Председательствует И.Н.Игошин

И.Н.Игошин Добрый день! У нас проводится заседание Социально – консервативного клуба, он так же сейчас получил с легкой руки общественных организаций участвующих в нашей работе название «гражданская платформа»

Суть нашей работы, я сейчас еще раз напомню, так как в таком рабочем составе по медицинским проблемам, поднятым общественными организациями мы работаем, собираемся в первый раз

Суть работы Социально консервативного клуба в формате «гражданской платформы» заключается в том, что мы работаем по инициативам общественных организаций, которые не совсем афеллированны с партией «Единая Россия», но являются активными участниками в обсуждении этой сферы в общественном пространстве, реально представляют деятельные сферы в связанны с медициной и общественной жизнью и четкое понимание, чего они хотят добиться в сфере общественных задач в медицине, в сфере функционирования медицинской сферы и деятельности государства и соответственно использовать все всевозможные методы, чтобы их слышали.

У нас принято так, что даже ведет рабочие группы именно те организации, или координаторы, которые занимаются этими организациями в рабочем режиме, в данном случае вести наше сегодняшнее рабочее заседание будет Виктор Валерьевич Калинин и я вкратце напомню темы, которые поднимали общественные организации связанные с медициной, это были темы:

Общественного контроля за государственным финансированием, выделяемыми медицинскими программами, выделяемыми для закупки дорогостоящих лекарств, для закупки дорогостоящего оборудования на программы, которые важны для разных категорий больных, то есть это была одна их первых тем, тем общественного контроля за тем, как расходуются государственные деньги в этой сфере, на сколько эффективно и что можно сделать для того, чтобы эта работа была более эффективной, более грамотно выстроена.

Одна из тем, которая так же поднималась – это объединение врачебного сообщества, объединение так же сообщества пациентов, представление интересов пациентов. Здесь мы увидели целый ряд интересных инициатив и мы предложили вывести их в рабочий режим. Задачи гражданской платформы заключается в том чтобы не просто собраться поговорить, а чтобы через серию вот этих рабочих встреч добиться возможных проектов изменений в законодательстве, которое улучшит ситуацию, в итоге всем тем депутатским коллективом, который работает в рамках Социально — Консервативного клуба по итогам этой рабочей дискуссии, рабочей группы выходить на конкретные поправки в законодательстве, конкретные инициативы либо в законодательную, либо в правоприменительную практику.

Мы стараемся делать так, чтобы у нас профильный комитет Государственной Думы всегда не просто участвовал, а был главным экспертом и главной силой в этом обсуждении. Не смотря на то, что мы с одной стороны являемся такой не партийной площадкой, площадкой более открытого обсуждения не сорганизованного, площадкой мозгового штурма, мы понимаем что все так или иначе приходит в итоги в комитеты, нам очень важно работать здесь в связке с профильным комитетом, с тем чтобы дальше все что мы обсуждаем сразу получало экспертную оценку такую, чтобы потом поправки могли иметь реальную перспективу дальнейшего прохождения через и Комитет, и Государственную Думу, и реальную работу на улучшение общей ситуации.

Поэтому здесь у нас большое спасибо Сергей Ивановичу Колесникову – заместителю председателя Комитета по медицине, с тем, что есть участие в работе, для нас очень важно, чтобы все обсуждения проходили в таком конструктивном ключе мы всегда были нацелены на то, чтобы найти возможное решение по реальному воплощению в жизнь.

У нас так же представлена исполнительная власть Анна Олеговна Советник министра здравоохранения социального развития. Здесь такой же подход как и подход в работе с нашим профильным комитетом, важно всем работать единой командой, задачи партии – мы это говорим общественным организациям в общем то быть инструментом в их руках, сделать так, чтобы у них была возможность есть за общий стол со всеми специалистами, профильными, ведомственными специалистами, которые отвечают за эту сферу, добиться чтобы их слышали, а дальше уже все зависит от того на сколько они убедительны, на сколько они готовы к тому, чтобы внести реальные предложения и либо если эти предложения на сегодняшний день не кажутся проработанными, у меня просьба ко всем экспертам так же помогать, общественным организациям, инициаторам в тех или иных изменениях, тех или иных поправок, тех или иных идей.

В целом задача Гражданской платформа как раз дать возможность общественной инициативе не вариться в каком-то собственном соку, а видеть эту общественную инициативу с работой всех профильных специалистов, добиться чтобы мнения людей слышали.

И как я уже сказал у нас по каждому вопросу, по крупным сферам координаторы в Социально — Консервативном клубе Гражданская платформе ведут эту работу и так же они ведут эту работу в нашей рабочей встрече, обсуждения, мозговые штурмы.

Я представляю слово координатору по медицине Виктору Валерьевичу Калинину

В.В. Калинин Добрый день! Я во вступительном слове, поскольку, у меня будет отдельный доклад, хочу еще раз уточнить, что мы рассчитываем на то, что участники сегодняшнего круглого стола не ограничатся только лишь выступлениями на сегодняшнем мероприятии и на перспективы мы рассчитываем, что в первую очередь вы сможете привлечь те общественные организации, с которыми вы уже взаимодействуют и решение тех вопросов, которые являются самими актуальными в вашей сфере, либо чьим авторитетом вы можете подкрепить значимость тем для дальнейших обсуждений.

Некоторые из тех, кто принимали участие в предыдущих мероприятиях по теме участия общественных организаций или точнее некоммерческой организации в регулировании в сфере здравоохранения является во многом установочной. Мы предполагаем, что на перспективу и может быть даже уже в декабре месяце, но однозначно в 2010 году, мы сможем организовать более специальные и узкие по теме мероприятия, в которых смогут участвовать представители иных некоммерческих организаций, которые уже могли бы быть рекомендованы инициаторами тем.

Под инициаторами тем, подразумеваем тех представителей некоммерческих организаций, которые могут сформулировать тему выступления таким образом, чтобы она могла с наиболее эффективным результатом быть реализована, либо обобщена в формате последующего вынесения решения этого вопроса, когда для решения этого вопроса необходимо законодательное регулирование либо нормативно — правовое регулирование, имея ввиду подзаконные акты, в том числе и Постановления правительства и Минздравсоцразвития.

Я думаю, что по теме наиболее вероятного совершенствования на ближайшую перспективу, я полагаю, что Сергей Иванович Колесников сможет озвучить это с наибольшей вероятностью, но безусловно участие заместителя Комитета Государственной Думы по охране здоровья свидетельствует о том, что в первую очередь мы рассчитываем на взаимодействие с профильными Комитетами Государственной Думы и у этом вопросе мы рассчитываем на то, что темы которые будут озвучиваться, они будут в формате переговоров, условно, с Комитетом обсуждений тем, вестись конкретными инициаторами и наиболее авторитетными, как мы полагаем, в совей сфере некоммерческими организациями.

Поэтому, Сергей Иванович, если Вы не возражаете, я бы хотел предоставить Вам слово и в первую очередь поднять на сегодняшний день какие наиболее близкие перспективы возможны, в частности с введением в действие закона «Об обороте лекарственных средств».

Колесников С.И. Виктор Валерьевич, я бы конечно хотел в конце выступить, чтобы пояснить часть тех вопросов, которые могут возникнуть, те которые реально и нереально решить, какова их перспектива их решения, учитывая все — таки небольшой опыт законотворческой работы своей и Комитета. Но все же, что касается сегодняшнего нашего заседания и возможностей влиять на решения исполнительной власти, и законотворчество, честно говоря, в последнее время не очень это получалось, будем говорить откровенно, особенно влиять на действия исполнительной власти, потому что такую системную работу исполнительной власти с общественными организациями, за рубежом они называются негосударственные, у нас называются некоммерческие, что путает несколько проблему, что если бы у нас были негосударственные общественные организации и некоммерческие, которые занимаются хозяйственными вопросами, все таки мы бы как — нибудь разделили эти два поля и было бы проще работать. Потому что производственные организации защищают свои интересы, а неправительственные организации защищают интересы сферы пациентской, какой угодно, но не производственные вопросы. Когда мы все это путаем, конечно же решать вопросы значительно сложнее и нет единства мнений, когда такая разнородная публика собирается. И мы пока не используем возможности общественных советов при министерствах, при Минздраве существует общественный совет только в Роздравнадзоре. Такую системную работу, я не говорю только про Минздрав, а в общем, к сожалению не существует и задача одна из площадок, где можно было бы вывести точку зрения общественных организаций на правительство, так как учитывая, что председатель Партии является председателем Правительства и добиться соответственного решения, вот эта та самая платформа создана для того чтобы не просто выплескивать эмоции, а собирать, как сказал Игорь Николаевич, дельные предложения депутатов Государственной Думы и их превращать в исполнительные и законодательные акты.

В Комитете сейчас несколько горячих вопросов, которые есть, один из вопросов – это пока еще не поступивший закон «Об обороте лекарственных средств», но все же в Правительстве до конца никак не согласуется и когда он войдет в действие я пока не знаю, но уже сейчас этот закон вызывает много полемики, критики, и наоборот одобрения. Ничего удивительного нет, законопроекты на то и нужны, чтобы общество по ним высказывалось.

Второй законопроект, который ждем мы и к которому мы будем иметь отношение – это «Регулирование отношений пациента, врача и фармацевтических компаний и оборот лекарств» Это еще не закон, «Об обороте лекарственных средств», это несколько иной Закон и проект этого закона ФАС обнародовала, провела шестого числа заседание по поводу этого закона, основной тезис которого был «не хотите этого Закона, будет еще хуже». С общественными организациями работа не очень идет, поэтому на сегодняшний день есть площадка, где мы можем высказать свои точки зрения и потом уже эти точки зрения согласовывать.

Третий вопрос – это бюджет и все что с ним связано, те законопроекты, которые «бродят» в обществе, которые хотели бы достигнуть уже финальной стадии – это Закон « О редких заболеваниях», может быть он будет прописан в Законе « Об обороте лекарственных средств», может быть нет. Затем закон, который мы имеем фрагментарные законы депутатские «Об ужесточении наказания за оборот контрафактной продукции» который в свет должен выйти, сначала Минздравнадзор, потом Минздрав нам говорил что закон над делать и он есть в каком – то варианте, но нам пока он официально не поступал, мы все это ждем.

Еще есть один закон, который, кстати «Об обращении лекарственных средств» Вот это блок законопроектов, который есть у нас.

И закон, который сегодня принят в первом чтении и идет во втором – это Закон «Об изменении понятии первичной медицинской помощи» определение понятие первичной помощи и включение в состав субъектов оказания первичной помощи – это 18, по — старому, ведомств, включая милицию, включая службу судебных приставов, то есть это правильный в общем то Закон, который позволяет развернуть систему обучения, систему самообучения и переобучения тех людей, которые работают с людьми и которые в любой момент должны уметь оказать первую медицинскую помощь, это позволит снизить травматизм, смертность нашего населения. Это вкратце, я в конце, если можно хотел бы прокомментировать те предложения, которые поступят. Мы друг друга здесь многие знаем много лет, поэтому нам будет проще не обидеть своими заключениями.

В.В. Калинин. Спасибо, Сергей Иванович. Безусловно, всем участникам нашего мероприятия будет крайне интересно услышать Ваши оценки тем которые прозвучать в выступлениях.

Сегодня наша дискуссия будет более свободной, чем предполагалось, по разным причинам предварительные доклады сегодня не состоятся, но основные вопросы, которые мы бы хотели сегодня осветить и возможно, если у участников стола возникнет желание высказать свои позиции и о чем-то сказать, то я прошу передавать записки с обозначением тематики, кто нам бы хотел что-то сказать, чтобы Нам проще было регулировать регламент нашего мероприятия, потому что регламент, к сожалению сегодня запланирован как не более полутора, максимум двух часов, это связано безусловно по ряду причин.

И в первую очередь нам сегодня хотелось осветить вопросы участия общественных организаций врачей, пациентов в регулировании здравоохранения. Я думаю, что вопрос к совершенствованию законодательства мы перенесем на итоговое выступление С.И. Колесникова.

Следующей темой будет: Общественный контроль здравоохранения, как форма реализации антикоррупционной политики.

Одна их тем, это участие благотворительных и добровольческих организаций в решении проблем в сфере здравоохранения. И я надеюсь, что по этому вопросу Елена Леонидовна выступит, как представитель благотворительной организации и как член Общественной палаты созыва 2010-2012 гг.

И мы так же хотели осветить вопрос участия СМИ в обеспечении поддержки инициатив некоммерческих организаций, к сожалению мы рассчитывали на выступление Льва Сергеевича Амбиндера, но он не смог по причинам своего отсутствия в Москве принять участие, но я надеюсь на перспективы, эта тема может еще в последствии прозвучать, безусловно в ряде случаев нет возможности заявить свои позиции, как найти отклик на страницах не только специализированных СМИ, но и безусловно многим хочется попасть на страницы общедоступного, федерального, так сказать, средств массовой информации, что осложняет на сегодняшний день.

Если у кого-то будет желание расширить темы, то я бы предлагал это делать в формате не более чем пятиминутных заявок, на возможную реализацию в последствии этих тем. Я думаю, что Игорь Владимирович Малов поможет нам в освещении этих вопросов в СМИ участия НКО.

Я думаю, что с учетом значимости сферы здравоохранения, в жизни каждого, мы хотели бы рассчитывать на то, что одно заседание СКК в формате «Гражданской платформы» будет посвящено этой теме.

В последствии у нас есть модератор всех наших заседаний – это Иван Валентинович Янцукевич, который готов принимать информацию, для последующей обработки, включая раздаточный материал по следующему заседанию и он сможет разослать всем желающим «Паспорт инициативы», который мы хотим получить от наших инициаторов для более упрощенного ведения последующих совещаний.

Сейчас я представляю Власова Яна Владимировича, не смотря на заявленную тему доклада как: Участие общественных организаций врачей и пациентов в государственном регулировании здравоохранения мы с удовольствием послушаем Яна Владимировича и возможно в более широком формате.

Власов Я.В. Спасибо большое, за возможность выступить на этом круглом столе. Вообще, само название «Современное состояние проблем участия НКО в государственном регулировании в социальной сфере» оно наверно вызывает массу вопросов. Вообще НКО участвует в этом процессе или нет? Или мы хотим, чтобы оно участвовало?

По большому счету Президент Д.А. Медведев говорил о том, что гражданское общество должно участвовать в формировании государственной политики. И в общем то мы, с великой надеждой собираемся вместо со вторым и первым, особенно со вторым секторами экономики для того чтобы так или иначе поучаствовать в этом процессе.

На сегодняшний день, основным документом, который позволяет некоммерческим организациям работать в каких-либо сферах, в том числе и в государственной политике, это все-таки Гражданский Кодекс. И в общем-то этот документ, по-моему, хорошо служит гражданскому обществу и позволяет хоть что-то делать и проявлять себя в государственной политике.

На сегодняшний день некоммерческие организации работают и на муниципальных и на региональных уровнях, на общероссийских. Естественно, чем больше количества людей объединяется в эти организации, чем организации крупнее, тем их меньше.

Существует опрос организаций социальной механики, который поведен в 2004 году «По количеству и качеству работы общественных организаций». Была выявлена общая тенденция в регионах, что, например, в 1996 году в Самарском регионе было зарегистрировано больше 4х тысяч общественных организаций. В ’99 году больше половины из них распалось, в 2002 году, количество организаций, которые провели перерегистрацию ровно в десять раз меньше, чем то количество, которое зарегистрировалось.

То есть идет некоторого рода революция, т.е организации некоммерческие они конечно же учатся, они приобретают определенный опыт, они становятся более профессиональными, это профессионализация она связана не только с возможностями этих организаций, защищать конкретно адресные права пациентов, но и концептуально, системно, т.е, например, на сегодняшний день организации, которые входят в общероссийскую организацию «Инвалидов, больных рассеянным склерозом» принимали участие более чем в сорока разработках различных мероприятий, по словам конечно региональных, но они принимали участие, я говорю о тех проектах, которые были приняты и это действительно вклад этой организации именно в общественную политику.

Форма работы на сегодняшний день с органами власти это, конечно же, переговорные площадки, это советы, комиссии, это рабочие группы. Единственное, что не всегда определены правила игры: каким образом общественная организация работает в совете, имеет право голоса, имеет ли она там право голоса и что за этим стоит, есть ли какой-то эффект от работы этой организации в совете.

И на сегодняшний день мы столкнулись с вопросом, который ставим под сомнение не только принятие лигитимности принятия решения какого либо совета, каких либо переговорных площадок, но и вообще на сколько эффективно мы работаем в этой сфера, на сколько эффективно мы модем влиять на какие-то особенности социальной политики, на какие-то решения принимаемы исполнительной власть. Может быть законодательной властью и на каком этапе надо в этом участвовать и как, какие механизмы?

Последний проект федерального закона «Об обороте лекарственных средств» довольно наглядно показал, на сколько наша система участия в законотворческом процессе несовершенна.

Безусловно, мы можем обращаться с письмами, коллективными, по одиночке, но вот такого вот ответа, который был бы на сегодняшний день очерчен вопросами или на прямую не отвечают на вопросы, которые были заданы депутатам ГД, министерствам, пока его нет. Это игнорирование или подготовка этого ответа? Мы очень надеемся, что в купе с «Единой Россией», работая на этом круглом столе, мы сможем все-таки понять свою роль в принятии неких решений, возможность повлиять на эти решения, потому что мы заинтересованы в том, чтобы законы были работающими, гражданин заинтересован быть защищенным и мы заинтересованы в том, чтобы власть была сильной.

На сегодняшний день существуют наиболее яркие проблемы уже текущего периода и существующие различные вопросы, чтобы дать возможность выступить коллегам, я быстро их озвучу, например: «вопросы связанные с защитой заявки», мы все знаем, как защищаются заявки по ресурсоемким заболеваниям, точнее бы знаем как они составляются, а не как защищаются. Есть ли такой регламент, нет такого регламента, есть ли такая инструкция, каким методом происходит сокращение людей в заявке, почему, на основании чего, каких документов? Если мы говорим о том, что для каждого региона возможно ограничение каких либо выделенных средств, где это написано? Если мы говорим о том, что такая заявка должна быть подписана тремя людьми, что соответствует нормативным актам, то посему после того, как людей из этих заявок вычеркивают, подписи не меняются, т.е кто за это несет ответственность? За листы ожидания, которые остаются в регионах, которые должны были их получить но не получат, потому что их нет в заявке.

Другой вопрос: «это ротация препаратов и стандарты». До сих пор не известно, каким образом новые лекарственные средства попадают в перечень. Хотелось бы знать. Хотелось бы получить на него ответ. Вопрос связан со стандартами. На сегодняшний день бытует мнение, что стандарты медицинской помощи каким-то образом получаются без участия ведущих специалистов в написании этих стандартов. Тоже хотелось бы понять, каким образом это все должно происходить.

Нет системы оценки качества препаратов, не решен вопрос безопасности лекарственных средств.

Есть проблема с доступностью, т.е. мы говорим о том, что было бы наверное не плохо экспертов, представляющих некоммерческие организации, которые себя зарекомендовали многолетним трудом, многолетней совместной работой на различной площадкой вместе с государственными органами, что эти представители общественных организации работали в этих общественных группах и работали на благо нашей России, на благо наших людей.

Поэтому может быть имело бы смысл в плане предложений рекомендовать вопросы с Общественным советом при Минздраве. Золотые слова, сказанные Сергей Ивановичем, подписываюсь под каждым, Не работает общественный совет, значит его нет, а он существует он чуть ли не с 2006 года при Минздраве РФ. Вопросы надо каким либо образом реанимировать.

Потом все-таки рекомендовать общественные инициативы, которые собраны к рассмотрению на переговорных площадках, еще регламентировать надо эти переговорные площадки. Т.е. Общественный совет вроде есть и есть, он должен как бы собираться, но что за этим следует? Ничего за этим не следует. Если бы, допустим, рекомендация от круглого стола прозвучала в сторону Общественного совета, что необходимо собраться и был бы какой -нибудь регламент, что, например, раз в квартал должны разбирать вопросы. Мне кажется, что кому — нибудь есть добавить что то по этому вопросу.

Александр Владимирович Саверский – Президент «Лиги пациентов». Председатель Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре.

Я считаю, что инициатива «Единой России» безгранична. Буду предельно краток.

На что жалуются люди? Люди в первую очередь жалуются на инвалидность. У нас в 2004 году было 10 миллионов инвалидов, в 2006 16 миллионов, а теперь 12, 5. Связанно это с программной «ДЛО» (дополнительного лекарственного обеспечения), был рост с 10, до 16 миллионов. Сейчас откат, который существует, он в огромной степени существует, потому что Минздравом в 2006-07 гг. была проведена определенная работа, указания были даны бюро «СЭК» (служба экспертного контроля), для того, чтобы попристальней посмотреть кто же такие инвалиды.

Естественно, эта ситуация не могла не оставить социальный всплеск, в результате к нам, как минимум раз, два в день раздаются звонки с просьбами снятия инвалидности, занижения групп инвалидности.

Как юрист, могу сказать, что ситуация у этих людей безвыходная, потому что доказать свои права в суде он не может, так как суд не устанавливает группы инвалидности, а раз это так, человек вернется с отменой и вернется в «СЭК», где все начнется опять сначала.

Это проблема требует объективирования работы СЭКов, на мой взгляд, когда в состав Комиссии гражданину должно быть дозволено введение внешних специалистов, должен быть учет мнения специалистов и мотивированный отказ СЭКов с мнениями ученых специалистов.

К сожалению, невозможно создать независимые СЭКи, может быть можно усилить уже роль независимых Комиссий, в таких конфликтах, когда человек не согласен. Врачебная Комиссия не должна пересматривать решения СЭКов, но это должно быть поводом.

Главное, что я хотел сказать, это в сфере реализации прав граждан на охрану здоровья, например, очень много организаций, от врачебных обществ, пациентских организаций и они направлены на развитие механизмов, реализацию права.

То дело в сфере защите прав обстоит совсем плохо и, к сожалению, по другому быть не может, если государство не вмешается сюда со своими полномочиями, своими инициативами.

Все что давно пора делать, уже запрошено, вот Ян Владимирович, говорит что мы ничего не можем, а действительно, что мы можем, пациентские организации могут руководствоваться только законом «Об общественных объединениях» и «О некоммерческих организациях», это круг прав, он очень мал: это правовое просвещение, сбор членских взносов, вот в общем то и все.

В действительности вы знаете какую революцию сделал Закон «О защите прав потребителей» в свое время в нашей стране. Есть 45 статья ФЗ « О защите прав потребителей» где раскрыты права потребителей и они очень широки: это право проводить экспертизу, право законодательной инициативы давать оценки, запрашивать документы и так далее. Т.е. это достаточно серьезные полномочия, которые, на мой взгляд, просто напросто можно перенести на пациентские организации.

В.В. Калинин Спасибо, Александр Владимирович, мы немного позже подойдем к вопросу о пациентских организациях, спасибо что Вы его подняли и конечно же еще раз дам Вам слово.

А теперь я бы хотел предоставить слово Елене Леонидовне Николаевой — члену Президиума Общественного совета ЦФО, она у нас присутствует в первый раз и, во-первых, наверняка может поделиться опытом работы Общественного совета центрального федерального округа, и во-вторых, опытом работы возглавляемой ею благотворительной организации и естественно перспективу возможной поддержки.

Е.Л. Николаева Любое государственное учреждение выбирает ту общественную организацию, которая выбирает именно его точку зрения. Исходя из этого, консолидированная позиции общественных организаций не удается сформировать. С чем это вязано? Это может быть вязано с разными психологическими причинами, с политическими причинами, с амбициями какими то. Но мне кажется, основная проблема нас – некоммерческих организаций, в невозможности, грубо говоря, сесть за одним столом и договориться о единой позиции, а раз так, то извините за грубое слово – нас можно «разводить».

Теперь перейду к нашему опыту. Что мы сделали в центральном федеральном округе? Мы проанализировали какие общественные организации, некоммерческие, работают на уровне региональном, муниципальном и на уровне центрального федерального округа, и какие наиболее эффективны, потому что я могу называть тысячи организаций, которые зарегистрированы, работающие из них на самом деле, в каждом регионе «на пальце одной руки». Более того, например, в Ивановской области у меня очень сильная пациентская организация, которая занимается онкологией, а вот, например, во Владимирской области у меня очень сильная организация, которая занимается проблемой больных детей, очень сильная организация есть в Тверской области, то есть мы эти организации сильно проманиторили, не на словах, а на делах. Я сказала: «ребят, вот Вам площадка, каждый месяц я хочу слышать Ваш опыт, помимо тех проблем, которые мы поднимаем, как Комиссия по здравоохранению» Сразу стало понятно кто работает по благотворительности, кто работает по защите прав, кто работает, кто работает по проблемам пациентсикх организаций, кто работает по проблемам профессиональных организаций, я имею ввиду врачебных организаций. Сразу стало все ясно, исходя из этого, у меня в центральном округе есть база, на которую я могу опереться, я знаю как наше решение реализовать вплоть до каждого региона центрального федерального округа, потому что я знаю, где у меня «визави» и вообще, основная идея, которую я сейчас пытаюсь реализовать и может быть предложить в качестве решения это проблемы это создание таких сетевых организаций. Ни могут базироваться по разному принципу, они могут объединяться по принципу соглашения, по принципу общей идеи, здесь вопрос даже не в лидерстве, я хочу, что бы Вы правильно услышали эту тему, здесь вопрос первенства идеи, первенства задачи, которую мы решаем.

Приведу банальный пример: на меня выходили женщины из разных регионов, у которых дети больны онкологией, это тяжелейшая тема, они с этой проблемой один на один. Приведу самую банальную проблему – они вынуждены быть со своими детьми круглосуточно, это как любые дети – инвалиды требуют постоянной опеки, эти мамы вынуждены не работать. А соответственно они лишены всех социальных пакетов. Эту тему я поднимала на Центральном Совете Минздрава и была, кстати, услышана, в части их причисления к социальным работникам. Это решение принято, оно еще не работает, но как минимум, мы двигаем идею признать таких мам, которые обязаны быть со своими детьми круглосуточно – признать их социальными работниками, с соответствующим сохранением стажа, с соответствующим материальным обеспечением, потому что прожить только на те средства, которые положены инвалиду-ребенку, практически невозможно.

И вот когда мы посмотрели эту проблему по всему ЦФО, практически сейчас в каждом субъекте ЦФО у меня есть опорные точки по этой проблематике.

Возьмем другую тему: «Проблема донорства». Что мы сейчас делаем, мы берем и смотрим у кого какие инициативы есть по проблемам донорства у нас в ЦФО, теперь я хочу тиражировать эту тему на всей территории Российской Федерации, почему, потому что проблемы крови она общая, добровольцы – есть, желающие – есть. Мы провели небольшое количество мероприятий по нашему округу, студенты готовы сдавать кровь, сотрудники предприятий, единственное, что они просят, не заставляйте нас ходить по утрам в какие-то учреждения, которые закрыты. Вы знаете, мы провели такой эксперимент в Москве – попытались сдать кровь. Приемный пункт работает с 7:30, до 9:30 утра, в это время мы приходили раза 3-4, ни разу не смогли попасть, все время закрыты двери. Я не знаю, видимо у нас так с кровью хорошо в стране.

Это говорит о том, что если мы сделаем систему выездных, мобильных пункты по сбору крови, мы проблему донорства решим. Почему? Потому что желающих сдать кровь – есть, мы просто систему не наладили.

Так вот, к чему я все это хочу привезти, что такое объединение общих целеполаганий и сетевые выстраивания, помогут комплексно, еще раз повторю – комплексно решить эту задачу. Вторая проблема будет стоять в том, что как только мы их объединим они сразу начнут рассказывать с какой проблематикой законодательной они сталкиваются и с какой проблематикой правоприменительной они сталкиваются, то есть то, о чем говорил Александр Владимирович: «законы есть, они просто очень своеобразно выполняются».

Так вот, в этом моменте у меня есть еще одно предложение, на мой взгляд, очень разумное – мне кажется, что на всех уровнях профессиональной, административной власти, я имею ввиду в области здравоохранения, необходимо создать экспертный совет, не общественный совет, потому что общество захотело посоветовалось, захотело не посоветовалось, а экспертный совет, в который должны войти лидеры – академики, ведущие врачи, ведущие профессионалы, которые хорошо разбираются именно в своей сфере. Да, мы убрали тему, когда стандарты принимаются без участия врачебного сообщества, а потом врачебное сообщество жалуется, например, мне, как руководителю Комиссии по здравоохранению – « что же нам теперь делать?», и я начинаю писать письма, которые конечно же эффективны, если они доходят до Министра, ноя не могу по каждому конкретному случаю ходить и «мучить» Министра. Здесь систему надо выстраивать и система должна быть выстроена таким образом, что экспертное, профессиональное сообщество, при Министерстве, при Департаментах здравоохранения в регионах должны быть в непрерывной связке, в обязательном порядке участвовать, то есть без одобрения экспертного совета ни одно решение не принимается не Коллегии при Министерстве, ни подписывается Министром. Это системно сделать очень просто – просто технология прохождения документооборота, все. Вопрос только в воли Министерства и понимании, как формировать это состав экспертного совета, чтобы он был очень представительным, чтобы он был по каждому направлению деятельности Министерства. Технологически, очень элементарные вещи, но это тоже самые некоммерческие объединения, которые смогут свои профессиональные обязанности выполнять более системно.

Теперь третий момент, что касается идеи, которая достаточно проста, но очень эффективна. Функции Министерства – помимо того чтобы лечить граждан и выстраивания всей системы лечения она очень правильная, очень грамотная, это полностью прерогатива Министерства, но у нас есть другая тема: «Тема профилактики заболеваний» и «Тема пропаганды здорового образа жизни» и мне кажется, что эта тема очень ложится на интересы и возможности деятельности некоммерческих организаций и, на мой взгляд, это очень бессмысленно не видеть «в упор». Мы проанализировали, допустим, деятельность различных благотворительных организаций, в том числе нашего Фонда, который проводил большую акцию по Центральному Федеральному Округу – полтора миллиона участников прошло, в нашей акции чтобы убедить что ты здоров, мы ни копейки с Министерства здравоохранения не получили, мы все это делали на благотворительные деньги тех компаний, которые поддержали идею здорового образа жизни. Я могу только поаплодировать деятельности «Лиги Здоровой Нации», которые такого рода огромное количество мероприятий, и такого рода структур, качественных структур уже достаточно много и там работают вполне профессиональные люди. Тогда почему на сегодняшний день не привлекаются некоммерческие организации на системной основе, на конкурсной основе для реализации государственных задач? Это можно сделать, это делается системно очень просто, еще раз повторю, прописывая конкурс и акцептовывая те общественные организации, которые доказали свою жизнеспособность, что ни не «пустышки», что есть какой момент, когда условно участвуя в конкурсе в части 4 ФЗ, участвуют компании из одного человека, а потом организуем по всей России мероприятия по здоровому образу жизни – это смешено, здесь можно проводить определенную подготовительную работу и документацию, но делегирование части полномочий некоммерческим организациям на конкурсной основе, как сделано во всем мире, во всем мире этим занимаются некоммерческие организации, они занимаются пропагандой здорового образа жизни, они занимаются работой с пациентами, онкологические больные, которые получают средства на выполнение этих задач, потому что Министерство не справится с этим никогда. Я просто была участником этой компании в США, поэтому хорошо знаю как это работает, поэтому такое делегирование, на мой взгляд, является принципиально интересным, возможным, и как решение нашего круглого стола, могло быть проведено как инициатива по разным структурам. Я считаю, что в Общественной палате, в новом созыве, обязательно эту тему будем поднимать.

И в завершение я хотела бы сказать, что у нас, коллеги, огромное количество проблем, связанных и со стандартами и с непрерывным образованием врачей. Что еще делают общественные организации? Они выявляют «больные точки», я извиняюсь за такое громко сказанное слово, просто на последней Комиссии нам приходили просто душераздирающие письма, например по проблемам хронической боли, мы тогда стали разбираться и увидели, что этой темой в России не занимается никто, то есть по чуть — чуть все, а в целом не занимается никто и вот сейчас, когда мы стали поднимать эту тему, собрав всех академиков и так далее, мне сказали, что нам это не интересно. Вы знаете, я бы все равно хотела провести это мероприятие, чтобы оно было «неинтересно», а потом положить либо Премьеру, так как я вхожу в состав по правам человека и спросить у человека есть право жить без боли или нет? Вот я задам Президенту 23 чиста этот вопрос и если Министерство не считаем нужным заниматься этой темой, то мы считаем, что этим нужно заниматься, также как вопросом защиты прав пациентов, так же как вопросом непрерывного образования врачей, которые, к сожалении, не знают современных методик не потому что они не хотят этого знать, а потому что у них не прописано этого в Регламенте, потому что у них нет возможности получать эту информацию, а современные технологии позволяют это сделать. Существует огромный пласт вопросов, которыми мы с вами можем и должны заниматься. Я предполагаю, что и в Общественной палате и в нашей Комиссии продолжают работать по этим вопросам, и очень плотно взаимодействовать, я надеюсь, с Сергей Ивановичем, потому что у нас уже был опыт решения по нескольким вопросам, и, мне кажется, если мы объединим самые разумные, самые толковые силы, у нас должно это получиться, в первую очередь – это наша с Вами совместная задача. Спасибо.

В.В. Калинин Спасибо, Елена Леонидовна! Я хотел бы уточнить, по сути, Вы, Елена Леонидовна, сформулировали по сути 4 законодательные инициативы, касающиеся определенного статуса матерей, детей – инвалидов и детей с тяжелыми заболеваниями, необходимость создания все-таки экспертных советов. Вопрос доступности некоммерческих организаций к конкурсам по социальным услугам или вообще закреплению

Е.Л. Николаева Вопрос не доступности, а вообще закрепления системы, дать это права некоммерческим организациям — вот мое техническое задание кто и за какие средства готов реализовать это технические задание.

В.В. Калинин Есть перечень социальных услуг, которые могут быть переданы некоммерческим организациям и вы не против того, чтобы это было на конкурсной основе?

Е.Л. Николаева Я за, это обязательно должно быть на конкурсной основе, но конкурс должен быть очень аккуратно прописан, дабы исключить различные злоупотребления.

В.В. Калинин Есть ли у Вас на сегодняшний день примеры, когда участие некоммерческих объединений, некоммерческих организаций для последующей реализации законодательных инициатив в виде уже непосредственных актов на уровне ЦФО, например.

Е.Л. Николаева Вы знаете, инициативы по субъектам у нас есть регулярные и эти инициативы у нас реализуются посредством работы с губернаторами, вице-губернаторами, когда мы принимаем решения на федеральном уровне, окружном, то далее мы тиражируем эти темы.

Могу привести пример информационной работы, когда мы озадачились проблемами дополнительного лекарственного обеспечения и мы наладили очень системный мониторинг в ЦФО и на стол Георгию Сергеевичу мы положили объективные данные что происходит на самом деле и потом пришлось Министерству отчитываться, почему таким образом у нас расходились данные между теми, которые были собраны с мест и теми, которыми оперировали Министерство. Могу сказать, что наши данные были признаны более точными. Это с точки зрения информационно аналитического. С точки зрения различных инициатив, что мы делаем, вот те инициативы, которые мы проводили по здоровому образу жизни, по проблемам донорству, по проблемам защиты труда и так далее, за три года у нас столько мероприятий проходило… что мы делаем, что взяв интересную инициативы с одного региона мы тиражируем ее на уровень субъектов ЦФО и делаем это с участие власти органов субъектов, то есть они вовлечены в процесс подготовки и реализации этого решения. Все что у нас касается регионального уровня, я могу сказать, что у нас отработано все достаточно неплохо. Другой вопрос, что федеральный уровень – это немножечко другой, что законотворческий уровень – это немножечко другой и мы иногда даже сталкивается вопрос с отсутствием законотворческой, но иногда и правоприменительной практики, здесь не могу похвастаться, могу только сказать, что с департаментом информационной политики у нас очень плотное взаимодействие, потому что они видят нас союзников и поэтому ищут в нас вот эту работу в регионах, остальные уже достаточно прохладно, работают, когда мы нажмем, но это неправильно, мы не должны никого заставлять, мы должны видеть встречное желание. Все, спасибо.

В.В. Калинин Я внесу уточнения, на мой взгляд Елена Леонидовна очень четко осветила тему участие некоммерческой организации в этой сфере. Нам действительно хотелось бы, что не столько говорили о проблемах, не столько говорили, что Министерство не может взять на себя эту инициативу, что неужели у Министерства нет ресурсов, а действительно, речь дет о том, что некоммерческие организации показывают своим опытом решение этих вопросов, предложение этих решений и как вот правильно сказала Елена Леонидовна, потом уже очень сложно на региональном уровне или на уровне федерального уровня или тем более федеральном сказать что нету способов решения тех или иных вопросов.

Вот, кстати, потупила просьба выступить от Павла Андреевича, я просто буду говорить по хронологии поступления.

Павел Андреевич Я бы хотел поблагодарить за возможность выступления. Я бы хотел сказать кроме матерей с детьми, есть проблема ухаживающих за больными – это гораздо более широкая проблема, социальная. В Швеции. Например, там любой ухаживающий за членами семьи получает как социальный работник.

Е.Л. Николаевна Вы сформулировали как социальную инициативы ухаживающих за инвалидами

П.А Не важно, важно только то, что ухаживать реально за больными некому.

Я бы еще хотел сказать несколько слов по стандартам, поскольку этот вопрос уже поднимался, я руковожу отделом стандартизации.

В.В. Калинин Павел Андреевич, я вам дам этот вопрос отдельный для освещения, потому что Юрию Александровичу, наверно тоже есть что сказать по теме, которую подняла Елена Леонидовна.

Жулев Юрий Александрович В первую очередь я хочу поблагодарить, а уже второй раз участвую на заседании клуба и считаю, что данная работа крайне важна, что концентрация взаимодействия гражданского общества. Очень коротко скажу. Знаете, иногда возникает впечатление у людей, что мы у многих просим, что — то требуем. Я скажу, что мы уже много что сделали. Есть очень четкая формулировка – «социальный заказ», так вот, общество пациентов уже на внебюджетной основе привлекает благотворительные средства, ведь информационные средства поддержки пациентов очень широко развиты. На сегодняшний день у нас 61 региональная организация, мы оказываем информационную поддержку врачам, мы совершенно верно заметили, что врачи, к сожалению порой находятся в информационном вакууме, пока до них дойдут инструкции, приказы, даже объяснения, как поступать не то слово, сколько проходит времени и страдают главным образом – пациенты.

Занимаемся, безусловно, и защитой прав пациентов и не забываем о том, что мы являемся профсоюзами пациентов и что мы должны отстаивать их интересы и что мы помним, в первую очередь, что улучшения уровня пациентской помощи для нас является приоритетом.

Вы упомянули о донорском движении, в ЦФО, не знаю попало ли это в ваш мониторинг есть в Рязани очень крупное движении, которое занимается донорством крови, где привлечены тысячи участников, в Калуге проводится донорство крови.

Очень важный момент взаимодействия властей, на сегодняшний день, мы осуществляем мониторинг лекарственного обеспечения. Мы считаем, что это крайне важная часть нашей деятельности. У кого как не у пациентов спросить как работе это программа, достаточно ли на ваш взгляд лекарство жизнеобеспечении, какие еще существуют проблемы. По-моему, не спросив пациентов, мы не сможем получить полной картины ситуации.

Мы такой мониторинг осуществляем, передаем его в Минздравсоцразвития, у нас очень хороший контакт с соответствующим департаментом и Росздравнадзор, обобщаем поученные жалобы – это очень важно, обобщаем и анализируем, жалобы, полученные от пациентов, и выходим с предложением, в том числе уже с законодательной инициативой, и с подзаконными, правоприменительными актами. Здесь существуют определенные трудности, да, есть определенный совет по защите в Роздравнадзоре, у нас договор официальный с Роздравнадзором и здесь проблема такова, перехожу уже с Вашего разрешения, к проблемам, которые нас волнуют, возьмем пример крайне дорогостоящей, но крайне эффективной программы дорогостоящих заболеваний «симинозалогия», как мы попусту называем, тратятся значительные средства, совершенно явен эффект, мы, кстати, собирались в ГД РФ, и где было специальное заседание Комитета по охране здоровья, где была показана тенденция изменения качества жизни эти пациентов, конечно в положительную сторону. Но в программе существуют определенные проблемы, о которых Ян Владимирович уже начал говорить, я хочу сказать от себя – Минздрав закупает на определенные средства лекарства, затем передает их в собственность субъекта и что же мы видим: в одном субъекте появляется новый пациент, маленький, которого надо срочно лечить, никто же не ожидал, что появится на свете ребенок, с онкологией, с гемофилией, с рассеянным склерозом, понимаете, и вот начинается волнение у родителей, по отсутствию лекарственных средств, а в соседнем регионе лежит запас таких лекарственных средств.

Общими фразами: мы говорим о рациональном использовании лекарственных средств, вот о чем мы говорим, это очень серьезный вопрос, особенно в условиях экономического кризиса.

В.В. Калинин Юрий Александрович, я немного вас прерву, потому что действительно с 26 по 30 октября Роздравнадзор проводил большую конференцию своих территориальных подразделений и эту тему отдельно освещала Елена Алексеевна Тельнова, действительно, там уже понятно взаимодействие с кем и как оно должно реализовываться, поэтому нам бы было наверно более интересно, если бы вы в формате письменного своего мнения/ потом представили это предложение, касающегося именно этого вопроса. Я всех прошу на сегодняшний день, не ограничиваться устными выступлениями, даже если Вы тезистно что-то обозначаете, в последствии уже Ивану Янцукевичу Вы сможете уже письменно предоставить свое мнение, для того, чтобы уже потом могли на Вас опираться. Как на специалистов в этой сфере.

Жулев Ю.А. Я уже заканчиваю, я полностью хотел поддержать мнения выступающих и обратить внимание на то, что взаимодействие общественных организаций с Минздравсоцразвития, здесь существуют индивидуальные контакты, индивидуальное взаимодействие, Минздрав иногда реагирует, мы не требуем чтобы на все 100% наши обращения была какая0то реакция, формулированная площадка и методика взаимодействия – она отсутствует.

Обращаем Ваше внимание, Минздрав проводит, наверно очень правильную политику, в проведении такого института, как «главные специалисты», существуют приказ в этой области и существует приказ о создании экспертных групп, я с большим сожалением, должен констатировать тот факт, что сейчас законодательно, на уровне ведомственных документов запрещено взаимодействие с общественными организациями, если вы откроете это закон, то там четко определен тот круг лиц, которые могут быть членами этих экспертных советов, вы увидите в лучшем случае, профессиональные сообщества, сообщества пациентов там нет. Этот факт очень серьезный. Минздраву и всем нам нужно об этом задуматься, потому что мы обрубаем очень серьезные каналы.

Безусловно, хочу поддержать Александра Владимировича, который осведомил нам ситуация с СЭками, это наиболее волнующая для пациентов тема. К нам поступают жалобы, с пациентов, страдающих тяжелыми заболеваниями снимаются инвалидность. Никаких членораздельных объяснений нет, нет никаких публичны документов, мы не говорим об отмене критерия определения инвалидности, мы понимаем, чо должен быть критерий, но любые критерии должны иметь определенные толкования и должны быть эксперты, должны быть экспертные комиссии, должны быть соответствующие методические указания, все что отсутствует. И для нас создает очень неприятную социальную атмосферу вокруг этой темы.

Я хочу сказать, что лекарственное обеспечение, вопросы обращения лекарственных средств, вопросы медико-социальной экспертизы, вопросы более детального правового определения уже существующих программ в этой области наиболее нас волнуют и мы как то общество, которое запрещает и устанавливает интересы конечного потребителя всей системы здравоохранения, которые с большим удовольствием взаимодействует с органами власти и ГД. А с Государственной Думой у нас очень неплохие долгосрочные взаимодействия, как в области законодательных инициатив в области донорства, так и в области законодательных инициатив в области лекарственного обеспечения. И в принципе, я бы хотел поблагодарить Сергея Ивановича, за плотное взаимодействие. Спасибо.

В.В. Калинин Спасибо. Я сейчас предоставлю слово Евгению Борисовичу Кузнецову, потом Павел Юрьевич, Вам, а потом уже в регламенте.

Е.Б. Кузнецов Я очень признателен Елене Леонидовне, потому что ее выступление полностью перекликается с тем, что я хотел говорить. Я хотел бы развить чуть- чуть побольше.

Всегда когда мм говорим о том, что государство хочет привлечь какую-нибудь общественную организацию, что люди придерживаются какой-то совместной политики, мы должны четко понимать, что эти субъекты должны действительно существовать в определенных критериях, на мой взгляд тот опыт сотрудничества с Минздравом, с другими ведомствами, который у меня есть, показывает, что та некоторая пассивность, которая показывает опыт государства, идет потому что может мыть времени развивать эту поляну. А общественные организации развиваются не вполне, как мне кажется эффективно, вот те примеры деятельности как мы слышали от Юрия Александровича, это организации с единичным случаем.

Но я бы хотел сказать о другом, я полностью поддержу мысль Елены Леонидовны. О том, что для государства необходимо то, что соответствующие субъекты законодательной инициативы провели сами конкретно некоторый этап самоорганизации, т.е иными словами они должны объединиться в ассоциации, в профсоюзы, в любую другую форму, которая позволит им действовать сообща, это действие сообща нужно не только для того, чтобы обеспечить политический вес, может быть какое-нибудь влияние СМИ, не только , ассоциация нужна еще для того, чтобы задач высокие и четкие стандарты деятельности общественных организаций, чтобы существовали определенные и четкие правила и нормы прозрачности без которых государству не понятно с кем и как общаться. Я хочу повториться и сказать еще раз, что в Европе и в Америке те же самые пациентских организации привлекаются достаточно активно, чем у нас, однако там существуют определенные критерии прозрачности, в том числе финансовые, чтобы было понятно как и почему существуют эти организации. Если организация не берет на себя определенные требования, обязательства по прозрачностью то государству взаимодействовать с ними достаточно сложно.

Поэтому, если мы не обозначим, каким образом мы будем организовывать эту поляну, я имею ввиду мы, как общественные организации, то требовать от государства, чтобы оно шло на встречу, не кажется, не вполне корректно. Если говорить еще более широко, то в целом, вовлечение неправительственных организаций в принятии решений это целая система регулирования. У нас есть сейчас нормативный аппарат, который бы позволили привлечь часть медицинских организаций, мы об этом говорили с Минздравсоцразвитием, с Департаментом науки образования и кадровой политики о развитии саморегулировании врачей, в частности 315 Закон «О саморегулировании профессиональной деятельности» в том направлении, в котором обозначены в этом законе возможно, улучшить, дать полномочия врачебным организациям, взамен на определенные требования, которые так же прописаны в законодательстве: Требования по прозрачности, требования по финансовой ответственности, требования по квалификации, стандартизации и когда мы опираемся на это законодательство, там уже опираются все эти вопросы, по компенсации информационного голода, по компенсации нехватки этой информации уровня врачей, эти механизмы присутствуют, их просто надо более внимательно изучить.

Что касается пациентских организаций, на мой взгляд, чтобы перейти от слов к делу нам необходимо подумать о каком – то мероприятии учреждения какого-то союза или организации, с определением правил, определением стандартов. Я думаю, что государство будет готово тогда развивать эту сферу регулирования, когда оно будет готово к тому, что в этом поле существуют внятные некоммерческие организации, понимающие по каким требованиям они должны развиваться самостоятельно.

Я полностью поддержал Александра Владимировича по вопросу о необходимости использования опыта Закона «О защите прав потребителей», но я хочу напомнить, что в принятии этого закона, сыграла огромная роль, что общество уже было организовано. Что общество по защите прав потребителей уже существовало и они наследовали их методы. Т.е была организация, то что государство могло принять, а не придумать государству, некогда, как мне кажется, это вполне понятно.

В.В. Калинин Евгений Борисович, я бы еще раз хотел уточнить Ваши позиции. На сегодняшний день, есть законодательные правовые или иные препятствия для создания общества врачей и какие на Ваш взгляд существуют препятствия для того, чтобы эту почву, о которой вы сказали с Законом « О защите прав пациентов» для общественных организаций пациентский, т.е. в чем есть проблемы, может быть правоприменения, может быть законодательного регулирования, почему на Ваш взгляд они не настолько эффективны, для того, чтобы реализовывать в дальнейшем эту законодательную инициативу.

Е.Б. Кузнецов В двух словах, по врачебным организациям 315 Закон составлен в слишком общем виде и он не учитывает специфики медицинской деятельности, то есть в нем нет в частности необходимые для регулирования врачебной деятельности понятия «об обязательности членов». В законе предусмотрена возможности и целесообразность отдельных уточняющих законов по саморегулированию и у нас есть в общем то такие пространства – адвокаты, нотариусы и другие, то есть это база, которая вполне поможет начать. Разработана программа по саморегулированию, которая представлена Минздравсоцразвитием, но эта тема довольно сложная и пока не развилась. Но Могу представить программу еще раз, что она подразумевает определенную этапность, сначала создаем ассоциирование, ассоциацию врачей, а когда потом ассоциация врачей проходит стадию согласования и выстраивания внутренних ассоциаций, мы уже говорим о делегировании полномочий, то есть о применении норм 315 закона.

Теперь, что касается общества пациентов, действительно они сейчас не определены законодательно, как общества, наделенные определенными специальными правами и возможностями. Как общество прав потребителей оно не может применяться, потому что у них не все медицинские услуги официально оформлены, как услуги даже лекарственной помощи, не может расцениваться как оказание именно услуг. Соответственно здесь необходимы предложения, по законодательной инициативе, которую надо разработать, но это не такой простой механизм. Мы знаем историю о законных правах пациентов, которые не проходили, т.е. на мой взгляд здесь необходимо начать с организационных решений, надо создать ассоциацию пациентских организаций, в рамках нее обсудить, с привлечением всех экспертов, те нормы, возможности и требования, которые могли нести на себе пациентские организации, а потом вносить. Я думаю грамотных юристов в пациентском сообществе более чем достаточно, остальное уже зависит от организаций

В.В. Калинин Евгений Борисович, Закон «О государственных социальных услугах» он на сколько применим для того чтобы именно под эти социальные услуги подводить социальную защиту пациентов, когда мы говорим именно о монетизации услуг, именно о гражданско-правовой основе оказания тех или иных услуг имея ввиду медицинскую помощь, в том числе лекарственную помощь.

Е.Б. Кузнецов Я не готов ответить о привлечении этого пласта законодательства. Я вижу защиту прав пациентов и как развития форм общегражданской организации.

В.В. Калинин Спасибо.

А.В. Саверский Можно я еще дополню. На самом деле если смотреть более широко, с точки зрения права на охрану здоровья граждан, то в принципе все это уложится, т.е. и лекарственное обеспечение и медицинская помощь, и некоторый набор социальных услуг, например, уход за больными и т.д. Если мы более расширенно смотрим, то я бы хотел по самоуправлению дополнить.

На мой взгляд, механизм есть в основе законодательства, проблема есть в том, что там есть очень красивая связка, которая сейчас позволяет создать саморегулируемую организацию.

Сейчас объясню: право занятия медицинской деятельностью подразумевает наличие сертификата и лицензии, в регионах у нас оказывается врачи вообще не имеют права работать, потому что там у них нет лицензий, но сертификат выдают профессиональные сообщества, а это и есть ваша саморегулируемая организация и для этого не нужно ничего, кроме приказа Минздрава, грубо говоря, совместно с общественными организациями, т.е. закон здесь не нужен.

Е.Б. Кузнецов Я отвечу в двух словах, дело в том, что мы вели эту беседу в свое время еще со Ступиным, нормы основ они декларируют возможности, но они не вписываются в логику законодательства саморегулирования, потому что логика 315 Закона – это то что возможности, даются взамен на обязательства, а вот обязательства врачебных организаций нигде в законе не обозначаются, поэтому пока вместе с правами не будут даны обязанности, государство не ступит ни шагу, поэтому надо развиваться по 315 Закону.

В.В. Калинин Я думаю, что на сегодняшний день есть предложения, мы готовы в письменном виде их получить, тем более что для меня позиция Евгения Борисовича очень близка, потому что любая социальная сфера должна быть особенно определена в Законе, тем более такая сфера, когда вы привели пример саморегулируемой организации, предположим адвокатов, аудиторов, нотариусов, но как мы помним и у нотариусов и у аудиторов, есть ответственность, если говорить об отмене лицензии.

П.А. Воробьев Еще раз спасибо, я к концу дискуссии добавлю, что я абсолютно не согласен с господином Саверским, дискутируем про дисквалификацию, а дисквалифицировать нечего, врачи не имеют права работать в стране, по закону работать по сертификату могут только общественные организации, все сертификаты, которые сегодня выдаются не общественным организациям – незаконны и на самом деле лицензии, которые выдаются медицинским организациям на основании этих сертификатов – тоже незаконны, но такая ситуация сложилась уже и сейчас ее уже трудно поменять.

Что касается объединения некоммерческих организаций профессиональных между собой, боюсь, что еще сложней, чем организаций пациентов. Каждый из нас личность и никто ни с кем не хочет у нас объединяться.

В частности существуют Комиссии врачебные, ассоциации, между собой они как «кошка с собакой», никогда не общаются, но они существуют много лет, ничего не делают, по-моему, на мой взгляд.

Теперь что касается стандартов. Начнем с того, что процедура общественных стандартов они все прописаны в ’98 году, они все прописаны в нормативных документах Минздрава, просто прописаны теоретически. Все эти процедуры работают, но ситуации были разные, если мы в начале начинали разрабатывать протоколы, там была очень долгая процедура с экспертным советом, с привлечением, обязательно строго отслеживались все организации, которые работают. Три организации разработчики, три организации обязательной экспертизы и три организации проводили опробацию. Работа затянулась на многие годы, в результате, протоколов очень мало, но они есть и по неврологии тоже есть.

В 2004 году в связи с монетизацией, в связи с новым проектом «ДЛО» дано указание сократить все процедуры до минимума и сделать маленькие стандарты, фактически это экономические, а не врачебные, потому что использовать это врачу напрямую – это невозможно. Мы попытались воспроизвести все процедуры какие только не были в каком-то укороченном виде, естественно все стандарты разрабатывались специалистами, не специалисты их разработать не могут, на сегодняшний день таких стандартов порядка 700 штук, они все действующие, все утверждены приказами , но, к сожалении, люди не читают самого приказа. Есть три разных уровня стандартов: есть стандарты амбулаторные, есть стандарты для специализированной помощи, т.е. стационарные и есть стандарты высоких технологий и часто люди берут стандарты высоких технологий и думают, что они для городских больниц – это не так, к сожалении в издании Минздравовских, там нет самих приказов, там не понятно какой стандарт.

Значит процедура, мы продолжаем их реализовывать, был очередной Комитет при Ростехрегулировании, к сожалению он сейчас закрыт. Сначала нам письмом, точнее приказом, запретили работать в прошлом году, а сейчас новым письмом, правда оно до меня еще не дошло фактически и технически Комитет закрыли. Те обсуждения, они были, некоторые присутствующие здесь были в составе в технического Комитета. Кстати, мы очень активно привлекали к участию общественные организации пациентов, в частности, Юрия Александровича, с гемофилией, с другими болезнями, очень большая наработка именно благодаря тому, что пациентские организации включились в эту работу , там очень большой блок именно для пациентов сделан, не то что они занимались именно профессиональными вопросами, а то что гемофилия, например, требует домашнего лечения, помощи, там очень много помощи для помощи для пациентов и они действительно продвинулись.

Эти те процедуры реализуются в формулярном Комитете РАН, тоже общественная организация, она экспертная, профессиональная, в достаточной степени представляет весь спектр профессионалов нашей страны. Там тоже процедуры прописаны, вплоть до того, что все предложения на лекарственные препараты, которые поступают к нам, на оценку лекарств, с точки зрения безопасности, необходимости, вешаются вешаются на сайте и каждый может их обсудить до того, как решение принимается нашей организацией.

Вот несколько комментариев, которые я хотел сказать. Про хроническую боль, к сожалению, уже некому говорить, тему поднимали лет десять назад с тем же примерно результатом.

В.В. Калинин Спасибо большое, Павел Андреевич!

Я.В. Власов Павел Андреевич, я хотел бы обратиться к Вам, к специалисту, вот у нас приняли стандарт по всей России, там указаны доли препаратов, которые должны быть назначены врачами, на сколько это возможно этически, и откуда в принципе могут браться такие цифры. Я вопрос понятно задал? В стандартах указаны доли препаратов, которые должны врачи назначать, вот в об этом собственно вопрос.

П.А. Воробьев Это не доля, а частота назначения. Значит это делалось с помощью экспертных оценок, а врачи давали экспертизу, сколько больных получают такой препарат, сколько больных получает такой препарат и сколько больных получают такой препарат в мире эта тема решается с помощью статистических методов, у нас, к сожалению, такой статистики нет, поэтому у нас это было решено экспертно.

Мы вообще то планировали создать материалы по результатам применения препаратов, по гемофилии мы сейчас собрали информацию, иы сейчас можем сказать какие препараты сколько пациентов получают в долях, но эта работа приостановлена два года назад и сейчас практически сошла на нет и по стандартизации и по изменению стандартов.

В.В. Калинин Я бы сейчас хотел предоставить слово Игорю Владимировичу Малову и действительно привести примеры, когда бы средства массовой информации оказывали содействие общественными некоммерческим организациям.

И.В. Малов Да, безусловно спасибо, за возможность выступить, я думаю, что разговаривать об обеспечении СМИ своим вниманием некоммерческих организаций без обсуждения сути деятельности некоммерческих организаций штука в меру бессмысленная, поэтому придется сочетать хотя бы потому, как было совершенно справедливо замечено, очень большое количество некоммерческих организаций, они все звонят к нам в редакцию и говорят о том что: «ну мы же такую организацию создали, говорят чтобы все были счастливы и здоровы и срочно про нас напишите», такие организации порой и дискредитируют НКО.

Поэтому, если партия борется за координацию НКО в разных областях, то НКО в больших количествах нуждается в инвентаризации, потому что в целом ряде по простоте душевной мы скажем что их «до фига», а целый ряд вопросов деятельность НКО никак не закрывается, потому что работа там менее благодарная и привлечь, так сказать, внимание прессы к себе любимому довольно сложно.

Поэтому, я думаю, такая инвентаризация нужна хотя бы для понимания ситуации проведена и исходя из этого партия могла бы и подкорректировать ситуацию, где-то может быть и инициировать создание таких НКО, а где-то может быть содействовать координации движения НКО, что действительно не просто.

Что же касается здравоохранения, НКО, как правило, стоит на существенном противодействии, противостояния с врачами, что на самом деле далеко не всегда правильно, здесь, наоборот нужна определенная координация.

Я достаточно хорошо знаю сектор сердечно-сосудистых заболеваний, здесь сложилось очень правильное сегментирование тех, кто с этим работает. Так сложилось, В.Л. Богданов, председатель журналистов РФ, достаточно хорошо знаком с принцем Чарльзом, дальше все произошло довольно просто. Центр принца Чарльза совместно с Союзом журналистов образовали конкурс журналистский под лозунгом «нет гипертонии» причем достаточно большой отзыв был, около двухсот работ по России, было несколько конференций, была возможность журналистов посмотреть изнутри как работает чарльзовский Центр. А не московскому журналисту откуда — нибудь из глубинки дается такая возможность, естественно это заинтересовывает.

Но на самом деле, мы понимаем, что работать с такими тонкими материями, там нужны все — таки определенные медицинские познания, невозможны без консультации с врачами. Могу привезти пример Е.К. Зелинской, с которой случился неприятный случай на Площади Ильича, она растянула ногу и ей некоторое время приходилось передвигаться на инвалидной коляске. Была программа на радио « Голос России» депутатов Государственной Думы, стоило ей сказать в эфире что: «я теперь сама поняла как оно, потому что меня сюда в 4ом затаскивали на этой коляске», будете смеяться, но теперь на Пятницкой, д.25 сейчас стоит подъемник для инвалидов.

Поэтому здесь, для нас с Вами необходимо сделать две вещи: первое что я сказал – это проинвентаризировать то, что есть, а второе – не пытаться никого объединить, а выделить наиболее эффективных.

Что касается пропаганды здорового образа жизни – отдельно хочу остановиться, потому что ситуация, на мой взгляд, сейчас крайне неприемлемая, я имею ввиду начинающуюся сейчас компанию «по борьбе с пьянством и алкоголизмом» , я счиатю, что на это надо обратить самео пристально внимание, потому что, на мой взгяд, водятся в заблужедение по применению мер, эффективных, естественно. Идет опять тема запретов, сокращения количества продажи, запрет продажи ночью – все мы это уже проходили.

На самом деле речь должна идти совсем о других вещах, речь должна идти о резком поднятии качества стандартов алкоголя, вот запрет, полный запрет на производство синтетических коктейлей — это то, что нужно и это задача для партии и для депутатов.

Второй момент – боремся с алкоголизмом – шаговой доступности, а во всех магазинах стоит Портвейн «777», которые наверно многие из Вас пробовали в своем детстве, Вермут «Розовый Крепкий». Я могу привезти пример, есть дешевые вина во Франции, Швейцарии, там просто написано Red Wine и заткнуто пробкой и то и другое сделаны из винограда, это не синтетические продукты, их производство запрещено. Вот с чего бы надо было начинать. От хорошего алкоголя отравиться намного сложнее.

Постоянно говорят об опасности пересадки пьющих на технические средства. Был опыт в СССР, существовали присадки, благодаря которым невозможно было употреблять внутрь эти технические средства, они мягко говоря, вызывают неприятные ощущения – в ведро водки добавьте пол стакана керосина – пить невозможно. Это тоже вопрос стандартов, на это необходимо обратить внимание как НКО, так и партии, которая считает себя и является партией большинства.

Спасибо.

В.В. Калинин Спасибо, Игорь Владимирович. Мы сейчас говорим, что на сегодняшний день, СМИ трудно ориентироваться, освещение чьего мнения будет более авторитетным, не будет ли здесь почвы для злоупотребления . Безусловно есть много спциалистов по рекламе, которые знают, как выстаивать компании таки образом, чтобы они были не только эффективны, но и интересы средствам массовой информации.

У Минздравсоцразвития в этом сегменте в принципе достаточно ограниченные полномочия, по крайней мере если говорить о тендерах, которое проводило Федеральное Медикобиологическое агентство по донорству крови, может быть это действительно тот случай, когда необходимо прислушиваться к мнения некоммерческих организаций, которые являются специалистами в социальной рекламе, безусловно, в подаче этой информации наиболее эффективным способом.

У нас сегодня неосвещенным остался один вопрос, я думаю, Владимир Григорьевич заскучал, за этим столом у нас Шипков Владимир Григорьевич, представитель Ассоциации фармпроизводителей. Во многом мне хотелось бы узнать как Ваша некоммерческая организация вписывается в правовое поле и какие вы испытываете недостатки в связи с тем, что политика ипортозамещения может свести к сожалению к определенным негативным последствиям, в том числе и деятельность связанную с представлением Вами интересов международной фармпроизводителей.

В.Г. Шипков Благодарю, за возможность выступить. Я представляю инетерсы некоммерческой организации, объединяющей свыше 50 международных фармоцептическх компаний, на долю которых в мире приходится порядка 60-65% лекарственных средств в мире, соответственно доля лекарственных средств импортируемы в Российскую Федерацию, тоже составляет порядка 65%, в государственных программах эта доля еще выше и в этом самая большая беда, с точки зрения политических, которые акцентируют вопрос на необходимость импортозамещения и искать фискальные задачи по пути импортозамещения.

Тем не менее мы относимся к этому настороженно, но спокойно и даже когда возникают некоторые перехлесты, мы стараемся проводить некоторые перехлесты, для того чтобы находить общее мнение с пациентскими организациями, с врачебными организациями, правда в последнее время мы слышим и видим попытки даже законодательно ввести ограничения на уровне антимонопольной органов между фармацевтической организацией и врачебным сообществом. В том числе ставится вопрос о запрете медицинских представителей, хотя не только по нашему мнению, медицинские представители являются весьма эффективным способом информирования врачебного сообщества о новинках, о новых способах лекарственного лечения и в этом смысле нам еще предстоит много сделать. Мы сейчас впервые за 15 лет имеет сейчас директора – российского гражданина, несмотря на то, что мы объединяем организации международных фармпроизводителей, тем не менее Россия – это тоже часть глобального контекста и у нас есть первые примеры, когда Российские производители являются членами нашей организации, более того, мы открыты для членства в нашей ассоциации для российских производителей, кто прежде всего работает по стандартам JAP, кто уважительно относится к интеллектуальной собственности, потому что это является основой инновационной собственности и кто соблюдает довольно высокие этические стандарты предвидения лекарственных средств, что является непременным условием членства в нашей ассоциации.

Мы считаем себя партнерами РФ, поскольку мы работаем как высоко социальная индустрия, мы, по-моему, более чем доказали свою ответственность перед российскими пациентами, и даже взять последний опыт реализации в рамках всевозможных программ «ДЛО», «ОНЛС», «семинозалогии», в условиях широчайшей неплатежей за поставленные лекарства, тем не менее, компании, входившие в ассоциацию не могли себе даже позволить приостановить поставки лекарственных средств, хотя отсрочка составляла весьма и весьма большие суммы и сроки (больше года).

Мы являемся, спасибо Министру здравоохранения, членами рабочей группы по совершенствованию законодательства в сфере здравоохранения, мы в определенных форматах участвовали в этих работах, правда к последним инициативам Минздрава мы не были приглашены, равно как не только мы, но и многие здесь присутствующие или практически все присутствующие.

Это дало нам основание подписать совместное обращении , за подписью 7 ассоциаций и высказать свое негативное отношение к инициативе Минздрава по Закону «Об обращении лекарственных средств», сумел привлечь внимание по этой проблеме, мы считаем, что этот закон мог бы быть более гармонизирован и стандартизирован с международной практикой, в том числе российской, обеспечивал большую правоприемность и отвечал большей ответственности сторон.

Я надеюсь, что мы как некоммерческая организация будем себя позиционировать все больше и больше как активный игрок и проводник стандартных правил и норм.

Благодарю за приглашение принять участие в этом мероприятии, мы готовы переносить и пропагандировать опыт в той или иной деятельности, в которой, не побоюсь этого слова накоплен «человечеством».

Когда Татьяна Алексеевна заступила на должность Министра, у нас были очень эффективные контакты и равно со всеми другими общественными объединениями, предоставляли необходимую информацию. Мы будем стараться занимать активную позицию, в сфере совершенствования здравоохранения и лекарственного обеспечения в РФ.

Мне кажется, что в этой связи есть тема, которую стоит поднять – это тема так называемого «возмещении лекарственного средства», или «страхования лекарств», не достойно когда практически каждый гражданин у нас в стране покупает лекарственное средство за свои собственные деньги.

Мне кажется, об этом не двусмысленно говорил Председатель Правительства чуть больше года назад в Курске, об этом говорил Президент, об этом говорят специалисты, наша скромная ассоциация, которая представила результаты некоторых исследований, согласно которому мы пришгли к катастрофическим оценкам, суть которых сводится к тому ВВП в 2007 году недополучил в сумме порядка 270 млрд. рублей. По нашим оценкам. Хотя в других странах. По многим болезням успешно лечатся. Это серьезная проблема, которая затрагивает все население РФ, потому что по Конституции каждый равен, и имеет право получать должное лечение. И эта тема имеет должное место в освещении ее СМИ.

В.В. Калинин Спасибо, Владимир Григорьевич, я надеюсь, что мы действительно сможем рассчитывать на участие Ваших членов, в том числе законодательство Европейского Союза или иных стран могло послужить основой как минимум анализа российского законодательства.

И затронутый Вами вопрос о страховании, как уже сказал Сергей Иванович, немаловажен опыт применения порфанных лекарственных средств, которые имеют большую проблему на сегодняшний день регулирования этого вопроса.

С.И. Колесников Если говорить прежде всего о нашей дискуссии, то мы немного забыли, что у нас и некоммерческие организации и уровни оказания медицинской помощи, делятся на три уровня, я не говорю о муниципальном уровне, потому что он делится, как правило, на уровни домов поселений и еще чего-то, а так у нас два уровня, они станут основой не только федерального значения, но и изменений региональных, кстати, регионы кое-где обогнали, на федеральном уровне, я имею ввиду, созданы в обязательном порядке на территориях так называемые «медицинские советы» — это одновременное проведение, экспертов часто включают в Совет, самое важное, что там нужно заложить тот принцип о котором мы сегодня говорили. В этих экспертных советах должны быть не только личности, но и представители экспертных организаций, это заставит организаций, которые хотят быть близки к власти привезти некоторую координацию свои действий, собрать основные предложения, избрать представителя, который будет присутствовать на профильном заседании этого экспертных, медицинских советах, тем самым, несет определенный вклад в формирование политики регионов. Хотелось бы, чтобы эти вот предложения стали понятны на нашем уровне, что без этого мы дальше двигаться не сможем, услышав довольно жесткие настоятельные предложения Президента, который считается демократом.

«Правила игры», вот Ян Владимирович очень правильно сказал, что не определенны правила игры с исполнительной властью. Эти правила игры нужно прописывать – это хорошая бюрократизация, когда заставляет чиновников работать на благо населения.

Второй вопрос, который поднимал Ян Владимирович, это ротация препаратов и стандартов и прозрачный механизм. Да, регламент есть, я должен извиниться перед Минздравом, они есть, просто их надо больше пропагандировать. Есть Приказ, зарегистрированный в Минюсте, о формировании стандартов лечения, в прошлом году, по-моему, в декабре он был утвержден, он пока плохо работает, но он есть.

И по экспертному совету, лучше экспертный назвать, потому что Совет общественных организаций – это одно, Совет экспертов – это другое и они не будут перекликаться между собой, два совета при Минздраве – хуже этого не будет. Просто у чиновников будет больше возможности услышать разное мнение. И я хотел бы что Минздрав это услышал.

По инвалидам – очень много проблем, не налаженность в этой сфере, говорит в том, что у них нет грубых нарушений. Удалось добиться, благодаря «Ассоциации по гемофилии», что признаваться люди стали без определения их инвалидности, просто по определению, по факту заболевания, хорошо бы что бы у нас эта практика распространилась и человек который излечивается, его надо снимать с инвалидности, но если человек принимает специфические лекарства из-за заболевания, его надо исключать и переводить обратно в категорию инвалидности и вновь его начинать лечить.

Регламент, к сожалению, медикосанитарной экспертизы до конца у нас не отработаны.

По Елене Леонидовне я не буду говорить, мы будем вместе взаимодействовать.

По заинтересованности государства а объединении или нет, о чем говорил Евгений Борисович, конечно государство должно быть заинтересовано в объединении. Поэтому это задача государства объединить по профилю организации.

Далее вопрос важнейший о саморегулировании. Сейчас этим вопросом занимается Леонид Рошаль, он решил создать «Врачебную Палату» по образу немецкой. Для того чтобы эта система заработала, нужно принять Закон « О саморегулируемых организациях», без этого ничего мы не сделаем.

Я за эту врачебную палату поддерживаю, либо хотя бы восстановить право лицензировать.

Есть проблема создании дополнительных судебных судов пациентских претензий. Есть пример, в южном округе создана некоммерческая организация, типо «Врачебной Палаты» и при ней, юридически создан Третейский Суд, который разбирает досудебные вопросы.

На счет публикаций, как сказал Игорь Владимирович, вопрос взаимодействия законодательной, общественной организации – поиск личности, который бы олицетворял суть работы общественной организации – это важнейшая проблема и наша наверно, помочь в поиске таких личностей.

Вопрос страхования пока не буду комментировать, нет пока понимаемого алгоритма как это делать.

В.В. Калинин То что говорится о лекарственных страхованиях, просто надо иметь «в предложениях»

С.И. Колесников Уполномоченный по правам пациентов, это шаг к разделению профессиональной ниши и проводить разбор дел – я за.

В.В. Калинин Уважаемые коллеги, я бы хотел попросить всех, у кого есть возможность, разослать Ивану Валентиновичу письменные предложения, для дальнейшего освещении вопросов, которые мы можем объединить и вынести на круглый стол.

Спасибо

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *