В.А. Гамза
Председатель Совета директоров ОАО «Агрохимбанк»,
Президент Института проблем безопасности и управления рисками,
член экспертных советов Государственной Думы и Совета Федерации РФ,
кандидат экономических и юридических наук, доцент

                                                                                Финансовые проблемы инновационного развития: наша бедность в нашем богатстве.

Совершенно очевидно, что мир вступил в новую – инновационную – стадию постиндустриального развития. Только инновационная модель развития позволит развивающимся странам вскочить в последний вагон уходящего поезда современной экономической цивилизации. Никто с этим сейчас не спорит и в России. Более того, все понимают, что наша бедность в нашем богатстве – именно наличие несметного количества дешевого природного сырья, востребованного по высоким ценам на мировых рынках, препятствует формированию инновационной экономики. В этой связи возникает сакраментальный вопрос: кто виноват и что делать?
Сложившаяся ситуация возникла в результате наложения двух обстоятельств: во-первых, некомпетентных действий власти в 90-е годы прошлого века, повлекших не только остановку инновационного процесса на 15 лет, но и разрушение имевшегося технико-технологического уровня экономики, а во-вторых, внезапно свалившейся на власть в начале этого века возможности получать сверхвысокую избыточную сырьевую ренту, позволяющую успешно решать бюджетные проблемы и без развития инновационного процесса.
Что же делать? А делать надо то, что делает весь цивилизованный мир, — сконцентрировать все имеющиеся денежные ресурсы в целях финансового обеспечения построения инновационной модели социально-экономического развития. Тем более, что Россия обладает сегодня уникальной возможностью воспользоваться колоссальными национальными инвестиционными ресурсами, накопленными государством. Об этом четко свидетельствует анализ денежной сферы.

График 1

Источник: здесь и далее – Банк России, Росстат, расчеты автора
* Национальная денежная база представляет собой совокупность всех денежных обязательств Банка России в национальной валюте (определение автора).

График 2

Средства расширенного правительства (бюджетные и внебюджетные средства всех органов государственного управления) в Банке России в настоящий момент достигли почти половины всей национальной денежной базы и практически сравнялись с объемом денежной базы в широком определении. Таким образом, государство располагает ресурсами, позволяющими вдвое увеличить денежную базу, работающую в экономике и формирующую денежную массу, тем более что структура этой денежной базы чрезвычайно архаична.
Так, наличные деньги в структуре денежной базы России достигают 75% (это главная причина высокого уровня теневой экономики и низкого уровня монетизации открытой экономики). По структуре денежной базы Россия находится на уровне ХIX века и успешно движется в средние века, когда наличные деньги были основным средством платежа. Не лучше ситуация и с ликвидностью банковской системы. Сравнение объема средств кредитных организаций в центральных банках России и Китая сильно не в нашу пользу.

График 3

Если по объему ВВП Россия уступает Китаю в 3 раза, то по сумме средств кредитных организаций в центральном банке – в 15 раз! При этом такой огромный разрыв уровня ликвидности банковских систем практически не сокращается последние 6 лет.
Такая структура денежной базы в широком определении не способствует и монетизации экономики в целом.

График 4

* Национальная денежная масса есть совокупность денежных средств некредитных организаций и физических лиц (резидентов и нерезидентов) на всех счетах в российских кредитных организациях и Банке России в национальной валюте (определение автора).

График 5

Реальная монетизация экономики (отношение денежной массы М2 к ВВП) составляет в России 33,8% (за последние 6 лет показатель увеличился на 18%), в Китае – 165% (в 5 раз выше, при этом только прирост показателя за 6 лет – 26,5%). Совершенно очевидно, что именно широкое денежное предложение и значительный уровень денежной массы в Китае обеспечивают высокий экономический рост.
Коэффициент депозитно-кредитной мультипликации (эмиссии кредитных — неинфляционных денег), то есть отношения денежной массы к денежной базе, в настоящее время в России немногим более двух, в Китае – около пяти. Чем выше данный коэффициент, тем более развита кредитная система страны.

График 6


В России, к сожалению, прирост денежной базы и денежной массы обеспечивается в основном за счет покупки Банком России иностранной валюты.

График 7


Данное обстоятельство ведет не к мобилизации (росту монетизации) денежных средств, а к их иммобилизации – накоплению в Стабилизационном (правильнее – стерилизационном) фонде. Процесс иммобилизации денежной базы зашел так далеко, что объем Стабфонда сегодня уже составляет более половины суммы денежной базы в широком определении и в два раза превышает все средства кредитных организаций в Банке России.

График 8


Приведенные данные свидетельствуют о том, что государство накопило денежный потенциал, вполне достаточный для полномасштабного финансирования инновационного развития. При этом только государственные денежные ресурсы в последние годы растут опережающими темпами относительно ВВП и поэтому только они сейчас могут стать институциональным источником долгосрочных инвестиций.

График 9

График 10


Именно показанная выше денежная дистрофия российской национальной банковской системы не позволяет, в отличие, к примеру, от Китая, финансово обеспечить инновационный рост несырьевых секторов экономики, прежде всего – перерабатывающей и машиностроительной промышленности. Денежные ресурсы не только банковской системы, но и предприятий, предпринимателей и населения, то есть всех субъектов экономики за исследуемый период относительно ВВП не только не выросли, но даже несколько сократились.
В этой связи заявления российских денежных властей о том, что высокий уровень монетизации экономики и ликвидности банковской системы вызывают инфляцию, не соответствуют объективной реальности. Более того, анализ денежной сферы России и Китая показал, что высокий уровень монетизации экономики не только не вызывает инфляции, но обеспечивает ее низкий уровень. Китайцы попытались в 2004 году сократить уровень монетизации экономики и тут же получили всплеск инфляции, а восстановив монетизацию, снизили инфляцию.

График 11


График 12


График 13


Итак, обеспечить высокий уровень экономического роста и инновационного развития Россия сможет лишь при условии, если уровень монетизации ее экономики, а не объем Стабилизационного фонда, будет столь же высокий, как в инновационно развитых странах. Даже собственный российский опыт служит тому подтверждением.

График 14

В этих целях необходимо Стабилизационный фонд преобразовать в Фонд развития (именно развития, а не стабилизации или резервирования технологической отсталости), на основе ресурсов которого создать Фонд будущих поколений для финансирования национальных проектов и федеральных программ сохранения и развития человеческого капитала, а также Инвестиционно-кредитный фонд в интересах формирования и развития финансовых и экономических рынков России.

Организация Инвестиционно-кредитного фонда

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *