще раз хочу сказать, Ян Владимирович, вы умный человек, который сумел перестроить идеологию вашей общественной организации и соразмерить ее с возможностями государства. И я вам за это очень благодарна. Потому что я действительно очень хорошо осведомлена по поводу той контрольной функции, которая оказывается вами государству по рациональному использованию средств, выделяемых для инвалидов, страдающих рассеянным склерозом.

И, конечно, по поводу сестринского ухода и организации такого ухода, которая у вас есть, это требует обсуждения на площадке комитета тоже.

Уважаемые коллеги, бесспорно, и без Общественной палаты, и без нашего взаимодействия мы должны решать вопросы, которые ставит государство. Но вместе с тем хочу сказать, мы должны очень эффективно (об этом говорит и Президент страны) использовать тот ресурс, который дало нам государство. Готовясь к этой встрече, зная, что вы здесь будете, очень благодарна, что меня сюда пригласили, потому что я посмотрела, как мы будем жить в будущем году. В проекте бюджета на 2010 год мы будем жить приблизительного с объемом того же финансирования 332 млрд. рублей. Мы будем полностью с вами жить в том же финансировании национального проекта – 132 млрд. рублей, — который имеем в этом году. Мы с вами получим полностью финансирование на дополнительное лекарственное обеспечение – это тоже важный вопрос. А вот вопрос, как этот ресурс рационально использовать, давайте решать вместе.

Еще раз благодарна вам за те пожелания, которые вы высказали в своей информации, и мы готовы вас встретить на площадке нашего комитета, комитета единороссов.

Спасибо большое.

Шувалов Ю.Е. Я хочу дать слово Иванову Алексею Юрьевичу.

Иванов А.Ю. Добрый день, уважаемые коллеги! Я бы хотел представить одну из общественных инициатив, которая не так давно сложилась, и на сегодняшний день пока еще нет опыта взаимодействия с партией по решению задач, с другой стороны накопилось понимание ряда проблем, и есть предложения, которые могли бы достаточно эффективно вписаться в ту систему взаимодействия партии «Единая Россия», которая выстраивается с организациями гражданского общества.

Наше движение поддержки малого и среднего бизнеса проводит достаточно активную работу с представителями этого сектора российской экономики, российского общества, и нам совместно со специалистами Высшей школы экономики, которые участвуют в этом процессе, удалось выявить такую достаточно назревшую и больную проблему, актуальность которой в условиях кризиса достаточно высока. Эта проблема – положение малых заемщиков, то есть людей, которые взяли кредиты в банках в период «тучных» лет, когда был высокий расчет на последующие рост спроса на товары и услуги, предоставляемых малым бизнесов, а также потребителей, которые взяли кредиты в расчете на увеличение доходов, заработной платы и т.д. Сейчас многие из этих людей существенно утратили тот доход, на который они рассчитывали, оказались в сложной экономической ситуации, и в отношении их с банками оказались слабо защищены. Слабо защищены по сравнению с крупным бизнесом, который в рамках правительственной программы антикризисных мер получил существенные дотации на урегулирование своих отношений с банками, который получил определенных административный ресурс для того, чтобы его переговорная позиция в отношениях с банками была достаточно удобна и комфортна. В свою очередь банки, не получив возможность полностью удовлетворить свои требования с крупного бизнеса, достаточно жестко ведут себя в отношении малых заемщиков, людей, для которых эти кредиты очень существенны, и которые наиболее пострадали в условиях нынешнего глубокого спада в экономике, кризисных явлений.

Что предлагается? Что делается? Одно из таких важных предложений – это изменение существующей законодательной базы, целый ряд проблем, целый ряд механизмов, которые банки используют достаточно агрессивно, меняя и условия кредитования, и воздействия на заемщиков агрессивными средствами, привлекая коллекторские агентства, которые зачастую ведут себя на грани законности, используя методы выбивания долгов, которые не приемлемы в цивилизованном обществе.

Такие законодательные предложения нами сейчас прорабатываются, которые могут позволить эти агрессивные коллекторские практики успокоить немножко, ввести в цивилизованное русло, и не дать возможность банкам, используя плачевное положение малых заемщиков, довести их до неприемлемого с точки зрения человеческих ценностей состояния. Потому малый заемщик в отличие от крупной компании, это человек, который в итоге будет отвечать всем своим имуществом, имуществом, которое используется не только в предпринимательской деятельности, это и потребители, чей жизненный уровень после этого резко падает, которые оказываются в сложной социальной ситуации, и соответственно они могут себя вести не в полной мере конструктивно в такой ситуации.

Один из серьезных законопроектов, к которому мы бы хотели подключиться, и у нас есть предложения по нему, это подготовленный сейчас Министерством экономического развития, внесенный в Правительство законопроект, касающийся банкротства граждан) физических лиц). Очень важная новелла. Очень долгое время российская экономика жила без закона о банкротстве граждан, этот институт не работал. Сейчас, когда мы ждем, и уже есть признаки этого, очень высокая доля неплатежей таких малых заемщиков, граждан, потребителей. Данный закон должен быть качественно проработан, должен быть рассмотрен не только с точки зрения экономических интересов, но и с гуманистических позиций, позиций человеческого измерения, чтобы тот человек, который будет признан банкротом и избавится от задолженности перед банком, мог бы чувствовать себя комфортно, в дальнейшем встроиться в конструктивные общественные отношения, в экономическую систему и т.д., то есть остаться нормальным гражданином общества, а не каким-то изгоем.

Очень важный закон, я уверен, банки будут лоббировать такую редакцию этого закона, которая комфортна им с точки зрения удовлетворения их экономического интереса. Очень важно, с нашей точки зрения, блокировать это банковское лобби с таких вот позиций. Это очень болезненный и социально значимый вопрос.

Дальше. Относительно коллекторских практик, которые имеют место быть, мы накопили довольно большой материал о том, что коллекторы, которые сегодня выбивают долги, очень часто переходят грань дозволенного поведения и, к сожалению, в сотрудничестве с некоторыми органами государственной власти, в частности, с судебными приставами, недобросовестными исполнителями. А правоохранительная система не в полной мере реагирует на это. На наш взгляд, те факты, которые мы выявляем, это такая форма, может быть, гражданского контроля помощи малым заемщикам могут быть интересны для партии власти, для последующих парламентских расследований. К сожалению, такой институт пока не действует, но в перспективе, может быть, будет полезен.

Отдельный большой блок работы, который мы бы хотели делать совместно с партией, это работа просветительская, работа, направленная на повышение правовой, финансовой грамотности наших сограждан. И здесь очень важно это в контексте отношений заемщиков и банков, потому что мы проанализировали кредитные договоры, которые заключались в «тучные» годы, они зачастую очень слабо защищают заемщика. Высокий перекос в сторону банков. Почему так происходило? Одна из причин – правовая финансовая неграмотность людей, которые брали эти кредиты. К сожалению, потребительский или иной раж получить как можно быстрее желаемое, доминировало над здравым смыслом, над ощущениями риска, и люди брали кредиты на условиях, явно кабальных. Сейчас, конечно, подписал – должен выполнять. Но в перспективе мы бы хотели, что уровень финансовой правовой грамотности населения повышался. У нас есть ряд проектов по повышению этого уровня.

Кроме того, многие правила кредитования, которые являются условиями, применимыми ко всем заемщикам банков, содержат незаконные условия. Целый ряд незаконных условий нами выявлен, но они не оспариваются индивидуальными заемщиками, потому что это сложно, это требует вложения ресурсов. С другой стороны, общественное движение может выступать в защиту неопределенного круга лиц и оспаривать незаконные условия кредитных договоров, программ кредитования в интересах неопределенного круга лиц. Это та задача, которую мы будем решать и которой мы будем заниматься.

Наша просветительская программа включает также проект обучения школьников. Это такой подход, который позволит повысить уровень правосознания, правовой финансовой грамотности уже на этапе школьного обучения, школьного образования. Очень важный проект, очень важная задача. На сегодняшний день в школьной программе в качестве обязательной дисциплины нет дисциплины права, а есть только дисциплина «Обществоведение», которая включает в себя очень небольшой блок правовых дисциплин и преподается сейчас учителями, которые не имеют правовой базы, не имеют специализации.

Это большая проблема. Школьники, которые выпускаются сейчас из старших классов школ, я уже не говорю про средние школы, 9-й класс, даже из старших классов школ, не имеют представления об очень многих базовых правовых понятиях. Мы это видим на опыте работы Высшей школы экономики в основном в регионах и т.д. Нами сейчас разработаны методики обучения школьникам правовым дисциплинам и программа переподготовки учителей, которые могли бы позволить эти методики внедрять.

Достаточно важная цель, насколько я помню слова Бисмарка: Восточная Пруссия была превращена в великое государство, благодаря народному учителю, который пришел в школу, и следующее поколение граждан Пруссии, это были граждане уже совершенно другого уровня подготовленности, которые смогли создать действительно великую державу для того времени. Так вот, говоря о сегодняшней России, к сожалению, следующее поколение, которое выйдет из школы, не будет служить к славе страны и развитию нашего общества, потому что тот уровень школьного обучения, который мы сейчас видим, идет вниз, а не вверх, особенно в тех областях, которые касаются деятельности нашего движения (имеется в виду подготовки человека активного, ориентированного на общественное развитие, на предпринимательскую деятельность). Таких людей все меньше и меньше готовит наша школа.

Одно из направлений нашей работы, по которому мы надеемся получить поддержку партии, прежде всего, политическую, это просветительский проект.

Спасибо большое.

Шувалов Ю.Е. Я просто хочу сказать, что у нас сегодня такой заявительный принцип. Мы с кем-то знакомы были раньше, с кем-то знакомимся впервые, но потом мы запустим постоянно действующий диалог: «»круглые столы», программы, которые будут на базе этой гражданской платформы идти и находиться все время в контакте с нами. Я думаю, что это будет конструктивно, и мы будем соответствующие ресурсы информационные подключать, чтобы был доступ к этому диалогу у всех желающих.

Я просто хочу сказать, что, к сожалению, может быть, у всех получится выступить, но у нас сегодня по сути дела заявительное мероприятие.

Я хочу предоставить слово Ивановой Валентине Николаевне.

Иванова В.Н. Дорогие коллеги, я бы хотела сказать несколько слов в контексте уже развернувшейся дискуссии о Всероссийском педагогическом собрании – общероссийской общественной организации, которая была создана четыре года назад. Мне кажется, что наша организация, по-видимому, может быть признана как та организация, которая выстроила диалог с партией «Единая Россия», и в этом русле видит свою дальнейшую работу, потому как есть хорошие и интересные общие результаты для учителей, для родителей, для сферы образования в целом.

В частности, естественно, что мы обратили внимание на недостаток финансирования прежде всего сферы образования. И надо сказать, что последние четыре-пять лет привели к тому, что в 3,5 раза увеличился объем раздела «Образование» в федеральном бюджете. И самое главное, что в приоритетном национальном проекте – это общие усилия и нашей общественной организации, и «Единой России», и соответствующей масштабной фракции в Государственной Думе, — что в приоритетном национальном проекте на каждом этапе участвуют общественные наблюдатели, общественные контролеры, общественные организации. И при выборе школы на получение миллиона, и при выборе учителей, которые получают 100 тысяч и т.д.

Далее мы поставили вопрос о серьезной коррумпированности, в особенности при поступлении в высшую школу. И надо сказать, что здесь «Единая Россия» вместе с правительственными рабочими группами, Министерством образования… Вы помните, с каким трудом проходил федеральный закон о едином государственном экзамене. И надо сказать, что для наших членов, а мы имеем 67 региональных отделений, 250 тысяч учителей, вопроса не стояло, поддержать или не поддержать, потому что мы сразу увидели, что региональная дискриминация детей будет резко сокращена, когда московские вузы для москвичей, питерские вузы для питерцев, а архангельский ребенок, если только на платное отделение поступит, да и то в негосударственное образовательное учреждение. И вот надо сказать, что в этом году, когда в марте-апреле оппозиционные силы развернули опять линию на то, чтобы сохранить коррумпированность, попытаться вернуться в старый формат поступления в высшие учебные заведения и ухода от объективной независимой оценки уровня знаний, мы видели и понимали, что ситуация, к сожалению, идет по наклонной плоскости, мы встали на защиту единого государственного экзамена, и прежде всего на защиту наших родителей.

Что же мы сейчас имеем по итогам первого года работы ЕГЭ в штатном режиме? Мы буквально три дня назад в Центре социально-консервативной политики провели заседания пленума Всероссийского педагогического собрания по итогам общественного контроля за ЕГЭ со стороны наших наблюдателей. Мы провели социологический опрос 25 тысяч. 68% родителей высказали, что их дети поступили в те вузы, в какие они хотели, чтобы их дети поступили. 72% детей одиннадцатиклассников ответили, что они выбрали те вузы, на которые ориентировались и в которые хотели поступить. И две трети родителей ответили, что не потребовалось дополнительных средств (имеется в виду коррумпированных, теневых потоков) для того, чтобы поступить в высшие учебные заведения.

Мне кажется, что этот опрос, и в целом ситуация, которую уже понимаем сейчас, поворачивается однозначно в поддержку единого государственного экзамена, говорит, что инициативы и законодательные, и направленные на решение серьезнейшей проблемы, могут в таком вот диалоге – эффективном и плодотворном – продвинуться.

Пользуясь случаем, я бы хотела обратиться к уважаемым коллегам сейчас с просьбой о следующем. Ведь 2010 год объявлен Годом учителя. В 2010 году кризис, естественно, будет продолжаться или влиять на финансирование, на ситуацию с федеральным бюджетом. И в этой связи мы должны подумать, как же нам сделать так, чтобы этот год запомнился учителям надолго или навсегда. Потому что впервые за всю историю Российской Федерации мы проводим Год учителя.

Какие бы наши инициативы мы бы просили поддержать наших коллег.

Во-первых, провести съезд учителей, родителей или как мы говорим, Российский педагогический совет. Костяк, регламент и процедуры такого съезда мы наработали, мы практически идет к пятому съезду Всероссийского педагогического собрания. И мы готовы к тому, чтобы выступить здесь определенной моторной силой, взять на себя организационные задачи, нагрузки и т.д. Но просим здесь поддержать. И если «Единая Россия» выступит мощно с тем, что да, идем на Всероссийский педсовет, советуемся в сфере образования в Год учителя – это масштабно, это красиво и это сильно.

Далее. Мы давно говорили и Всероссийское педсобрание, по-моему, 100 тысяч подписей собрало в поддержку инициативы по Народным учителям. У нас Народных учителей 260 человек на всю страну. Они не получают ни рубля дополнительных выплат за это звание. То есть золото и золото, это до такой степени уникальные люди! Может быть, мы считали в свое время, что это не более 4 млн. рублей. Причем, если туда войдут народные артисты, народные художники, народные скульпторы и народные учителя. Хотя, конечно, понимаем, финансовые кризис и т.д.

И еще пенсия за выслугу лет. Юрий Евгеньевич, уважаемые коллеги, здесь какая-то несправедливость в отношении учителей. Пенсию за выслугу лет после 25 лет учитель получает, но затем при уходе на пенсию пенсия за выслугу лет становится общим заработком, общим доходом, и как при пенсии берется процент и потом выплачивается в виде пенсии, так и от пенсии за выслугу лет берется только какой-то процент и он выплачивается. Почему бы пенсию за выслугу лет не вывести из учета дохода, и чтобы она постоянно выплачивалась как пенсия за выслугу лет? То есть, чтобы она не уменьшалась. Она всего две тысячи рублей, а получается, что люди получают 600-700 рублей от этих двух тысяч.

Вот если бы удалось хотя бы одну из этих инициатив реализовать, то это было бы мощно.

Спасибо.

Шувалов Ю.Е. Киселев Константин Владимирович.

Киселев К.В. Большое спасибо за приглашение, уважаемые коллеги, я буду краток, понимая, что времени мало.

В данном случае я представляю в отличие от коллег, которые говорили о самых незащищенных социальных слоях населения нашей страны, а наоборот о самых активных. Но как ни странно им надо помогать в первую очередь, потому что, если мы им поможем на данном этапе (именно на данном этапе), то те проблемы, о которых говорили коллеги, будут решены с гораздо меньшим участием государства. И в этом смысле Юрий Евгеньевич, когда открывал сегодняшнее заседание, сказал, что партия не ставит жестко условие сотрудничества. Я бы с ним немножко поспорил и сказал не о жесткости, потому что при слове «жесткость» возникает иллюзия административного призрака, административного ресурса, а, наверное, настойчивости. Потому что ситуация в инновационной сфере выглядит парадоксально. Люди говорили здесь о больных, а я вам напомню, что Россия за последние пять лет стала мировым лидером по темпу прироста расходов на науку и технику, с одной стороны. С другой стороны, если же мы посмотрим за эти же пять лет направления области наук по научным публикациям, то увидим, что весь мир пишет в области клинической медицины (25% составляет доля статей), то Россия 20% пишет в области физики и других тяжелых точных наук, математика, а дальше идет химия. Проблема очевидна.

Дальше по цифрам пойдем. Я напомню, что Президент бывший и нынешний, и Премьер говорили о том, что по таким показателям (это ключевой инновационный показатель, по доле наукоемкой продукции в мировой торговле Россия занимала 0,35% три года назад, сейчас эта доля немного выросла – около 0,5%. Хвастаться нечем.

Или, например, доля предприятий, которые внедряют технологические инновации – 8,5%. Коллеги, это вдвое меньше, чем в Латвии.

Доля высокий технологий в общем объеме экспорта из России – 5%. (По-моему, она тоже выросла на 0,15%.)

Но паниковать рано, и в чем должна быть настойчивая роль партии в данном случае, в том, чтобы помогать тем самым людям. Пока их мало, инноваторов. Главная задача: создать критическую массу такого рода предприятий и такого рода предпринимателей. Им надо помогать, потому что опять же за последние пять лет Правительство довольно много сделало для того, чтобы сформировать законодательный ландшафт в этой сфере, но при этом практически полностью отсутствует нормативная база по этому новому законодательству, и отсутствует практика применения. Поэтому, мне кажется, мягко надзорная функция партии в этом была бы очень уместна.

Более того, завершая выступление, хочу сказать, поскольку работаю на земле и знаком с большим количеством инновационных предпринимателей, они бы с удовлетворением восприняли тот факт, если бы партия помогала в их деятельности.

Спасибо.

Шувалов Ю.Е. Дмитрий Владимирович Савельев.

Савельев Д.В. На самом деле я бы хотел поделиться небольшим наработанным опытом, который у нас и нарабатывается дальше, но появился в процессе работы ЦСКП в Центральном федеральном округе. В начале проведение, конечно, «круглых слово», встреч с общественными организациями, с активными яркими личностями в регионе проходили достаточно тяжело. Власть практически не реагировала на нас, если реагировала, то слабо. Но все равно мы проводили эти «круглые столы», и что мы получили в итоге. Очень удивительно, но мы все-таки смогли достучаться, чтобы на нас стали обращать внимание. И дальше, развивая этот опыт, что мы в итоге получили? На меня даже жаловались некоторые губернаторы, Юрий Евгеньевич подтвердит, они говорили: ну что же они там нас критикуют. На самом деле площадка ЦСКП очень хорошая база, чтобы привлечь внимание к проблематике той или иной общественной организации. Ведь зачастую от общественных организаций отмахиваются чиновники и власть, как от назойливой мухи. Есть маленький бюджет, и в рамках этого бюджета они всем по крохе раздают. И иногда обращаются к ним, когда от общественной организации что-то надо, какое-то заявленьице. И обращаются, предлагая взамен какие-то смешные деньги.

Так вот, когда мы решили этот опыт раскачать и сделать массовым по всему федеральному округу, у нас это на самом деле получилось. Мы раз в полгода выпускаем такую брошюру, бюллетень. У нас где-то 500 экспертов в различных сферах жизни – в медицине, в малом бизнесе, в промышленности, в науке и т.д. И делаем экспертный опрос через Интернет (они у нас все заанкетированны) И нам люди присылают свое мнение и позиции по той или иной проблематике, касающиеся этого региона и в целом жизни по стране. И вы знаете, вначале мы на это не обращали внимание. Мы делаем рассылку по всем губернаторам, по всем членам Совета Федерации, по Госудуме, и губернаторы стали обращаться на это внимание, потому что их стало это потихонечку цеплять. Один губернатор спрашивал: «Почему это вы написали, что коррупция в нашем в регионе на первом месте? У нас такие хорошие показатели по раскрываемости. Мы столько посадили в этом году, столько арестовали в том году». Отвечаем: «Да нет, у нас был «круглый стол» и ваш же заместитель об этом говорил». Приехали к нему, подняли протоколы «круглых столов» и показали, что его заместитель на самом деле на первое место поставил коррупцию.

Еще один чиновник приехал и откровенно сказал: «Ребята, да, мы обратили внимание, вы так активно взялись, подняли общественное мнение, привлекли на свою сторону за эти «круглые столы» очень много общественных организаций, а можно я теперь буду все это возглавлять, курировать? И сделайте меня руководителем ЦСКП в отдельно взятом регионе». Мы с Владимиром Абдуалиевичем целый час ходили, с ним разговаривали, хотели понять суть, для чего ему это надо. В итоге в конце часа беседы он откровенно сказал: «От этого зависит рейтинг губернатора, и мы не хотим, чтобы вы напрягали общественное мнение. Мы сами будем проводить «круглые столы», а вам присылать отчеты». Конечно, мы ему отказали. Когда на сегодняшний день они поняли, что такими подходами ничего не добиться, могу честно сказать, что губернаторы стали сами участвовать в проведении «круглых столов». Это очень здорово! С одним губернатором мы уже провели два «круглых стола», и он сказал: «Теперь я буду всегда приходить, вы меня приглашайте, пожалуйста».

Хочу сказать следующее. Конечно, в начале именно общественная дискуссия, «круглые столы» имеют не явно выраженный результат, но если это делать системно, планово, если на эти «круглые столы», даже если тема заявлена, но не касается, например, деятельности общественной организации, которая занимается проблемами инвалидов, но будут приходить большинство общественных организаций и обсуждать тему малого бизнеса, или тему инвалидов, или тему больных почечной недостаточностью, и будет показано, что общество консолидируется вокруг той или иной проблемы, даже если эту группу общества данная проблема не касается, я думаю, что мы будем еще сильнее и активнее привлекать власть к этим проблемам. Тогда чиновники не будут от нас отмахиваться, а будут участвовать в заседаниях, в «круглых столах» и искать помощь в реализации этих проблем, не только опираясь на свои должностные инструкции и говоря, что нет бюджета, а изыскивать возможности. Мы приглашаем всех к сотрудничеству.

Если у кого-то есть региональные подразделения в Центральном федеральном округе, есть все наши координаты, мы готовы сотрудничать, проводить «круглые столы». Мы также очень заинтересованы в дополнительных экспертах, очень заинтересованы в яркой, громкой позиции. Мы готовы оживлять и встряхивать немного жизнь в регионах, которые, к сожалению, засыпают и живут от выборов к выборам, потому что социальная активность у населения достаточно низкая. Спасибо.

Шувалов Ю.Е. Терентьев Михаил Борисович,                пожалуйста.

Терентьев М.Б. Я еще и координатор партии по взаимодействию с общественными организациями инвалидов. В рамках своей партийной деятельности я регулярно встречаюсь с общественными организациями и постоянно на каждом совещании, встрече говорю о том, что только общественная организация, независимо чьи права она защищает, может внести предложение как в нашу систему в государстве, как в наши законы, изменить и сделать боле эффективным использование бюджетных средств.

К сожалению, есть много вопросов, связанных, например, с 94-м законом по поводу распределения госзаказа по конкурсу, и очень важно учитывать мнение общественных организаций. При этом если вы критикуете, то сразу предлагайте какой-то конструктив, чтобы это предложение я как депутат и координатор партии мог выше озвучить и дальше продвигать, потому что критика без конструктивного подхода обычно уходит в пустоту.

Хотелось бы просто сказать о том, чтобы общественные организации более активнее участвовали в жизни. Если есть какая-то критика по поводу того, что у нас в стране что-то плохо, все равно надо когда-то начинать перестраивать эту систему, изменять. И только общественные организации здесь могут сыграть конструктивную роль. Я думаю, что подобные совещания в рамках Социально-консервативного клуба могут выработать такие решения.

Пожалуйста, активнее участвуйте во всех мероприятиях общественных организаций.

Шувалов Ю.Е. Спасибо.

Боровикова Татьяна Михайловна, пожалуйста.

Боровикова Т.М. Я возглавляю Всероссийское сообщество многодетных семей «Много деток – хорошо».

Я хотела поговорить о новых форматах диалога с властью по заявленной теме.

Мне кажется, что проект, о котором мы сегодня узнали, «Гражданская платформа», очень актуален и важен. Идея того, чтобы партия была приводным ремнем для наших инициатив, мне очень нравится, потому что за последние три года возникли сотни инициатив со стороны местных семейных сообществ в разных регионах России. За неимением очень часто связи с властью мы теряем идею, теряем само дело и фактически не находим поддержки у власти, хотя люди сначала горят желанием и энтузиазмом.

Мне бы хотелось сказать о тех отношениях между властью и обществом, которые мы бы хотели создать. Очень бы хотелось, чтобы ключевыми понятиями в этих отношениях были «честность», «открытость» и «уважение» к обеим сторонам диалога и желательно «любовь» в перспективе.

Сегодня очень хочется видеть именно не чиновника, который отфутболивает все гражданские инициативы, у нас есть случаи просто целых томов переписки с чиновниками, но многодетные семьи не получают помощи ни по жилью, ни по каким-то другим социальным вопросам. Нам нужна власть с человеческим лицом. Как это сегодня сделать?

Во-первых, мне кажется, необходимо поставить вопрос о том, что власть должна быть честной. И если есть проблема, признай, что да, эта проблема существует, и мы можем ее решить вместе с семейным сообществом. Получается, что чиновник должен быть сам заинтересован: обсуждать проблему, создавать механизмы реализации, участвовать в процессе, чтобы люди не делали проекты, что называется на коленке, без ресурсов, а понимали, что власть с ними находится в одной упряжке, чтобы они понимали, к каким целям идут и каких результатов хотят достигнуть, чтобы было взаимопонимание.

Хотелось бы сказать о том, что сегодня не понятно, каким образом слышатся гражданские инициативы в большинстве случаев. Мы видим очень много случаев подворовывания проектов. Скажем, когда мы выходим с инициативой проведения социальной акции «Семья помогает семье», потом она начинает проводиться Департаментом социальной политики как своя. Или когда мы проводим какую-то кампанию о необходимости жилья для многодетных семей с призывом строить детские деревни по всем регионам для многодетных семей, и через Лужкова пробиваем проект о строительстве 40 тысяч кв. метров жилья для многодетных семей, в итоге этот проект как-то уходит в никуда, потому что сейчас получается, что в это жилье заселяют всех, кому попало, а не тех, кто остро нуждается. Таким образом, идет пробуксовка.

Мы пишем тоннами письма, у нас работает служба сопровождения семей, по конкретным ситуациям мы пишем запросы помочь, допустим, вот этой семье, они 20 лет живут в Москве, но сами не решат свою проблему. Получается, что в эти коттеджи сегодня заезжают люди, которые имеют по 3-4 квартиры. Мы это видим, люди это видят, в итоге выходят на Пушкинскую площадь на митинг протеста. Все это создает социальную напряженность, которая нам совершенно не нужна. За нами наши дети. Мы просто считаем, что нужно конструктивно с помощью «Единой России» ставить и решать по-честному эти вопросы.

Также хотелось бы поднять вопрос о том, с кем разговаривает власть. Очень часто мы сегодня видим попытки выдать за общественное мнение точку зрения хорошо проплаченных с Запада людей. Я имею в виду, например, тему «ювенальная юстиция». Получается, несколько так называемых экспертов собирают какие-то там конференции «Стратегия развития ювенальной юстиции в России», делают какие-то дискуссии 1 июня по поводу защиты детей, лоббируют Европейскую социальную хартию в Госдуме. А много десятков тысяч родителей, которые собрали подписи о том, что они не хотят ювенальную юстицию западного образца, игнорируются. Я считаю, что это вопрос, который тоже должна ставить партия, потом что он сегодня вызывает в обществе ненужную напряженность. Получается, что господин Зыков, например, который в свое время пролоббировал увеличение дозы наркотиков, которую можно носить в кармане, что привело к увеличению в несколько раз употребление героина в молодежной среде, то есть фактически легализовал наш наркорынок, сегодня занимается ювенальной юстиции и лоббирует права детей, создавая систему защитников в каждой школе и систему ювенальных судей, которые будут решать по социально-экономическим показателям отобрать, например, ребенка из семьи или не отобрать. Апогеем его деятельности как члена Общественной палаты стала фальсификация письма девочки из Боголюбского монастыря.

Сейчас мы создали общественную комиссию из руководителей многих общественных организаций, всероссийских и региональных, чтобы просто разобраться в этой ситуации, потому что надоело, что за нашей спиной делается непонятно что!

Также хотелось бы обратиться по поводу использования административной инфраструктуры для того, чтобы выстраивать эффективную общественную инфраструктуру. Я говорю о создании местных семейных сообществ. Сегодня наш опыт показал, что там, где объединились 30-40, 50-80 семей, которые регулярно встречаются, выдвигают свои инициативы, что-то делают ради своих детей – это очень хорошая здоровая структура, которая фактически является точкой роста. Люди решают многие проблемы, строят спортивные площадки, делают комиссии по общественному контролю. Кстати, местная власть при слове «комиссия по общественному контролю по жилью» просто падает в обморок. Но, тем не менее, мы все равно это предпринимаем во всех регионах. Это все идет снизу. Я считаю, что «Единая Россия» может очень эффективно использовать эту инициативу с мест.

Хотелось бы также обратиться ко всем присутствующим с предложением – мне кажется, нужно выходить на новые форматы диалога с обществом, не только диалога взаимодействия. Мы предлагаем, поскольку сейчас очень много долевых вопросов по защите детей, по защите семьи провести всероссийский призыв, мобилизацию в защиту семьи, детей, духовных и нравственных ценностей и национальных интересов России во имя святого благоверного князя Александра Невского. Эта идея родилась в Переславле в день его рождения и в День независимости России – 12 июня. Мы уже обсудили эту идею с огромным количеством организаций, которые нас поддержали, с церковью и нашли поддержку. Мы считаем, что сейчас пришло время не совсем формальных подходов, иногда, может быть, даже жестких, четких и понятных обществу действий.

Спасибо.

Шувалов Ю.Е. Спасибо. Доронин Андрей Олегович.

Доронин А.О. Уважаемые коллеги, история местного самоуправления произошла у нас уже давным-давно, еще с Древней Руси. Основные яркие моменты – Псков, Новгород, а прототипом местных территориальных общественных самоуправлений были сельские и волостные общины, а также казачьи общины.

Что же сейчас делается на уровне ТОСов для того, чтобы у нас было и начало развиваться местное самоуправление?

Мы считаем, что первый этап, с 2003-го по сегодняшний год, уже практически завершен, он стал нормальным подспорьем для поселковых и сельских администрацией. Мы проводили этот этап под девизом «Дойти до каждого», то есть объясняли каждому жителю, что такое общественное самоуправление для того, чтобы они поняли, что они живут на этой территории, и без их участия, без их действий никаких улучшений не будет.

Те ТОСы, где произошли все эти изменения… Честно говоря, мне понравилось выступление Сергея Александровича Попова, который сказал, что нужен моторчик. Так вот где есть моторчик – там жизнь идет. Что есть моторчик? Это люди, которые горят, люди, которые дойдут до каждого и каждому объяснят. Самые нормальные ТОСы там, где стерлась грань между администрацией и руководителем ТОСа. Они не делят свои обязанности, они занимаются всем. Территория благоустроена, люди ходят довольные, оказывается большая помощь обездоленным и малоимущим, одиноким и пенсионерам. Во всех ТОСах, которые сейчас работают у нас в области, все малообеспеченные и пенсионеры на зиму обеспечены топливом. Мы считаем, что это очень большая добавка.

Сейчас начинается второй этап, мы думаем, что это второй этап реализации, и столкнулись с тем, что необходима экономическая составляющая для того, чтобы прошел этот второй этап. То есть территория живет, территория благоустроена, но они говорят: «Нам не нужно денег от администрации, потому что сегодня хороший губернатор, который нас поддерживает, завтра – будет другой. Чтобы этого не было, мы хотим сами заработать деньги и направить их на реализацию каких-то своих социальных и экономических программ». Но мы столкнулись с тем, что налогообложение, которое у нас сегодня существует, не позволит нам привлекать к социальному партнерству своих фермеров, своих бизнесменов, потому что им это не выгодно. Поэтому мы думаем выйти с инициативой того, чтобы дать какой-то льготное налогообложение непосредственно тем организациям и предприятиям, которые будут вкладываться в местное поселение для того, чтобы оно развивалось.

Вторая проблема, которая у нас существует, организационная. Мы часто общаемся со своими коллегами из других регионов и поняли, что проблемы везде одинаковые, поэтому принято решение о создании всероссийской ассоциации ТОСов для того, чтобы оказывать друг другу помощь, выходить с какими-то законодательными инициативами для того, чтобы как-то решить все свои вопросы.

Следующий этап, который мы хотим провести, политический. То есть когда человеку хорошо живется, он начинает задумываться, какая власть, что, чего, зачем и почему ему эта власть нужна. Мы думаем, что если мы совместно с «Единой Россией» сможем организовать это мероприятие. Мы не просим помощи, мы не просим денег, мы хотим сотрудничать на взаимовыгодной основе между Ассоциацией территориального общественного самоуправления и «Единой России» — вы поможете нам, а мы поможем вам в реализации политических идей.

Савельев Д.В. Можно маленькую реплику?

Андрей Олегович, вы сказали о том, что когда человеку хорошо, тогда он задумывается, какая власть и внимательно относится ко всем процессам устройства гражданского общества. Я с этим не согласен. Мои наблюдения, участие во многих избирательных кампаниях показывают, что чем лучше человек живет – тем меньше он интересуется тем, как устроена власть, как функционируют и работают институты гражданского общества и государственной власти. А чем человеку хуже – тем он активнее интересуется, как устроена власть, как работает общество.

Я хочу сказать, что эта проблема – одна из основных, которая сегодня стоит и перед нами, как партии «Единая Россия», и перед общественными организациями тоже.

Доронин А.О. Это как реплика или как вопрос?

Савельев Д.В. Это просто обмен мнением.

Шувалов Ю.Е. Предлагаю предоставить слово Калинину Виктору Валерьевичу, который подготовил проект по организации системы фондов, обеспечивающих развитие «Гражданской платформы».

Калинин В.В. Добрый день.

Собственно говоря, мне бы хотелось вкратце озвучить темы, которые сегодня поднимались очень эпизодически и тезисно обозначаются следующим образом. Наверное, стоит поднять вопрос о том, чтобы в рамках Социально-консервативного клуба рассмотреть вопрос формирования так называемого «ресурсного центра» некоммерческих организаций, который мог бы являться не только местом сбора информации о тех практиках, которые существуют на сегодняшний день, и которые, в частности, были озвучены сегодня и в рамках «Гражданской платформы», и в рамках деятельности отдельных некоммерческих организаций. Об этом говорил Ян Владимирович. Я думаю, это один из примеров как раз того, что могло бы стать основой в сфере объединения пациентов, страдающих теми заболеваниями, о которых вы говорили, и распространить эту практику на другие объединяющие организации, например, сферу «Семи нозологий», которая состоит на особом государственном обеспечении, но и требует особого контроля со стороны пациентов.

Тема ресурсного центра, конечно же, не ограничивалась бы только сбором информации. В первую очередь, речь бы шла о том, чтобы оказать содействие той же «Гражданской платформе», поскольку мы не можем постоянно рассчитывать на реакцию депутатов путем направления запросов по конкретной ситуации. Возможно рассмотрение практики оказания содействия таким общественным объединениям либо инициативным группам, направляя им предложения, как поступать в каждой конкретной ситуации, с каким обращением обращаться, скажем, в территориальные управления здравоохранения, к кому конкретно и с требованием чего.

Либо, если говорить о многодетных семьях, то для меня немножко странно, когда вы говорите о поддержке «Единой России», и при этом говорите о Юрии Михайловиче Лужкове. То есть, если Юрий Михайлович Лужков этот вопрос не решает либо правительство Москвы вашу инициативу, как вы говорите переманивает и выдает за свою, то при чем здесь «Единая Россия»?

Боровикова Т.М. Просто неэффективно проект реализуется на уровне низших чиновников.

Калинин В.В. Извините, а Юрий Михайлович Лужков, на мой взгляд, является одним из… Поэтому, наверное, обращение к нему скорее.

Боровикова Т.М. А Юрий Михайлович нам помог.

Калинин В.В. Но если мы всякий раз будем рассчитывать, что во всем будет помогать только «Единая Россия», то я не думаю, что это будет соответствовать, в статье «Россия вперед!» Дмитрий Анатольевич Медведев говорит все-таки о межпартийном взаимодействии. И надо говорить, что надо задействовать весь политический спектр решения этих вопросов.

Но ресурсный центр помог бы эффективно реализовывать общественную инициативу.

В развитие темы ресурсного центра и поскольку мне предоставили слово после Доронина Андрея Олеговича, я думаю, что одной из форм, в том числе антикризисных мер на уровне местного самоуправления, могла бы стать поддержка инициативы создания фондов местных сообществ. Фонды местных сообществ – это давно отработанный механизм, существующий в мировой практики, который позволяет объединять средства субъектов Федерации, средства муниципальных образований, средства общественных объединений, работающих на конкретной территории и средства предпринимателей. Более того, в ряде случаев, и на сегодняшний день в России эффективно работает и объединено в партнерство фондов местных сообществ порядка 30 организаций. Им удается решать вопросы местного, в первую очередь социального, значения таким образом, что все средства, которые предусмотрены региональными и муниципальными бюджетами, передаются в эти фонды, а уже сами фонды, в том числе имея систему общественного контроля, реализуют данные программы, в том числе программы социального значения для конкретной территории (территорией в данном случае, как правило, называется городское поселение), связанные и со строительством дорог, и с финансовой поддержкой социальных учреждений и грантовая программа некоммерческих организаций.

По множествам исследований, которые за последние пять лет проводились в Российской Федерации, такими организациями как «КАФ России» – это европейская организация, существующая с 1994 года на территории Российской Федерации и продвигающая мировые практики в деятельности некоммерческих организаций. Такие организации как Форум доноров, которые объединяют самых крупных грантодателей в Российской Федерации, таких как Фонд Потанина, Фонд Прохорова, Фонд «Династия», многие корпоративные фонды. В их исследованиях доказывается эффективная практика реализации через фонды местных сообществ именно как системы общественной контроля, так и системы эффективного расходования бюджетных средств для решения социальных вопросов. Потому что вопросы здравоохранения на местном уровне, поскольку мы понимаем, что и система здравоохранения у нас на сегодняшний день включает не только федеральные, но и муниципальные учреждения здравоохранения. Так же как и учреждения социальной защиты включают детские дома и дома ребенка.

Я думаю, что участие в реализации такой программы глав муниципальных образований, которые являются членами «Единой России» либо сторонниками ее, либо люди, стремящиеся рассматривать ресурсы «Единой России» как поддержку своей деятельности, я думаю, что их вполне реально объединить именно этой идеей, тем более, что по большому счету во многих регионах существуют такие организации. И в этом случае в части партнерство фондов местных сообществ могло бы оказать реальную поддержку, потому что в последние пять лет Фонд Тольятти, который является организатором этого партнерства, распространяет свою практику и на примере своей деятельности. Тольятти – это как мы сейчас понимаем, один из самых подвергшихся влиянию кризиса регионов, и их практика в данном случае могла бы быть очень интересной.

Третий вопрос. Все эти вопросы так или иначе крутятся вокруг темы ресурсного центра. Сергей Александрович упомянул сложный в прохождении законопроект, а ныне реализуемый закон об общественном контроле в местах лишения свободы. И странно, что ни одна общественная организация… С одной стороны, из выступления Сергея Александровича было понятно, что это не странно, но все равно у меня возникает вопрос, почему ни одна из общественных организаций, в том числе правозащитных, защищающих права детей в детских домах, не обеспокоилась аналогичным законом, который, возможно, назывался бы закон об общественном контроле за соблюдением прав ребенка в таких учреждениях. То есть аналогия, конечно, непрямая, мы не можем говорить о том, что дети в детских домах находятся в местах лишения свободы, но степень ограничения их свободы очевидна, степень обострения вопроса надлежащего уровня квалификации работников детских домов, в том числе и руководителей детских домов, в том числе навязшие на зубах вопросы педофилии в том числе в связи с ненадлежащим вниманием за детьми, находящими в детских домах ввиду их режима и т.д. Это вопрос, мне кажется, законодательного регулирования, создание систем такого общественного контроля, благо модель уже есть в принятом и реализуемом законе.

К сожалению, действительно опыт моей деятельности и то, что озвучивали уже выступающие, показывает, что мы не получили на сегодняшний день того уровня реализации закона об Общественной палате, который закладывался в 2005 году при разработке этого закона. Да известно, что этот орган должен был быть органом в определенном смысле в виде громоотвода, чтобы общественные организации понимали, куда они могли бы обратиться, чтобы не ходить всякий раз по чиновничьему кругу и т.п. Но развитие деятельности Общественной палаты на сегодняшний день таково, что мы не получили эффективной системы деятельности общественных советов. В частности, к сожалению, общественный совет при Министерстве здравоохранении и социального развития не решает всех тех вопросов, о которых говорила Людмила Михайловна и Ян Владимирович сегодня. Несмотря на то, что состав этого совета и уровень принятия решений, которые обозначены в его положении, позволял бы это делать.

Но я думаю, что для того и могла бы существовать дискуссионная площадка «Гражданской платформы» в формате Клуба социально-консервативной политики, чтобы мы могли эффективно взаимодействовать с Общественной палатой. На сегодняшний день могу сказать, что 2 октября (кому интересно, я всех приглашаю) текущего года в 12 часов в Общественной палате состоится «круглый стол» по вопросу совершенствования механизма сбора пожертвований благотворительными и некоммерческими организациями. Это очень серьезная глобальная тема на сегодняшний день, потому что и в формате фондов местных сообществ во многом мы рассчитываем на то, что эти фонды будут осуществлять свою деятельность за счет привлечения целевых взносов, пожертвований, потому что бизнес – структура частных жертвователей. И одна из тем исследования, которое легло в основу заседания комиссии по совершенствованию законодательства об НКО, которую возглавляет Владимир Олегович Потанин, лег уже принятый, но не вступивший еще в силу закон о деятельности по приему платежей физических лиц так называемыми платежными агентами. То есть новый закон, ожидается, что он вступит в силу с 1 января 2010 года, легализует по сути дела практику платежей через так называемые платежные терминалы. На сегодняшний день нет законного основания приема через такие системы платежей пожертвований граждан. В то же время, как мы понимаем, расширение возможностей реализации такой инициативы могло бы реально способствовать реализации некоммерческими организациями своих уставных целей без привлечения бюджетного финансирования. Но закон им такой возможности не предоставляет, но легализует при этом возможность оплаты товаров, работ и услуг в рамках агентских договоров с непосредственными получателями средств – то, что на сегодняшний день не разрешено ни действующим законом о противодействии легализации преступных доходов, ни действующим законом «О банках и банковской деятельности» в последующем подзаконном его регулировании.

Так что 2 октября состоится «круглый стол» в Общественной палате, и я рассчитываю на то, что некоммерческие организации, проявив интерес к этому мероприятию, смогут предоставить нам дополнительную информацию для нашей деятельности.

И мне бы очень хотелось, чтобы к деятельности ресурсного центра и во многом к деятельности на местах к созданию фондов местных сообществ была привлечена такая наша замечательная федеральная структура как Росмолодежь. Потому что в ряде случаев на базе фондов местных сообществ создаются так называемые молодежные банки. То есть это реальное продолжение инициативы «Технологии добра», которая в этом году на Селигере имела отдельную площадку, не замыкаясь на федеральном уровне развивать действительно инициативы в формате деятельности общественных, в том числе молодежных общественных объединений в регионах.

Действительно, последние пять лет достаточно очевидным для обсуждения является тема, что Россия – не граничит с Москвой и Санкт-Петербургом. И хотелось бы, чтобы в Регинах все меньше и меньше было настроения и желания приезжать в Москву для реализации потенциала как общественного и профессионального. В ряде регионов, таких как Пермь на сегодняшний день уже становится во многом пиар-проектом для области. Мы видим начинания этих дел, но эти начинания связаны с тем, что в Пермь приходит Марат Гельман, наш известный общественный пиар-деятель, туда приходят другие инициативные люди из центра. Хотелось бы, чтобы эти инициативы поддерживались и на местах.

Я думаю, что завершу свое выступление тем, что я очень призываю всех участников сегодняшнего «круглого стола» поддержать инициативу «Гражданской платформы» и все-таки рассчитывать на то, что в первую очередь мы ожидаем конкретных решений, например, реализованных практик. К сожалению, кое-что из того, что я сегодня услышал, меня насторожило еще и потому, что мне показалось, что некоторые некоммерческие организации пытаются изобретать велосипед. То есть не достаточен уровень квалификации людей именно управленческого характера. Это больная тема. И последние два года многие некоммерческие организации, такие как «Перспектива», «Форум доноров», Агентство социальной информации пытаются поддерживать школы НКО, пытаются поддерживать программы, связанные с обучением руководителей некоммерческих организаций управлением некоммерческими организациями. Я думаю, что многим нужно обращать на это внимание. И поэтому эффективно реализованные в практике НКО способы решения вопросов хотелось бы получать в рамках «Гражданской платформы» для их последующего распространения как по региональной системе Центра социально-консервативной политики за действиями в регионах филиалов Центра, так и, возможно, путем уже горизонтального выстраивания взаимоотношений по конкретным темам. Например, я могу привести пример деятельности Фонда «Подари жизнь», который на федеральном уровне выступает на сегодняшний день одним из лидеров благотворительного движения в защиту детей, страдающих онкогематологическими заболеваниями, которые на своем уровне взаимодействуют со многими региональными организациями, оказывая им содействие, в частности, в получении квот на лечение детей в федеральных медицинских учреждениях. Поскольку они чаще всего сталкиваются с проблемой правовой неграмотности. Потому что очень странно требовать правовой грамотности от матери, на руках у которой умирает ребенок от онкозаболевания. Понятно ее желание поехать в Москву, в Минздрав, стоять у дверей Голиковой и требовать лечения ребенка.

И именно на этом этапе Фонд «Подари жизнь» подхватывает этих матерей, помогает им получать квоты, размещает их на лечение в Республиканской детской клинической больнице и в других центрах.

Жаль, что Ольга Георгиевна Борзова ушла, но я надеюсь, что у нас еще будет возможность с ней эту тему обсудить. В ряде случаев действительно помощь депутатов оказывает бесценное содействие. Но мы не можем говорить о том, что, например, пять тысяч детей, у которых ежегодно выявляется онкологические заболевания, все родители этих детей будут стоять в очереди к Борзовой или к членам Комитета Государственной Думы по охране здоровья, не говоря уже о том, что они будут толпиться у дверей Центра социально-консервативной политики. Но однозначно в регионах есть эффективно действующие благотворительные организации, которые могут, уже переняв эту практику, действовать в формате эффективного решения этих вопросов (потому что бюрократические вопросы, конечно, очень сложные). Но, я думаю, что Ян Владимирович, в частности, знаком с этой практикой, и практика его общественной организации могла бы быть так же воспринята и в дальнейшем.

Я надеюсь, что у нас получится, безусловно, в рамках «Гражданской платформы» наладить систему координаторов, которые бы отвечали за эти направления. Тем более если вы обратили внимание, на сайте уже есть такой раздел как «Медицина». Безусловно, мы рассчитываем на то, что мы сможем противодействовать в рамках этого проекта и вопросам борьбы с коррупцией. Потому что многие из нас не задумываются об этом, но, к сожалению, непрозрачность деятельности многих благотворительных организаций является основой поддержки коррумпированности чиновников, в том числе чиновников Минздравсоцразвития, Росздравнадзора. На моей практике было несколько обращений ко мне с просьбой оказать содействие о включении тех или иных препаратов в список ОНЛС. Очевидно, что если фармпроизводитель это не делает сам, то он рассчитывает на понятные ресурсы благотворительной организации. Это, конечно, вопиющая ситуация.

Более того, известны ситуации, изложенные, например, в «Коммерсанте»… Жаль, что здесь нет господина Горяинова, мне бы очень хотелось обсудить с ним вопрос о возможности использования «Парламентской газеты» как информационной площадки. Кстати, я не знаю, Борис Михайлович, насколько «Парламентская газета» как информационная площадка сотрудничает?

Туманов Б.М. Полностью.

Калинин В.В. То есть, я думаю, что мы можем рассчитывать на этот ресурс, потому что я хочу привести пример деятельности Российского фонда помощи, который возглавляет Лев Сергеевич Амбиндер, и который учрежден Издательским домом «Коммерсант», с его ежемесячными материалами о деятельности фонда. Так вот, когда мы видим, что инновационные технологии лечения заболеваний не применяются Минздравсоцразвития только потому, что в программе лечения по квотам не предусмотрены эти механизмы, и лечащие врачи и хирурги предлагают саркому кости лечить с использованием имплантантов, которые не предусмотрены государственным финансированием, и которые предлагается приобретать на территории Российской Федерации только у ограниченного круга поставщиков, понятно, что приобретая за счет благотворительных взносов эти имплантанты мы так или иначе сталкиваемся с ситуацией, что родители финансируют предпринимателя, который дает откаты лечащим врачам, которые рекомендуют обратиться к этим предпринимателям для приобретения имплантантов. Это пример из жизни, описанный Амбиндером в газете «Коммерсант».

Но при этом мы должны понимать, что, к сожалению, многие обращения общественных деятелей к чиновникам наталкиваются не только на противодействие, но и на то, что чиновники хотят видеть способы решения. Ни один из чиновников, к сожалению, в силу своей загруженности не может придумать, как это сделать, он может подумать, что ему мешает в этом и рассчитывает, безусловно, на помощь общественных организаций.

Поэтому я думаю, что и это тоже надо иметь в виду. Поэтому когда мы, как я думаю, при помощи «Гражданской платформы» будем выходить на новые этапы решения вопросов, которые ставят общественные организации, мы должны ожидать от общественных организаций примеров, как они видят это можно было бы решить. А дальше мы могли бы уже взаимодействовать с чиновниками, в том числе объясняя им, что вы можете решить, а что нет.

И последний пример, который я бы хотел привести на сегодняшний день по этой теме, это, наверное, знакомая Людмиле Михайловне и Яну Владимировичу тема орфанных лекарств. Это незарегистрированные лекарственные средства, которые ни один фармпроизводитель не завозит на территорию Российской Федерации, поскольку не знает, насколько эффективно ему будет пройти те процедуры госрегистрации, которые предусмотрены действующим законодательством, и родители, пациенты вынуждены приобретать их за счет собственных средств за рубежом, тратя на это многие средства. И поскольку данные лекарственные средства дорогостоящие, курс лечения превышает тот лимит, который предусмотрен для беспошлинного ввоза, 30% таможенного сбора – это огромная сумма порой. Далеко не всегда можно найти деньги на приобретение самого лекарства, а чтобы еще и уплатить эту пошлину?!.. Когда курс лечения стоит десятки тысяч долларов реально.

Так вот на сегодняшний день при помощи депутатских запросов мы уже имеем информацию от Минздравсоцразвития, от Федеральной таможенной службы, а следующее у нас будет ведомство – Министерство финансов, которое ответит нам, что они ничего сделать не могут и требуется участие комиссии по защитным мерам внешнеэкономической деятельности и таможенно-тарифной политики Правительства Российской Федерации. И мы понимаем, что пройдя уже все инстанции депутатскими запросами, обращение депутатов в эту комиссию и непосредственно к Председателю Правительства будет конечной стадии решения этого вопроса, и никто уже от этого не сможет отмахнуться. И это решение было принято буквально с личным участием депутата. Но я надеюсь, что если это даже инициировано в отношении отдельных видов орфанных заболеваний, мы можем это распространить и на практику нефрологических больных, больных с рассеянным склерозом, чтобы облегчить жизнь всем.

Это пример как раз того, что общественная организация идет путями, не перекладывая ответственность на чиновников, она обращается сама.

Поэтому ресурсный центр, фонды местных сообществ и создание системы общественного контроля за деятельностью в социальной сфере, я думаю, что это задача, которая под силу, в первую очередь, общественным организациям, которые могли бы объединиться, ассоциироваться, включить систему саморегулирования. И все это на сегодняшний день, я думаю, для партии соответствует концепции реализации утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации концепции развития благотворительности и добровольческой деятельности, которая была утверждена 30 июля 2009 года, это, во-первых. Во-вторых, статьей Дмитрия Анатольевича Медведева, которую мы рассматриваем как подготовку Послания та, где как раз саморегулирование и самоорганизация общественных организаций является основой движения «Россия вперед!».

Шувалов Ю.Е. Спасибо.

Игорь Николаевич хотел бы прокомментировать.

Игошин И.Н. Уважаемые коллеги, у нас сегодня действительно заявочная встреча. А дальше хотелось бы, чтобы нам удалось, и от каждой общественной организации, которая сегодня поднимает вопросы, которая не смогла сегодня прийти, и даже те, кто не выступил, мы ждем, что общественные организации поднятые вопросы организуют. Организуют общественный сбор тогда, когда это действительно нужно для решения. Мы приглашаем тех, кто способен повлиять на это решение и продвижение этого вопроса. По сути дела сегодня в каждом выступлении делается заявка, и я прошу выступающих помнить о том, что «инициатива наказуема», потому что, скажем, Виктор Валерьевич наговорил себе работы на ближайшие полгода без остановки.

Шувалов Ю.Е. Эрик Нариманович Праздников.

Праздников Э.Н. Уважаемый Юрий Евгеньевич, уважаемые коллеги! Во многом мою задачу облегчил Виктор Валерьевич Калинин. У меня есть конкретное предложение. В рамках Клуба социально-консервативной политики запустить проект, который называется «Гражданский диалог». Это проект, который будет обеспечивать регулярный постоянный диалог представителей партии, Клуба социально-консервативной политики с общественными организациями. В рамки этого проекта могли бы войти те идеи, о которых говорил Виктор Валерьевич, в частности, ресурсные центры, которые будут накапливать идеи и проекты от общественных организаций. Здесь региональные и федеральные форумы общественных организаций.

Мне кажется, было бы целесообразно создать консультативный совет общественных организаций при ЦСКП. Это была бы достаточно интересная площадка для организации диалога и экспертизы различных идей, в том числе и законопроектов, с представителями общественных организаций.

Можно было бы использовать и современные средства общения электронные. Тот же самый форум Консультативного совета общественных организаций при ЦСКП мог бы формировать таким образом Интернет-форум общественных организаций по обсуждению тех идей и программ, которыми занимается Центр социально-консервативной политики.

Спасибо.

Шувалов Ю.Е. Денис Борисович Кравченко, пожалуйста.

Кравченко Д.Б. Приятно видеть выступления своих товарищей, которые используют столь высокие трибуны для того, чтобы обратиться с какими-то просьбами. (Оживление в зале.)Безусловно, мы как Росмолодежь реагируем на все обращения граждан и представителей общественности, поэтому, Виктор, будем рады через 20 минут вас принять у себя. Это первое.

Второе. Юрий Евгеньевич и Игорь Николаевич, очень интересный состоялся разговор, и мы некоторое время, получив такую инициативу, к ней готовились. Я считаю, что хорошее дано начало, у нас очень много общих тем, на мой взгляд, очень серьезные представители от очень серьезных организаций здесь собрались, поэтому мы открыты к диалогу. Именно к диалогу, а не к тому, чтобы как кто-то уже привык, чтобы нас слушали. Поэтому мы ждем критики, мы ждем конструктивных предложений, обоснованных инициатив. Мне кажется, что очень интересно, и впереди большой путь и большая работа предстоит у нас с вами.

Спасибо коллегам-общественникам, которые пришли сегодня поучаствовать в нашем мероприятии.

Спасибо.

Шувалов Ю.Е. Кто-нибудь еще хочет выступить? Пожалуйста.

Еремеев В.Б. Я бы хотел немного дополнить Татьяну Михайловну. Дело в том, что все вопросы, которые сегодня поднимались, на нашем «круглом столе»: местное самоуправление, помощь нуждающимся и больным и т.д. – невозможны при той демографической ситуации, которая у нас застанет через 5-10 лет. Такая смертность, которая у нас есть в настоящий момент, такая низкая рождаемость, помноженная на одну из самых низких в мире производительность труда, приводит к тому, что огромная страна за вашей спиной, останется просто без людей. Я не хочу сказать, что наша проблема одна из самых главных. Я представляю организацию, в которой чуть меньше двух сотен многодетных семей из Москвы и Московской области. Это люди экономически и социально активные. Они работают, у них времени ходить в СОБЕС, они работают для того, чтобы обеспечивать свои семьи. Они являются насыщенным раствором, им надо дать некую точку кристаллизации, которой, как нам кажется, является помещение этих людей на какую-то единую территорию. В качестве эксперимента хотелось бы увидеть большой поселок. Дело в том, что у нас есть поселки для многодетных семей, но они сделаны локально, и не позволяют нормально пользоваться хорошей развитой инфраструктурой. То есть, если этот поселок строится, то там 30-50 домов, а крупных проектов нет. Соответственно, если там 30-50 домов, то этот поселок вынужден пользоваться школой, детскими садами и прочими социальными благами какого-то прилегающего муниципального образования (города или деревни).

Поэтому я считаю, что для таких организаций как наша нужна какая-то правовая ориентация, как нам быть, что нам сделать, чтобы на одной локальной территории собрать тех людей, которые хотят вместе жить и хотят вместе растить своих детей. Скорее всего, это не город, потому что семье с четырьмя и более детьми в городской среде существовать гораздо тяжелее, чем в пригороде.

Шувалов Ю.Е. Мы можем поддержать этот проект. У нас есть проект у партии «Свой дом». Ваша инициатива очень важна.

Еремеев В.Б. Мы не ставим глобальных целей. У нас есть небольшая компактная организация, которая сейчас, кстати говоря, собрала наблюдательный совет. Наша инициатива одобрена, в частности, доктором Рошалем. У нас ряд артистов есть, известных людей, которые ознакомились с нашим проектом, и он уже достаточно закончен и сформирован. То есть его можно положить на стол и запускать.

Шувалов Ю.Е. Давайте обсудим.

Боровикова Т.М. Можно два слова из своего личного опыта? Три года назад у меня родилась четвертая дочка. Я работала советником президента банка. И муж тоже работал. И всего в семье было четверо детей. Встал вопрос о том, что нужно расширять квартиру. Я попробовала взять ипотеку у себя в банке, где я работаю десять лет, и поняла, что я по стандартам АИЖК не прохожу. И меня озадачил вопрос: а кто же тогда из многодетных семей может вообще решить свои вопросы? Если я не могу, то те семьи, которые не являются малоимущими, тем более не могут. Сейчас они могут претендовать только на социальное жилье. И получается, что те семьи, которые нормально, порядочно работают, могут прокормить детей, могут дать им образование, но с жильем они не могут решить проблему. И мы поставили вопрос: дайте нам место под солнцем, мы сами себе все построим. Мы нашли инвестора, мы стали обсуждать этот проект с Виталием и в других регионах. В некоторых регионах нам даже удалось пробить через губернатора, чтобы выделить нам землю. Люди стали закладывать фундаменты, стали строить, была даже отработана юридическая, экономическая схема. Потому что у нас всех есть какое-то жилье, какая-то недвижимость, которую мы можем продать на вторичном рынке и за счет этой недвижимости оплатить себестоимость того коттеджа, который будет построен, например, в ближнем пригороде. К сожалению, сейчас этот проект пока в висячем положении. С московскими властями удалось договориться о строительстве только социального жилья за счет московского бюджета. Слава Богу, что это состоялось, и надеюсь, что все вопросы неэтичного распределения этого жилья будут решены. Но вторая очередь этого проекта – детская деревня для многодетных приемных семей, — в котором мы ориентируемся на свои силы, он будет сетевым проектом…

Шувалов Ю.Е. Давайте мы это отдельно обсудим.

Боровикова Т.М. Хорошо. Спасибо.

Шувалов Ю.Е. Юрий Викторович Московский, пожалуйста.

Московский Ю.В. Я представляю Национальное агентство малоэтажного и коттеджного строительства (НАМИКС). Наше агентство как раз – это тот опыт положительного партнерства с партией «Единая Россия», который можно приводить в качестве примера.

Шувалов Ю.Е. Давайте вот этот проект попробуем реализовать вместе?

Московский Ю.В. Но дело в том, что здесь надо будет смотреть не только с одним этим проектом, а надо рассматривать более широко и более глобально.

Шувалов Ю.Е. Просто для нас интересны пилотные вещи тоже, чтобы мы могли достичь результатов.

Московский Ю.В. И нам они тоже интересны, потому что на этих пилотных вещах можно будет решить какие-то последующие проблемы.

Еремеев В.Б. У меня сейчас архитектор есть, который…

Шувалов Ю.Е. Вот я и имел в виду НАМИКС. Есть Фонд Браверманна, Фонд поддержки и развития жилищного строительства. И там есть государственные земли, которые можно переводить в жилищное строительство. То есть земельный вопрос главный в этом вопросе.

А второе, все эти материалы и технологии строительства – это тоже можно обсудить, используя возможности партии, мы можем это сделать. А дальше систему, конечно, построить, показать пример на этом опыте.

Московский Ю.В. То есть нужны какие-то пилотные проекты. Но нужно ясно и четко представлять еще следующую вещь. Правильно сказал и Премьер-министр Владимир Владимирович Путин, и Президент страну Дмитрий Анатольевич Медведев, которые обращали внимание на то, что пути решения демографической проблемы лежат в области малоэтажного строительства. На самом деле это действительно так. То есть это должен быть громадный общегосударственный проект «Малоэтажное строительств», и именно на этом пути лежит преодоление демографической проблемы. И здесь без сотрудничества общественных структур с партией «Единая Россия», на мой взгляд, что-то сделать довольно сложно. Потому что у партии «Единая Россия» имеются те ресурсы, которые не имеются сейчас ни у кого, это и законодательный ресурс, и пропагандистский, и кадровый.

Шувалов Ю.Е. Мы договорились подписать сейчас соглашение с партией. В рамках этого соглашения поставим перед собой задачу реализовать подобный проект. Давайте в соглашение это впишем? Партия и ассоциация строительства жилья решает в том числе и подобные проекты. То есть пропишем его и решим.

Московский Ю.В. Хорошо. Мы тогда дополним проект.

Шувалов Ю.Е. Договорились.

Московский Ю.В. Договорились.

Шувалов Ю.Е. На этой ноте я предлагаю закончить.

Кондрашова Л.М. Можно маленькую ремарку?

Юрий Евгеньевич, а как насчет реализации еще одного пилотного проекта? Небольшого социального общежития для тех пациентов, которые не могут себе позволить в силу финансовых условий здесь снимать квартиру и полноценно жить. Дело просто в том, что у нас есть достаточное количество пациентов, которые когда-то получили направление на диализ в Москву из своих местных региональных департаментов здравоохранения в связи с тем, что у них либо катастрофическая нехватка диализных мест, либо катастрофический диализ. Подавляющее большинство из них, работая здесь в Москве нелегально, поскольку легально их как инвалидов никто на работу брать не хочет, проживают здесь в абсолютно нечеловеческих условиях.. один у меня, например, живет в домике с таджиками-гастрбайтерами.

Шувалов Ю.Е. То есть они приезжают для того, чтобы лечиться?

Кондрашова Л.М. Да, по направлениям своих департаментов они лечатся здесь.

Шувалов Ю.Е. А какой период их пребывания?

Кондрашова Л.М. Постоянно. На протяжении нескольких лет.

Шувалов Ю.Е. Тогда речь идет не об общежитии, а о каком-то жилье.

Кондрашова Л.М. Почему я говорю о социальном общежитии, потому что это только часть пациентов. Есть еще трансплантированные, которые приезжают в Москву за наблюдением и анализами, поскольку в регионах у них нет даже урологов, я уже не говорю про нефрологов. Им вообще негде остановиться. Одно время мы тупо выходили из положения тем, что я кого-то из них просто селила у себя. Но это тоже не выход, потому что это не один человек, не два и не три.

Калинин В.В. Людмила Михайловна, поскольку этот вопрос не ограничен только темой заболеваний, связанных с заболеванием почек, это общая тема. И на самом деле, безусловно, это нужно собираться и решать этот вопрос как реальный партийный проект.

Шувалов Ю.Е. Мы же имеем дело с организацией, связанной с почками. Поэтому, если ставится задача такая, давайте ее обсудим. Я не могу с ходу как в предыдущем примере сказать, но мы должны опять-таки показать, что такие вопросы решаются.

Калинин В.В. Юрий Евгеньевич, я просто говорю о том, что готов лично встретиться с Людмилой Михайловной и обсудить предварительно этот вопрос для того, чтобы вынести его… Я готов.

Шувалов Ю.Е. И попросим ресурсный центр как раз взять в качестве первого опыта.

Кондрашова Л.М. Я должна заметить, что вопрос социального общежития стоит остро не только для Москвы. Мы говорим о системе.

Калинин В.В. Людмила Михайловна, я могу вам сразу ответить, что, например, при строительстве нового здания федерального научного клинического центра, которое сейчас ведется рядом с РДКБ на Ленинском проспекте, предусмотрено строительство гостиницы для родителей и больных. То есть это программа, которую надо решать именно на уровне утверждения планов строительства, которые реализует Минздравсоцразвития в частности. Надо поднимать на этот уровень.

Я думаю, что сегодня, Юрий Евгеньевич, это особо актуально потому, что мы знаем, какой объем строительства в Российской Федерации на сегодняшний день заморожен, какой объем строительства не имеет финансирования, и сколько строительных организаций нуждается в финансировании по госзаказу. И понятно, каким ресурсом они могли бы обладать, предоставляя в том числе недостроенные объекты под такого рода цели. Поэтому я предлагаю это отдельно обсудить, Юрий Евгеньевич.

Шувалов Ю.Е. Давайте это обсудим. Я предлагаю это не забыть, занести в протокол нашего совещания. А потом мы рассмотрим этот вопрос, конечно.

Хорошо. Спасибо. Я думаю, что результаты у нас будут от нашей работы, именно конкретные результаты.

Спасибо, завершаем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *