День, в который мы проводим Конференцию, символичен. Сегодня большой религиозный праздник, православные отмечают Небесное воинство и его предводителя Архангела Михаила.

Консерваторы утверждают, что они за историческую преемственность. Если так, то даты Крещения Руси, 1150 лет образования Российского Государства что-нибудь значат? Или мы будем рассуждать, как руководители Института истории Академии наук, что современная Россия ведет отсчет с 1991 года и надо ее рассматривать только за последние 20 лет? Мы ответственны за эту преемственность и за репутацию в глазах мирового сообщества.

В мире сложился стереотип «непонятные русские», которые постоянно мечутся из одной крайности в другую, экспериментируют, причем на своем народе, уничтожая свой народ в ходе этого эксперимента. У европейцев всё стабильно, у них 500 лет никто не разрушает храмы, а «непонятные русские» то взрывают, то реставрируют, то опять ломают. В Европе дома стоят по 400–600 лет, и никому не приходит в голову их сломать, оставить фасады и сделать вид, будто мы восстанавливаем памятники.

Мы как консерваторы должны быть максимально самокритичны. У нас дилемма: либо мы будем полностью спокойны и довольны собой, либо будем всё же ощущать некое чувство вины за то разрушение, которое происходило и происходит в нашей стране. Можем ли мы предложить некую модель поведения, созвучную с консервативными ценностями, которую будем последовательно претворять в жизнь? Одно дело декларировать «мы – консерваторы», другое дело – в своей повседневной практике следовать этим идеологическим убеждениям.

19 ноября было принято несколько очень значимых законов, в том числе закон о передаче собственности религиозного назначения религиозным организациям и закон о введении новой памятной даты – 15 февраля. Точки зрения либералов, социалистов, неокоммунистов и консерваторов на эти вопросы существенно разнятся. Я воспроизведу слова Патриарха, которые он вчера произнес в Кронштадте после торжественной литургии в кронштадтском Морском соборе: «Принятие закона о передаче собственности – это восстановление исторической справедливости, поскольку этим актом Россия возвращается в свою историю, становится той страной, которой она была. Без духовной, религиозной, православной составляющей России быть не может».

Отношение к православию, к Церкви – вопрос принципиальный. У российского консерватора не может быть половинчатости: я консерватор, но я полностью за свободу вне Церкви и т.п., поскольку мы светское государство. Это раздвоение личности.

Сергей Попов, председатель Комитета ГД ФС РФ по делам общественных объединений
и религиозных организаций

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *