За неделю до выборов президента России Центр социально-консервативной политики, работающий в тесном контакте с партией «Единая Россия» и ее фракцией в Государственной Думе, завершил обсуждение с привлечением широкой общественности из российских регионов «Плана Путина». Заключительным аккордом в этой важной инициативе стала публичная дискуссия на конференциях в Москве, Санкт-Петербурге и Смоленске вокруг духовных основ развития России, которые проходили одновременно и были связаны видеомостом.
Одна из итоговых мыслей этой дискуссии состояла в том, что Россия является страной с высокой степенью духовного потенциала, и могла бы в этой связи «продвинутую духовность Отечества» представлять как наднациональный проект.
Эта глубокая мысль подвигла автора к тому, чтобы развернуть тезисы собственного выступления на конференции в Смоленске.
Зададимся вопросом, каким образом продвинутую духовность страны в сочетании с другими важными компонентами комплексной мощи государства можно и нужно превратить в «мягкую мощь» российского государства? Ведь опыт других подсказывает нам, что этим мы можем существенно усилить геополитические позиции страны в современной системе международных отношений.
В последней четверти прошлого века идея «мягкой мощи» государства с легкой руки Джозефа Ная обсуждалась сначала в научном сообществе политологов, а затем и в политических кругах США. Причины появления идеи связаны с тем, что традиционные источники мощи – сильная армия, процветающая экономика, технологическое доминирование – почему-то не давали результат роста политического влияния в мире, на который рассчитывала американская политическая элита. Какие факторы содействуют росту авторитета США в системе международных отношений? Отвечая на эти вопросы, американские эксперты пришли к заключению, что рост влияния в мире возможен на синергии факторов, составляющих основу «мягкой мощи», когда другие хотят того же, что вы ждете от них. Задача, следовательно, заключается в том, чтобы обусловить «желания других». Американские политологи считают, что в условиях весьма короткой истории, насыщенной к тому же процессом освоения территорий на Западе, которые были заселены коренным населением, вариант демократического государственного устройства США – разделение властей, выборные процедуры, местная демократия — становился центральным звеном «мягкой мощи» Америки. Коротко говоря, рост влияния США в глобальном масштабе должен был опираться, прежде всего, на привлекательность общественно-государственной составляющей американской модели развития.
Вслед за США проблемой усиления «мягкой мощи» государства озаботился Китай, который в основу своей политики в данном вопросе поставил привлекательность собственного примера, который базируется на учете национальных конкурентных преимуществ. Среди них, между прочим, заметное место занимает самая продолжительная в мире история, наполненная богатой культурой, этикой Конфуция, эстетическими ценностями Лао Цзы.
Генеральный секретарь ЦК КПК Ху Цзиньтао, выступая с докладом на XVII съезде КПК, подчеркнул необходимость использовать китайскую культуру для укрепления «мягкой мощи» Китая. По его словам, «великое возрождение китайской нации неизбежно сопровождается процветанием и подъемом китайской культуры».
В этой связи эксперты не случайно стали называть КНР «страной покоряющей привлекательности», которая после «воссоединения двух берегов» — Китая и Тайваня уже с 2012 года будет олицетворять «мировую державу первого порядка», а с 2020 года станет оказывать максимум влияния на весь окраинный мир.
Думается, что Россия также должна задуматься над тем, чтобы пестовать собственную «мягкую мощь». Что представляется целесообразным сделать в этом отношении?
Прежде всего, необходимо продолжать наращивать усилия по реализации стратегии инновационного прорыва, которая была представлена В.В. Путиным в его выступлении 8 февраля 2008 года на расширенном заседании Государственного совета «О стратегии развития России до 2020 года». Важнейшие положения о том, что «Россия должна стать самой привлекательной для жизни страной» и что «развитие человека – это и основная цель, … и в долгосрочной перспективе наш абсолютный национальный приоритет», ясно указывают на направление ускоренного развития России.
Д.А. Медведев, выступая 15 февраля 2008 года в Красноярске, предложил программу «четырех И», которая предусматривает, помимо всего прочего, расширение инвестиций в человеческий капитал и реализацию программы социального развития в России, формирование основ национальной инновационной системы, а также развитие институтов, связанных с привлекательностью России для жизни и творческой деятельности. Выступление Медведева, содержащее много нового и интересного, совершенно очевидно демонстрирует преемственность курса.
В этом контексте естественным образом целесообразно сосредоточить внимание на развитии таких интегральных показателей мощи государства и общества как культура и религия, а также наука и образование, которые по существу и составляют духовную основу развития страны.
Если инновационные сценарии развития России станут реальностью, а этот вариант в условиях реализации «Плана Путина» может быть осуществлен в исторически сжатые сроки, то основы духовности – культура, религия, наука и образование – являются долговременным стратегическим приоритетом развития Российской Федерации и, следовательно, базисом формирования отечественной политики «мягкой мощи» государства.
Издревле на Руси считали, что настоящая мощь заключена не в силе, а в правде. Такие ценности как истина, благо и красота особенно высоко ставились российской культурой.
Религия как основа всех форм общественного сознания, включая, кстати, и науку, в истории России всегда имела особенное значение, а в переломные моменты – становилась исключительным и судьбоносным феноменом.
Россия, как и Китай, Индия и Бразилия (то есть БРИК), выбрала путь страны восходящего гиганта.
Для этого есть все основания – дальновидная элита, серьезный интеллектуальный потенциал, достижения в области фундаментальной науки и инженерного образования, освоения космического пространства в мирных целях, использование ядерной энергии в интересах человека, необъятная территория, огромные запасы воды и леса, колоссальные природные ископаемые, мощный ракетно-ядерный щит. При этом в отличие от Китая, Индии и Бразилии Россия не просто восходит, а скорее возрождается после распада СССР, который являлся безусловной сверхдержавой.
Запуск первого ИСЗ в 1957 году или первого космонавта Юрия Алексеевича Гагарина в 1961 году, выдающиеся достижения отечественной науки и инженерной мысли в области ядерной энергетики, победы советских хоккеистов на Олимпийских играх или в «Кубке Канады», мировой триумф балетного искусства или театра на основе системы Станиславского – все это по существу демонстрация «мягкой мощи» СССР. Другими словами, России есть на чем возводить собственную «мягкую мощь».
Одновременно статус России как возрождающегося гиганта ко многому обязывает.
В первую очередь ускоренное развитие связано с сочетанием эволюционного и бифуркационного движения. Как сказал, один мудрый китаец, «перспективы светлые, но путь извилистый». Однако, чтобы бифуркации не привели к снижению качества развития или не стали разворотами, предстоит серьезная геополитическая работа, в которой особое место должна занять стратегия превращения России «в страну, самую привлекательную для жизни», наращивания «мягкой мощи» российского государства.
Это означает необходимость общественного консенсуса вокруг инновационной парадигмы развития на пути движения вперед. Выборы нового президента страны 2 марта с.г., как представляется, явились важнейшей составной частью формирования такого консенсуса. Ведь, надо полагать, никто из ответственных политиков не может выдвинуть реальную альтернативу стратегии инновационного прорыва России. Никто в нашей стране в серьез не видит Россию как сырьевой придаток Запада, или новую угрозу и вызов мировому сообществу.
Однако, чтобы дальновидная элита могла последовательно и планомерно реализовывать стратегию инновационного прорыва потребуется сознательное и управляемое культивирование «патриотического мышления» населения, питательной почвы амбициозных замыслов и планов развития страны.
Для потребностей инновационного развития потребуются сильная наука и рыночная экономика, которые в совокупности определяют спираль прогресса. Если же к ним добавить системное образование, то получается «золотой треугольник», на котором базируются и национальные инновационные системы, и глобальное инновационное общество. О необходимости формирования последнего было официально заявлено лидерами «Группы восьми» на встрече в Санкт-Петербурге в 2006 году в документе «Образование для инновационных обществ в XXI веке».
В этом документе была поставлена задача «генерировать новые знания и стимулировать инновации для устойчивого развития в долгосрочной перспективе», а для этого необходимо создавать исследовательские сети с участием ВУЗов, НИИ и бизнеса, пользоваться новейшими технологиями, содействовать глобальному распространению знаний и быстрому вводу технологий на рынок.
В «золотом треугольнике» особую роль играет системное образование, которое всегда являлось своего рода «ключом зажигания двигателя ускоренного развития».
Системность предполагает повышение значимости начального и среднего образования, а также качества профессионального технического и высшего образования, внедрения системы образования в контексте «образования через всю жизнь».
Постиндустриальное общество требует притока высококвалифицированных кадров для новых профессий, необходимых для инновационного прорыва. Следует повысить требования к выпускникам ВУЗов и качеству их образования, подготовленности к творческой деятельности и в целом конкурентоспособности на современном рынке труда. Поэтому качество стандартов образования в России должно быть высоким и соответствовать требованиям международного рынка образовательных услуг.
Однако инновационный прорыв представляет собой типичную бифуркацию. Это значит, что переход на качественно новый уровень развития происходит стремительно, а в условиях дефицита времени требуются высококвалифицированные специалисты, которые нужны «народному хозяйству», но которых высшая школа еще не успела подготовить и выпустить в жизнь в должном количестве.
Поэтому возникает необходимость на основе грамотной иммиграционной политики массового привлечения специалистов соответствующего уровня, работающих за границей. Это означает, что пора распрощаться с печальным опытом «утечки мозгов» и активно внедрять практику «циркуляции умов».
Разумеется, если государство привлекательно для жизни, если в нем созданы все необходимые условия для творческой деятельности, то можно рассчитывать на то, что лучшие умы потянуться в Россию. Это касается в первую очередь представителей «русского мира за границей», сложившегося в результате мощной эмиграции XX века после 1917 года и распада СССР в 1991 году. Российская диаспора насчитывает больше 25 млн. человек. Конечно, она не такая многочисленная и сплоченная как китайская диаспора, однако в интеллектуальном отношении весьма плодотворная. Питирим Сорокин, Николай Кондратьев и Василий Леонтьев только три из многочисленных примеров, которые хорошо известны. При этом большое число вовсе неизвестных широкой публике и ныне живущих на Западе интеллектуалов русского происхождения могут стать важным источником знаний и умений, так необходимых России в условиях инновационного прорыва. Однако возвращение на Родину должно быть осознанным выбором человека. В этой связи Конгресс соотечественников 2002 года мог бы стать важным звеном постоянно действующего механизма взаимодействия исторической Родины со своими «детьми», по воле судьбы, собственному желанию или в силу непреодолимых жизненных обстоятельств, оказавшихся за пределами России.
Таким образом, духовная сфера развития Отечества – богатейшая культура, давшая миру великих композиторов и музыкантов, писателей и мыслителей, традиционные религии, включая не только православие, хотя, прежде всего, православие, но и западную ветвь христианства, а также ислам, иудаизм и даже буддизм, традиционно сильные семейные и родственные узы, мощная наука, как фундаментальная, так и прикладная, системное образование, включая продвинутое высшее инженерное образование, физическая культура с развитыми традициями и спортивными достижениями, наличие интеллектуально насыщенной диаспоры за рубежом – в сочетании с рыночной экономикой и эффективной внешней политикой, безусловно, играют ключевую роль в модернизации нашей страны.
Поэтому выбор Центром социально-консервативной политики заключительной темы «Духовные основы развития страны» в ходе общественного обсуждения «Плана Путина» и формулирование смысла «продвинутой духовности» как сравнительного преимущества России является весьма своевременным. Дальнейшая разработка этой темы приведет к целенаправленным усилиям по наращиванию «мягкой мощи» российского государства, что во всех отношениях усилит геополитический статус Российской Федерации в современном и особенно будущем мире.

Бирюков Алексей Викторович, профессор МГИМО-Университета МИД Российской Федерации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *