На сегодняшний день целесообразность стратегического планирования не вызывает никаких сомнений. На него ориентировано высшее государственное руководство, большинство депутатского корпуса, значительная часть нашего экспертного сообщества. Речь идет об индикативном и интерактивном планировании, которое формируется на основе взаимодействия государства, делового сообщества, экспертного сообщества и различных общественных групп. В ряде западноевропейских стран десятилетиями осуществляется такое интерактивное планирование, которое по форме является индикативным, определяющим для национальной промышленности ориентиры в завоевании ею более высокого места в мировой экономике. Но я бы полностью не снимал вопрос и о директивном планировании, которому долгое время у нас в стране не уделялось должного внимания. Ряд сегментов экономики, ряд регионов нуждается именно в директивном планировании. Недавно я участвовал в одной публичной дискуссии о развитии четырех островов Курильской гряды. Я глубоко убежден, что развитие Курил, а также Дальнего Востока, Забайкалья, Сибири, Севера невозможно без директивного планирования, особенно в вопросах развития транспортной инфраструктуры, телекоммуникационной инфраструктуры, энергетики и социальной сферы.

Мы много говорим о значении планирования, но на данный момент его внедрение протекает очень медленно. Политический класс, выступающий за планирование, еще не до конца понимает, что оно накладывает на субъектов экономической деятельности ряд временных и пространственных ограничений. Его внедрение влечет за собой изменение определенных правил игры и даже институциональные изменения в системе государственного управления в обществе. Я думаю, вопросы планирования должны быть включены и в нашу идеологию.

Теперь о некоторых приоритетных вопросах стратегического планирования и о тех критериях, на которые мы должны ориентироваться при составлении планов по решению основных задач модернизации. Президент Дмитрий Медведев обозначил пять приоритетных направлений технологического прорыва. Они четко сформулированы и для нас вполне ясны. Но любое финишное изделие, например, объект ядерной энергетики, высокопроизводительные вычисления, центр, осуществляющий такие вычисления, какой-то продукт фармацевтической промышленности требуют наличия разветвленной системы кооперации, вплоть до пятого, шестого, седьмого уровня, вплоть до сырья. Соответственно, нам нужно планирование осуществлять по всей технологической цепочке, и пять приоритетов на втором уровне кооперации должны быть расписаны в 50–60 приоритетов, на третьем уровне – в несколько сотен, на четвертом – в несколько тысяч. И так далее. Это первый момент.

Второй момент: планирование должно осуществляться применительно прежде всего к отраслям, но параллельно должны быть межотраслевые сквозные программы развития целого ряда технологий, которые обеспечивают развитие многих отраслей. Например, это композитные материалы – авиация, ракетная техника, теперь судостроение и даже строительство, это лазерные технологии, основа для возрождения станкостроения, телекоммуникационные средства и многое другое.

Третий момент. Стратегическое планирование, которое мы развиваем в нашей стране, должно выстраиваться с учетом тенденций развития мировой экономики. В 2011 году мы вступим во ВТО. Этот шаг, несомненно, сделает нашу экономику еще более открытой. Внешние вызовы сильны, и сейчас они ощущаются предпринимателями не только на макроуровне, но и на микроуровне в любом регионе. Причем если раньше это были вызовы со стороны в основном западных производителей, то сейчас активизировался Китай, полномасштабно присутствующий на отечественном рынке.

Один из важнейших критериев в планировании – это определение поэтапного завоевания всё большей доли отечественного рынка и мирового рынка для той или иной продукции. Если мы определили финишные продукты, которыми мы будем завоевывать эти позиции, то мы должны соответственно и прогнозировать темпы освоения рынка: например, если у нас сегодня 0,3% мирового рынка, то через пять лет мы должны иметь, скажем, 1,2%. И конечно, перед нами стоит необходимость завоевания своего собственного рынка. Вот есть в моей Ярославской области только что созданное предприятие «Новое инструментальное решение», которое изготавливает металлорежущий инструмент с наноструктурированным покрытием, причем с использованием той технологии, которая была разработана в Курчатовском институте, а также соответствующие установки. Я только что на нем побывал. Оно открыто в значительной степени при государственной поддержке, там участвуют «Роснано», «Газпромбанк» и предприятие «Сатурн», везде есть государственный капитал. Но оказалось, что доля российского инструмента такого рода на нашем рынке еще в начале этого года была практически равна нулю. Они сейчас невероятными усилиями выходят на 3–5% российского рынка. Нужно за ближайшие два-три года увеличить присутствие такого рода производства на нашем рынке хотя бы до 10–15%. В то же время по лазерной продукции мы держим определенную долю и отечественного, и даже мирового рынка. Но надо двигаться и в иных отраслях.

Менее известный и пока менее используемый даже в экспертном сообществе критерий обеспечения успеха модернизации – это доля добавленной стоимости производимой на территории России высокотехнологичной продукции. У нас ведь есть некоторые виды производимой на территории России продукции высоких технологий. Но количество продукции, которая производится за рубежом и ввозится в Россию либо в виде железа, либо в виде интеллектуальной собственности, либо в виде технической документации, слишком велико. Эта продукция переманивает у отечественной продукции значительный процент добавленной стоимости.

Этот критерий упускать из внимания нельзя. Наши китайские и французские коллеги в первую очередь ориентируются на него при разработке долгосрочного планирования научно-промышленной политики. Китайцы сейчас посчитали, что 85% добавленной стоимости высокотехнологичной продукции уходит за границу, 15% остается в Китае. Через семь-восемь лет они поставили задачу довести долю экспортируемой высокотехнологичной продукции до 30%. Вот это четкий, понятный план, но он требует тоже колоссальной работы, в том числе работы соответствующих органов статистики. Попробуйте собрать с десятков тысяч предприятий, выпускающих широкую номенклатуру продукции, данные о том, что у этих предприятий в этой продукции принадлежит им, а что принадлежит их зарубежным поставщикам, комплектаторам. Так что очень важно совершенствование системы статистики. В значительной степени это будет означать ее многократное усложнение по сравнению с тем, что мы имеем сейчас.

Андрей Кокошин, Первый заместитель председателя Комитета ГД ФС РФ по науке
и наукоемким технологиям, академик РАН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *