Председательствует Ю.Е.Шувалов 

Ю.Е.Шувалов

Уважаемые друзья, сегодня у нас целевое собрание, связанное с реакцией Социально-Консервативного клуба, которая уже была публично заявлена, сегодня мы решили консолидироваться и высказаться по этому поводу, относительно той недели, которая прошла, и где выступал Борис Вячеславович с очень взвешенным докладом. Доклад Прохорова Михаила, произвел резонанс в общественном сознании, впечатлил наших участников СКК, это, по сути, процесс изменения трудового законодательства в сторону упрощения подходов, связанных с увольнением граждан, в условиях кризиса, когда мы все знаем, что государство сделало очень многое, чтобы поддержать и сохранить рабочие места. Такая инициатива выглядит, мягко говоря, странной. Поэтому, я хочу предоставить слово Андрею Константиновичу, чтобы он нас так сказать сориентировал по его позиции.

А.К. Исаев

Спасибо. Уважаемые коллеги, спасибо большое, Юрий Евгеньевич. Я считаю, что минувшая неделя была чрезвычайно плодотворной для либерального крыла нашей политики. Мы услышали сразу два очень мощных заявления, это предложения господина Дворковича повысить пенсионный возраст в Российской Федерации и предложение господина Прохорова, которое было поддержано Юргенсом и Гонтмахера, направленно в целях существенного сокращения трудовых прав работников.

По сути дела, до недавнего времени мы слышали в основном политические предложения наших либералов, они сводились к тому, что надо побыстрее нарушить эту монополию «Единой России», убрать власть и Путина, то на прошедшей неделе было ясно сказано, зачем это надо сделать. То есть были сформулированы уже экономические предложения. То есть Путина и «Единую Россию» нашим либералам нужно убрать именно для того, чтобы развернуть активное наступление на права трудящихся, на права социально незащищенные слоя населения и для того, чтобы существенно изменить государственный курс.

Чем не устраивает государственный курс наших господ либералов? Их не устраивает тем, что с самого начала кризиса Путиным был сделан выбор о том, что мы не будем преодолевать кризис за счет населения, мы не будет преодолевать кризис за счет трудящихся и что, скажем так, бремя кризиса будет равномерно распределять и определенную долю бремени понесут работодатели и крупные собственники. На это было нацелено решение, связанное с повышением, очень не бесспорное и оспаривающееся, в том числе и в этой среде, решение, с повышением взносов в пенсионный фонд, которое позволило поднять Пенсионный Фонд и сделать саму систему более устойчивой.

Сейчас констатирован и внесено предложение, что этот курс не устраивает и выход из кризиса определенные круги связывают с отказом от этого курса, с переходом в такое жесткое наступление на социально-экономические права трудящихся и граждан. Это очень, на мой взгляд, показательно, просто должны донести до общества, что все разговоры о свободе и демократии, которые велись на протяжении последнего месяца, имеют своей целью вот это. В этом смысле мы рады, что наши оппоненты очень серьезно обнажили свои позиции.

Теперь следует говорить, что содержание данных предложений. Давайте отвлечемся, хотя, это, безусловно, трудно сделать с моральной стороны этих предложений, от того что, людей начинают воспринимать в качестве вещей и что их интересы, их собственное самочувствие, их жизнь, их продолжительность жизни мало кого занимает. Давайте попытаемся проанализировать, даст ли это тот самый социально-экономический эффект, на который рассчитывают и уповают авторы этих предложений.

Первое предложение, которое связано с повышением пенсионного возраста. Утверждается, что это позволит, образу Ваше внимание, что только на втором этапе, когда началось обсуждение, наши коллеги стали говорить, что это позволит поднять пенсии, на первом этапе было сказано, что это позволит преодолеть дефицит Пенсионного фонда. То есть речь, не шла, что люди будут повышать большие пенсии в результате повышения пенсионного возраста, речь шла о том, что государству нужно будет меньше платить, именно об этом говорил господин Дворкович, выступая на экономическом форуме.

Так вот, на самом деле, даже эти предположения оказываются абсолютно неправомерными, вот почему:

1)                                   Повышение пенсионного возраста, наверно мера, которая возможна и допустима там, где существует острый дефицит на квалифицированных работников на рынке труда. К сожалению, наш рынок труда прибывает в обратном состоянии. На сегодняшний день, у нас 6% безработных, тенденции к существенному снижению безработицы не наблюдается, и мы прекрасно понимаем, что повышение пенсионного возраста будет означать резкое ухудшение положение, в первую очередь, молодых специалистов на рынке труда. В силу того, что те граждане, те работники, которые могли бы покинуть рынок труда, будут вынуждены держаться за это место, никуда не уходя. Это будет означать, в том числе увеличение государственных расходов, которые надо будет увеличивать на выплату пособий по безработице, проведение активной политике занятости, связанной с временной занятости населения. То есть та экономия, которая возможна произойдет при дотации Пенсионного фонда, будет выражена с затратами бюджета в области занятости.

2)                                   Второй важный момент, на сегодняшний день, треть работающих пенсионеров в РФ работают, из них большая часть работает на низкооплачиваемых должностях в бюджетной сфере. Это медсестры в больницах, технички в школах и т.д. Мы понимаем, что зарплата там низкая и понимаем, что они могут там работать, одновременно получая пенсию и низкую зарплату. Если мы отнимаем пенсию, то совершенно очевидно, что они уйдут с этих рабочих мест, потому что совершенно очевидно, что такой заработной платы им будет не достаточно. Таким образом, повышая пенсионный возраст, это должно понимать Правительство, ему не остается ничего другого, как повысить заработную плату в бюджетной сфере, причем в бюджетной сфере в целом, потому что нельзя повысить зарплату резко нянечкам и техничкам, не повысив зарплату врачам и учителям. Если нянечка и техничка окажутся более высоко оплачиваемый, чем врач и учитель, мы получим диспропорцию. Мы не против повышения заработной платы в бюджетной сфере, но готово ли государство в повышении заработной плате в бюджетной сфере, понятно, что расходы намного больше превысят, чем дотации в пенсионной сфере. Расчеты, который сделал Пенсионный фонд, показывают, что при переходе к более высокому пенсионному возрасту прямая экономия бюджета пенсионного фонда будет происходить первые 3-5 лет, функционирования данного механизма. Потом, если мы сохраняем нынешнюю страховую систему, мы понимаем, что при росте трудового стажа вырастают страховой капитал граждан, увеличиваются дополнительный выплаты, которые назначены по 6% трудового стажа и в результате этого, через 5 лет экономический эффект начинает минусоваться. То есть расходы Пенсионного фонда возрастают, по сравнению с сегодняшним днем. Таким образом, экономически абсолютно не продуманные предложения и, безусловно, предложения, к которому в России не готовы и которые нужно отвергнуть.

Теперь, что касается того, о чем мы говорили, о предложениях касающихся Трудового законодательства. Это не первый раз звучит со стороны работодателей, понятен их интерес, как можно больше снизить издержки, связанные с соблюдением социальных гарантий работников. Но я хочу напомнить, когда Трудовой кодекс принимался, он принимался как результат компромисса, что на компромисс пошли и в том числе профсоюзы, которые например, после очень серьезной внутренней борьбы отказались от своего права согласовывать увольнение работников. Потому что уволить работников можно только с согласия профсоюзов, они пошли еще на уступки, со стороны работодателей, это была «улица с двух сторонним движением». Если сегодня нам предлагают, призывают в одностороннем порядке разорвать это соглашение, то это соглашение будет разорвано. В этом случае, я хочу сказать, что у профсоюзов есть собственные претензии к Трудовому кодексу. Например, облегчить процедуру забастовок, которые сегодня чрезвычайно сложна в ТК, разрешить забастовки солидарности, которые сегодня запрещены. То есть в данном случае, мы понимаем, что в данном случае, мы отказываемся от социального партнерства и переходим к социальной конфронтации.

Наконец опять, экономически господин Прохоров обосновал свои заявления тем, что необходима модернизация. Между чем? Его предложения, по сути, сводятся в увеличению продолжительности рабочего дня (10 часов), предоставлению работодателю право увольнять работника практически без объяснения причин, к ликвидации профсоюзов, потому что мы понимаем, что переход на срочные трудовые контракты всех работников приведет к тому, что профсоюзные работник покинут организации и учреждения и фактически институты социального партнерства будут разрушены.

Вы называете модернизацией, а мне кажется, что это реакция в худшем случае, потому что-то, что рисует господин Прохоров, уже было в промышленной истории, это было в 19 веке. Вот именно таким образом были построены экономические отношения. И прогресс, который осуществлялся до сих пор, он осуществлялся не за счет понижения цены рабочей силы, а наоборот, за счет повышения цены рабочей силы, повышения стоимости рабочего времени приводило к тому, что работодатель был заинтересован к максимальной отдаче работника в рабочее время. Таким образом, нельзя повысить производительность труда, увеличивая рабочий день, это бессмысленно. Производительность труда модно повысить, только если повысить производительность труда работников, если вы научите работать с новыми технологиями, а такая работа, с новыми технологиями, а такая работа с новыми технологиями может потребует не 8ми, а 6ти часового рядового дня, потому в что данном случае в реальной отдаче, а не в количестве времени проведенного работников в не дома, в не семьи.

Поэтому, мне кажется, что на сегодняшний день мы должны констатировать начавшееся открытое наступление наших оппонентов справа на наши права и на курс, который проводит «Единая Россия» и Путин, мы должны использовать предстоящие первомайские выступления трудящихся, чтобы показать им их место, я имею ввиду либералов, а не трудящихся.

И.Н. Игошин

Уважаемые коллеги, по настоящему много сказано и добавит после Андрея Константиновича сложно еще что-то.

Пожалуй, для нас всех очевидно, то, что выступление РСПП, которое озвучено Прохоровым, поддержано Юргенсом и даже пресса очень активно передавала в четверг утром поддержание Кудрина, конечно просто не укладывается в здравую логику. На лицо подмена причинно следственной связи. С одной стороны, есть правильный тезис, что у нас очень низкая производительность труда, в 5 раз меньше, чем в Японии, в 4 раза меньше чем в Европе, меньше сем в Америке и что нам не дает конкурировать на мировой экономике, что не дает нам особого просвета, мы можем что-то изменять, но это пока мечты. Этот тезис правильный и надо как-то искать выход из этой ситуации. Но дальше, совершенно не правильное следствие и поэтому людей надо заставить работать круглосуточно, желательно бузе ухода домой, без еды, без туалета и тогда у нас будет счастье.

Понятно, что для каждого здравомыслящего человека подобного рода выступления возникает вопрос адекватности. После того, как прошло несколько дней. Все такие возникает вопрос, все-таки люди, которые озвучивают это, не сумасшедшие, видимо ставят перед собой какие-то цели, делая такие эпатажные высказывания. И вот когда начинаешь пытаться проанализировать цели, которые стоят в данном случае, то наверно, как один из вариантов очень грустно, но вполне реалистично звучит. Может быть попытка определенных крупных собственников, крупного бизнеса попытаться заранее найти оправдание почему модернизация. Почему инвестиция, почему переобустройство и внедрение новых технологий не пошли, то есть заранее есть попытка выстроить объяснение, почему наш бизнес становится таким неуспешным? Почему олигархи «набивают себе карманы», а экономика от этого толку никакого не получает.

Почему личностная мотивация руководителей, владельцев бизнеса, как нечто оторванное от результатов его работы, если действительно эта мотивация у людей, которые выступают с этими эпатажными заявлениями, другого слово трудно подобрать, почему эти люди заранее готовят к тому, что не удалось, что нет модернизации, нет новых инвестиций, производство работающее на прошлом совместном базисе, мы, конечно, по-человечески высказываем свою позицию и должны выработать ответ не только на эпатажные заявление, но и на те желания, которые стоят за эпатажными заявлениями и с нашей стороны ответ должен быть достаточно адекватным. Нужно показать владельцам крупных предприятий, крупных холдингов, которые по сути получили их от государства, на льготных условиях, что у них нет выбора, они должны либо инвестироваться в производство, перестать тратить деньги на личное потребление, а начать инвестировать, привносит новые технологии или они вынуждены будут этот бизнес отдать.

И здесь, я думаю, что от Социально-консервативного Клуба «Гражданская платформа» от социальной части партии «Единая Россия» выйти с определенной инициативой, которая четка эту развилку поставит, чтобы больше не было таких эпатажных заявлений, чтобы люди думали как работать, а не как объяснить почему они не могут работать, почему нет результатов. И здесь может быть можно найти какие-то адекватные решения, которые, несомненно, вызовут спор в обществе, но которые могут быть продуктивными. Например, мы знаем, что клуб «Гражданская платформа» и социально крыло партии, всегда выступала, что инвестиции в производство, инвестиции, по улучшению качества труда и улучшения производительности труда должна выходить из части налогообложения, амортизация должна идти более быстрыми темпами. Может быть нам выходить не толь с 2пряникаи» для крупного бизнеса, но и говорить одновременно, что те же производства, тот же крупный бизнес, которые не будут вкладываться в модернизацию, будут облагаться дополнительными налогами по отсутствию этой модернизации, на отсутствие инвестиций.

Может быть сделать не только поощрение, но и наказание в этой сфере, разработать методику, а она несомненно потребует общественное мнение, привлечение большого круга экспертов, специалистов, но переход к такого рода разговору, то есть мы уговариваем, просим наш крупный бизнес заняться модернизацией, заняться привлечением инвестиций. Что мы получим в ответ? С одной стороны от общества ответ очень серьезный, очень хорошая обратная связь, поддержка от этого крупного бизнеса, а от крупного бизнеса получаем провокации, которые как бы не собираются ничего делать, только разговаривать, дальше разговора дело не идет. Поэтому нам важно не только реагировать и объяснять почему подобного рода заявления не логичные и эпатажные и добиваться того, чтобы крупный бизнес вынужден был перейти от разговор, от попыток уйти от этой ответственности, к реальному несению этой ответственности, спасибо.

Ю.Е. Шувалов

Игорь Юрьевич, может быть, Вы скажите слово?

И.Ю. Демин

Ну, если закончить такую констатирующую часть, хотелось бы понять, чем руководствовались люди, называющие себя либералами, «паровозами» промышленности, когда делают подобного рода заявления.

Е.А. Федоров

Давайте я поясню. У нас на самом деле уже три года идет «болтовня» о модернизации и новом типе экономике, на самом деле, даже не смотря на то, что мы с вами лично приняли порядка 6 законов на этот счет, мы к этому делу не продвинулись и на пол шага и это все понимают.

Это помните, как «Хозяин Чукотки», трубы такие же, когда прислоняют к патефону – играют, когда не прислоняют, не играют. Наши инструменты, которые мы развернули, но которые не работают, как и в этом фильме. Понятно почему, совершенно другое качество. Понятно, почему Прохоров Михаил, потому что он на самом деле лидер, среди крупных предпринимателей то что называется «олигархов», в вопросах модернизации, вернее в неудавшихся попыток модернизации и он лидер вот этих вот неудавшихся попыток, а других и не было. Между прочим он первый стоит на истории с модернизациями, на истории с лампочками, он строит эти заводы, которые энергоэффективные лампочки производят и которые, как мы помним, объявили важнейшим элементом технологической модернизации, правда мы уже выяснили, что три месяца назад на всех уровнях, что есть новые лампочки, диодные, но это издержки, догоняющая технологическая модернизация. Он и в Роснана, он и в Президентской Комиссии по модернизации. Кто еще их олигархов, кто лично, глубоко погрузился в эту проблему? Поэтому его реакция на эту проблему вполне профессиональна и понятна.

Такая же реакция будет у всех олигархов, которые будут в эту проблему погружаться, поэтому я бы по-другому поставил вопрос, что же понял Михаил Прохоров? Какова модель модернизации, к переходу к новому типу экономики? И за чей счет? Собственно об этом дискуссия и разворачивается, а не о том, что рабочих решили заставить работать по 10 часов в сутки. В этом вопрос стоит, потому что разобрались и поняли, схватились за голову и испугались. Вопрос даже не в деньгах, а они испугались за свою роль и свое место.

Поэтому, практически идет профессиональная борьба к двум типам модернизации. Первый предложена в данном случае и Михаилом и другими коллегами, модель социальной диктатуры а-ля «Пиночет» с интенсивной эксплуатацией для целей модернизации. Понятно, что люди будут не хотеть работать 10 часов, поэтому придется разворачивать всю масштабную «пиночетовскую» модель, мы ее достаточно хорошо помним, я не буду Сталина напоминать. Потому что Пиночет все – таки рыночник, у него хорошо была развита модель именно модернизации Чили и он своего добился, то ест это модель достаточно и хорошо отработана в мире и известна.

Или второй момент, в чем наша логика и наша политика, которую проводила и проводит «ЕР», проводит Путин последние 10 лет? Мы действительно наращиваем социальные расходы например, сегодня они уже 70% бюджета, наращиваем рост зарплат, напоминаем, что в 2000 году они были 79 долл. сейчас в 2009 году она 800 долл. составляет, правда курс упал. Но если брать цифры, то за 9 лет с 80 долл.до 800, ни одна страна мира не могла себе позволить такой рост зарплат. Китай даже не пытался зарплаты поднимать, он все пустил в государственные доходы, а Европа, повышение зарплата на несколько %, это уже достижение, за которые борются разные партии, а у нас десятикратный рост и это подсознательная политика, это мы сейчас обсудим. Так же рост пенсии 98, 99, 2000 – 25 долларов и то не платили, с 2000 года резкий рост пенсии в 8 раз, тоже в долларовом исчислении, если в рублевом исчислении, то в 9 раз, это подсознательная политика государства.

Какова логика этой политики в плане экономике, есть такая китайская стратагема, 36 стратагем, многие наверно знают, там, например, китайские полководцы когда их спрашивали где надо разместить войска, когда наступает враг до или после реки, они говорили после реки, почему? Когда до реки, возрастает психологический момент и возрастает психологический момент армии, сзади река, деваться некуда и тогда погибнем. Логика наращивания социальных расходов загоняет страну в модернизацию, но не на принципах социальной диктатуры, а на принципах качественной модернизации, за счет мозгов, за счет решения проблем, путем запуска современных инструментов в экономике, это принципиальное развитие.

Уважаемые наши олигархи четко заметили путь европейской модернизации, не чилийской, это серьезные риски для бизнеса, они конечно все устремились в эти новые вещи. Вот что такое новый тип экономики, это например главный тип предприятия – это научные центры, в России этого вообще нет. В России наука это вид траты денег, к бизнесу это вообще никак не относится, даже скажем так, с точки зрения экономики, наука российская не дает даже сотой доли рыночного ВВП. В рыночной экономике наука это бизнес по производству технологий. То есть интеллектуальной собственности (14 видов интеллектуальной собственности) и этот бизнес, как и любой бизнес дает 20-30% ВВП и это крупный бизнес, в отличие от производственного. Новая промышленность, это компактные предприятия в тысячу, две тысячи человек, вспомните реформы Маргарет Тетчер, реформы Германии, когда на предприятии располагаются квартиры людей, потому что не нужно предприятие, которое занимает весь город с экономической точки зрения, может быть оно было актуально 100 лет назад, но тогда была индустриальная экономика, а сейчас пост индустриальная.

Все эти предприятия, олигархи, у которой моногорода, а их у нас почти все, все они исчезнут через 10-15 лет вообще, эти люди потеряют свой статус и свои доходы, в том числе и люди, которые занимают самые верхние позиции в Forbs, если они не уйдут в новый бизнес, а новый бизнес – это новые риски и не обязательно, что там получится. Если ты умеешь что-нибудь производить, например, автомобили, то не обязательно, что у тебя получится владеть научными технологиями. А именно там будут самые богатые люди через 10-15 лет. Следовательно, возникает вопрос, что по той модернизации, которую мы сегодня подталкиваем социальными усилиями и социальным ростом проводим, в этой модернизации место олигархам «недобитым» с 90х гг. просто нет. А сегодня они главные. Я обращаю ваше внимание, почитайте список Forbs это все люди создавшиеся в 90е гг. ни одного человека там нет нового, это принципиальная политическая вещь, то есть при европейской модернизации у нас появляется много крупный собственников, например, Билл Гейтс, это первый богач планеты был в свое время, но он не на старой экономике заработал, а на экономике интеллектуальной собственности. То есть, это новые миллионы людей, которые заменят сегодняшний класс собственников и вопрос в том, что сегодняшние собственники сумеют оказаться в этом числе? Они пытаются и Прохоров, и Вексельберг и Евтушенко, те кто вкладываются в современные научные центры или не получится? И совершенно не обязательно что у них получится, это совершенна другая логика и если у тебя просто есть деньги, этого не достаточно для того, чтобы там оказаться во главе этого процесса, потому что там важны мозги, современное мышление, поэтому те кто влез в эти вещи, они просто перепугались.

Вопрос по «Единой России», я считаю, что «Единая Россия» должна органично стаять на втором типе модернизации, то есть модернизации с постоянным, неуклонным повышением благосостояния граждан.

Вчера на все эти заявления, глава Администрации, Нарышкин подтвердил, что через 10 лет зарплата в России 272 тысячи 700 долл., которые заложены в стратегию и его никто не убирают, это та стратегия, которую проводит Путин и «Единая Россия», по наращиванию социальных обязательств и социальных доходов граждан, 2 700 долл. это среднеевропейский уровень. Это задача, которая перед нами стоит. Нужно, чтобы появился и резко усилился профессиональный аспект, практически «Единой России» нужно создать массовые школы по обучению экономике. К сожалению, мы перескочили, как помните, Ленин писал, из первобытного строя, кто то в капитализм, минуя феодализм, вот мы перескочили из социализма, в капитализм, не научив людей, что это такое. Рынок это сложнейшая система отношений, с тончайшими инструментами, которые надо знать на все уровнях. Соответственно, «Единая Россия» должна занять позицию на стороне постоянного роста людей, которые улучшают благосостояние, кроме того, мы должны понимать, что 50% у нас будет малого бизнеса через 10 лет, тоже заложенного в нашу стратегию, это тоже другой ландшафт, политический, а не экономический, то есть мы должны встать на стороне малого бизнеса, как собственников, как на стороне будущих инновационных собственников и совершить модернизацию. Спасибо.

Ю.Е. Шувалов

Прекрасно. Полностью поддерживаю. Михаил Васильевич, не хотели бы высказаться?

М.В. Тарасенко

Трудно оспаривать многие тезисы, которые здесь прозвучали, они, безусловно, справедливы, но я бы хотел некоторые аспекты озвучить, то, что у нашего крупного бизнеса на сегодняшний день доминирует. Они бы очень хотели восстановить советские подходы в части управления персоналом и вы обратите внимание, что сейчас инициируется Устав железных дорог. Во времена товарища Сталина, это были полувоенные формирования, которые нужны были для того, чтобы перебрасывать войска, в случае необходимости и ставить железную дорогу на военные рельсы. Почему сегодня у нас Устав железных дорог? Нигде в мире нет Устава железных дорог, везде работают по трудовому законодательству.

Теперь дальше говоря о покупательной способности заработной платы говоря о цене труда. Вот в советское время никто не увязывал уровень заработной платы с ВВП, потому что по решению количества стали, не значит, что больше становилось стиральных машин, автомобилей, становилось больше танков, больше самолетов, военных в том числе, а сегодня они хотят наши капиталисты осознавать то, что его работник является покупателем его же самой продукции, нет этого отождествления. Вот бизнес, который работает в торговле осознает, что покупателем является все население, а здесь сырьевая, экспортнообразующая экономика она не заставляет увязывать свое производство с тем, как оно будет покупаться.

Я, например, знаю историю, как в Бельгии шли переговоры между профсоюзами и работодателями, то прежде всего работодатели считали, а вот такая цена труда обеспечит на реализацию их продукции. Вот эту увязку даже не пытается никто делать. Поэтому разговоры о заниженной цене труда, по большому счету то, что сказал господин Прохоров, поэтому. С такими подходами соглашаться нельзя.

Более того, обратите внимание, кто более уверенно вышел из кризиса? Из кризиса более уверенно вышли те страны, у которых была сохранена покупательная способность населения, там где падала покупательная способность населения, тяже выходят из кризиса, потому что не идет потребление. И. кстати говоря мониторинг, который проводит профсоюзы, он показал, что у нас в целом удалось сохранить показатели покупательной способности, но она резко различается по продовольственным и по промышленным товарам, по промышленным товарам она упала почти в 2 раза, а по продовольственным товарам она сохранилась, кстати, даже благодаря повышенным пенсиям и это достаточно важнейший фактор, поэтому нам сейчас нужного говорить не о том, что бы увеличивать рабочее время, а нам сейчас надо говорить о том, что если мы хотим решать проблемы моногородов, развивать малый бизнес, создание рабочего места в сфере реальной экономике, в сфере производства, в Москве стоит 580 тыс. рублей, это оценки московского Правительства, создание инфраструктурного места стоит в 10 раз дешевле. Для того чтобы людей в моногородах надо занять, надо чтобы те, которые работают в реальном секторе экономике, имели такую цену труда, которая будет создавать эти рабочие места. Вот этого осознания нет и нет его у бизнеса.

Я хочу сказать, что истина во всех вопросах, как всегда находится по середине, и в том числе Социально-консервативный Клуб «Единой России» он отлично понимает, что допустим жесткая позиция профсоюзов, есть озвученная господином Прохоровым, а истину надо искать, но те подходы, которые сформулированы в РСПП господином Прохоровым, она в России не приемлема и «Едина Россия», должна занять четкую позицию той линии, которая заложена в «Стратегии 2020».

А.Б. Коган

Я на самом деле очень внимательно ознакомился с тем, что предлагал Прохоров, и то, что озвучил. Не хочу делить на олигархов, не олигархов, крупный и малый бизнес, но, к сожалению, в вопросах модернизации подмена реальных дел идет имитация активности. Мы сегодня все активно обсуждаем что «масло масляное» или «халва-халва», оно слаще не становится. К сожалению, достаточно мало сделано и мы все понимаем, что если будет идти модернизация, это приведет к мощнейшему сокращению рабочей силы и к этому вопросу государство должно подойти комплексно.

Учитывая, как занимать, как увеличивать объемы услуг, предоставляемых населению, как увеличивать занятость населению, при освобождении мест и как увеличить занятость в целом по стране.

Ни один из этих вопросов в полном объеме не рассмотрен, с точки зрения комплексного подхода. У нас не развита ипотека, у нас нет коммерческого жилья, куда бы могли переселить граждан из моногорода, где произошло модернизация. Это те вопросы, на который мы не можем сегодня ответить. Рентное жилье и социальный, коммерческий найм у нас вообще не развит. Если мы говорим о модернизации, это самый важный вопрос.

И коммуникация с населения страны, если мы даем посыл, что если пройдет модернизация, должна уже сейчас идти коммуникация, что людям нужно повышать квалификацию, нужно иметь возможность задействовать свои трудовые возможности в совершенно других отраслях или создать малый – средний бизнес.

Вот наверно те моменты, я когда внимательно прочитал, именно об этом говори Прохоров, об этом говорил и Кудрин, если вы помните его выступление, что до 15 года расходы мы увеличивать не будем, они будут сокращаться на 20%, при этом мы готовы сократить расходы предоставляемых услуг населения, и ни в коем случае не сокращать объемы выполняемых работ и стройки, мы готовы сокращать издержки.

Кудрин сказал, что почему никто не думает о том, что если будет идти модернизация, то будут сокращаться места, это классика жанра. Почему мы для этого почву не готовим.

Коллеги это вопрос №1, на который должны ответить не только мы, но и общество, готово ли оно к такому развитию.

Е.А. Федоров

Люди должны по «стратегии 2020» уйти в малый бизнес, где должны работать 50% граждан России.

Короткая справка, лекарства государства, цены регулирует 10 лет. С 2000 года. За все 10 лет рост цен на лекарства, всегда был выше, чем в обычной торговле, это результат формирования государственной монополии, что проводит к росту цен и люди этого не понимают. Мы не понимаем, что рыночный механизм эффективнее, в плане регулирования цен, чем механизм командования. Сейчас любого спросить, он скажет что нет, не может быть такого и это правда.

В.И. Лысаков

Два слова, модернизация о предложениях господина Прохорова, с точки зрения человека, имеющего и удостоверение, и кресло, мне не совсем понятно, каким образом производительность труда связана с модернизацией.

Например, на наших нефтеперерабатывающих заводах, вопрос о модернизации это всего лишь вопрос таможенной тарифной политики, потому что модернизировать НПЗ наше, имея нынешнюю пошлину на импортное оборудование, которое не производится на территории Российской Федерации, значит иметь оковы на пути модернизации. Потому что глубокая переработка топлива у нас почти отсутствует за исключением нескольких современных НПЗ, а это означает, что это является одной их причиной повышения цен на топливо, что ложится на плечи потребителей, повышая стоимость «потребительской корзины».

Извините, я не представился: Вячеслав Лысаков лидер движения автомобилистов «Свобода выбора», что касается дорог, больная тема.

Вообще дорожное строительство и бюджетное финансирование имеет мультипликативный эффект и является проверенной антикризисной мерой, к сожалению, наше руководство этого абсолютно не понимает и на уровне руководителей некоторых Ведомств и Министерств заявляют, что нужно строить безальтернативные платные дороги, заявление безответственное и некомпетентное.

Тем не мене, несколько цифр, очень коротких и простых, у нас всего 37% федеральных дорог соответствуют техническим нормативам и 24% местных дорог, у нас более 40 тысяч. населенных пунктов не имеют дорог с твердым покрытием. При этом, инновация дорог находится в зачаточном состоянии и здесь, наверно, проблема имеет 2 стороны.

  1. Отсутствие действительно инновации, современных методик и технологий
  2. Секвестирование бюджетного финансирования.

Минэкономразвитие предлагает сделать это в 2,5 – 3 раза, хотя все страны на фоне экономического кризиса, увеличивают бюджетное финансирование. По этому пути пошел Китай, пошла Америка.

Нами эта мера не признана и абсолютно проигнорирована.

Мы надеемся на частное государственное партнерство, но это финансирование не может заменить бюджетное, которое, как я уже говорил имеет мультипликативный эффект.

И последнее, господин Прохоров предложил очень простую вещь, практически вернуться к крепостному праву, почему то он надеяться, что это позволит увеличить производительность труда, хотя я думаю здесь интересен вопрос, на сколько эффективно г-н Прохоров увеличил личные доходы, а на сколько он поднял качесвто жизни и труда тех работников, которые работают на его производстве, это вопрос.

Я согласен с Игорем Николаевичес, что здесь более актуально вырабатывать интстументарий воздейсвия на работодателей, жто более актуально, чем актуально по отношению к работникам. Такое понятие, как социальная отвтесттвенность или социальня безотвтственность, вот чиатя высказывание г-на Прохорова вижу, что он предлагает отказаться от социального партнерства.

И последний пример очень простой. Я знаю на примере себя, у меня дочь работает на небольшой фирме, занимающегося поставкой французского электрооборудования, я могу сказать,что они выжидли на фоне кризиса, они оправились от испуга и у них те же обороты, у них та же самая прибыль, то есть все нормально, но при этом. Ссылаясь на финансово – экономичексий кризис, работодатель снизил заработную плату, лишил премий и чувствует при этом себя отлично, он конечно не г-н Прохоров, но он каждый год меняет модель своего внедорожника на более новый, он живет в отличном доме и сотрудники это знают.

Мы не считаем чужие деньги, мы говорим о социальной ответственности, к чему нас призывают работодатели и чего они хотят на самом деле.

Спасибо.

Н.В. Жарова

Я представляю Минздравсоцразвития РФ, являюсь Директором Департамента заработной платы, охраны труда и социального партнерства и тоже бы хотела сказать пару слов по поводу тех предложений, которые высказал г-н Прохоров на съезде.

Очень странно, что человек, который собирается развивать новые инновационные предприятия в нашем государстве предложит те методы, которые выбирались в экономике Бисмарка, которая создавалась в начале 20 века.

Я совершенно поддерживаю г-на Федорова, что для того чтобы приходить в новый тип экономики, без того, чтобы увеличить третий сектор, это сектор услуг, без того, чтобы создавать четвертый сектор, который привносит наибольшую прибыль, мы без этого просто не сможем конкурировать на мировом рынке.

Теперь то, что касается трудового законодательства. На самом деле, у нас не все так плохо и мы сказали это г-ну Прохорову на съезде, в Трудовом комплексе и об этом Андрей Константинович говорил, он был результатом компромисса трех сторон, там заложены инструменты, в том числе работодателю гибко реагировать на ситуацию. Это мы с вами поняли именно в кризис, именно тогда, когда создавались временные рабочие места, когда выводилось время простоя, в кодексе существуют эти механизмы.

С нашей точки зрения, изменение трудового законодательства возможно только на 3х сторонней основе и, безусловно, роль социального партнерства и в кризис и при выходе из него и при построении новой экономике будет одним из наиболее серьезных сил, которые смогут продвинуть это.

Спасибо.

М.В. Тарасенко

Я бы хотел сказать о том, что недавно мы обсуждали в Думе на круглом столе проблемы с созданием транспортной компании в системе РЖД. Я просто к тому, что нам с гордостью было доложено, что к РЖД, как практически к государственному акционерному обществу принесло государству, правительству 50 млрд. рублей прибыли. РЖД завысило тарифы, получило 50 млрд. прибыли, соответственно, те предприятия чьи товары она перевозило в соответствующие региональные бюджеты не заплатили с громадной суммы.

И вот эти перекосы, которые у нас есть, это тоже следствие, то о чем мы говорим, я уверенно говорю, как металлург, мы еще в 1998 году когда первая программа развития Российской металлургии рассматривалась в правительстве Касьянова, там была четко сказано, что металлургию покинет каждый второй. И наш профсоюз достаточно влиятельный в нашей стране, определял какую позицию мы займем, станем в конфронтацию этой идеологии или пойдем по пути этой идеологии.

Было 2 варианта, один европейский, где 75% металлургов отрасли в Европе, производство стали не упало, покупательная способность населения не упала, детали, это отдельная тема.

И индийско-китайский вариант, когда брали советские технологии, их брали потому что они были достаточно трудозатратные. Но в это время уже и индия и Китай тоже сейчас уже идут по пути модернизации.

Но наше опасение, что наше государство и население готово к модернизации, излишне.

И второе, я тогда не могу понять г-на Дворковича, неужели он не понимает, что модернизация ведет к сокращению и одновременно предлагает увеличить пенсионный возраст

Е.А. Федоров

Я хотел сказать небольшую реплику Вячеславу Ивановичу.

По нефтедобыче, это как раз и есть вопрос модернизации. В России себестоимость нефти 18 долл. сейчас.

В Норвегии 6 долл. почему? потому что в России 50% нефти остается в скважине, в Норвегии только 20%. Почему у них лучше, потому что в себестоимость баланса компании 50% составляют технологии, в России он составляет 0%, это значит, что там поработали мозгами ученые.

Что такое современная средняя технология в Европе, когда ее продают-покупают, создание технологии – 1млрд. долл., средняя продажа прав 100 млн. долларов, именно поэтому такая высокая капитализация интеллектуальной собственности.

Это специальный инструменты капитализации. Которые работают в рыночной экономике, у нас этих инструментов вообще нет.

Вот это и есть профессиональная модернизация. Создание новых бизнесов, которых в России и нет, и за счет которых в 20-30 раз можно увеличить производительность труда.

А.К. Исаев

Уважаемые коллеги, мы получили более чем деятельный ответ Владимира Владимировича Путина на выступление Прохорова, только что Правительство внесло в ГД на ратификацию 135 Конвенцию МОТ «О дополнительных гарантиях деятельности профсоюзов».

Это вполне действенный ответ, который показывает адекватную реакцию правительства на подобного рода заявления.

Я хотел бы сказать пару слов, к сожалению, прозвучавшие из либерального лагеря предложения, очень противоречивы – это «кровь, песок и сахар».

Если мы говорим о том, что модернизация потребует освобождения большого количества работников, вроде бы этому было посвящено выступление Прохорова, тогда зачем удлинять рабочий день? Значит вам не хватает тех работников, которые сейчас работают, удлинение рабочего дня, прямо противоположно сокращению рабочей силы, так же как и увеличение пенсионного возраста.

С экономической точки зрения это взаимоисключающая мера.

Что касается предложений связанных с сокращения, то я хочу сказать следующее, сегодня я хочу оттолкнуться от мыли, которую сказал Евгений Алексеевич, наличие достаточно высокого уровня социальных гарантий заставляет работодателей искать пути для того, чтобы выйти из ситуации.

Уважаемые коллеги, так что я думаю, что мы едины в одном, мы сторонники социально ориентированного курса, который проводит «Единая Россия», что попытки со стороны либерального крыла «качнуть», с нашей стороны встретят, бесспорно, отпор и то, что мы при этом понимаем, что модернизация это сложный процесс, который связан с высвобождением в одних сферах и наоборот принятием в других сферах, перемещением так сказать трудовых ресурсов и по отрасли и по территориям, мы тоже это понимаем, что к этому надо готовиться, на это мы и нацелены.

И.Ю. Демин

Я понять не могу, причем здесь Прохоров и левое крыло. Люди ищут варианты модернизации, они ищут, скорее всего, в нашей социалистической истории.

У нас было 2 варианта модернизации. Один, который обсуждался 3 недели назад, был при Горбачеве, когда одновременно пытались модернизировать и политику и экономику, мы показали, что это тот путь, который идет к развалу страны.

Прохоров предложил Сталинский вариант модернизации.

Никого отношения к либералам они не имеют.

А.К. Исаев

Спасибо, коллеги.

Список участников заседания социально-консервативного клуба «Гражданская платформа» партии «Единая Россия» 17 апреля 2010 года на тему:

«Социальные гарантии – залог успешной модернизации (ответ СКК на предложение Михаила Прохорова по внесению изменений в Трудовой Кодекс)»

 1. Шувалов Юрий Евгеньевич – заместитель руководителя Аппарата ГД — начальник Управления по связям с общественностью и взаимодействию со СМИ;

Депутаты

2. Исаев Андрей Константинович – председатель комитета ГД по труду и социальной политике;

3. Федоров Евгений Алексеевич – председатель комитета ГД по экономической политике и предпринимательству;

4. Груздев Владимир Сергеевич – первый заместитель председателя комитета ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству;

5. Игошин Игорь Николаевич – заместитель председателя комитета ГД по науке и наукоёмким технологиям;

6. Коган Александр Борисович – заместитель председателя комитета ГД по бюджету и налогам;

7. Тарасенко Михаил Васильевич – член комитета ГД по труду и социальной политике;

Эксперты

8. Герасименко Сергей Анатольевич – советник первого заместителя секретаря президиума Генерального совета партии «Единая Россия»;

9. Демин Игорь Юрьевич – руководитель пресс-службы компании «Транснефть»;

10. Лысаков Вячеслав Иванович — лидер движения автомобилистов «Свобода выбора»

Миздравсоцразвития РФ

11. Жарова Наталья Викторовна – Директор Департамента зароботной платы, охраны труда и социального партнерства Минздравсоцразвития РФ;

12. Дьячков Дмитрий Юрьевич – начальник отдела по взаимодействию с Федеральным Собранием РФ Департамента анализа и прогноза развития здравоохранения и социально-трудовой сферы Минздравсоцразвития РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *