В начале своего выступления я бы хотел оттолкнуться от прозвучавшего здесь тезиса, что демократия – это власть большинства. Прежде всего возражу: не все люди готовы заниматься властью. Есть огромный процент людей, которые замечательно живут, не занимаясь властью и не стремясь ею заниматься. Они вполне самодостаточны и счастливы, имеют семью, работу, хобби. И поверьте, они в это пространство, которое называется «власть», век бы не входили, если бы власть их не трогала. Поэтому в данной ситуации мы должны понимать, что такое большинство.

Мне хотелось бы поговорить сегодня о возможностях реализации личности в условиях правовой демократии. Давайте начнем с признанных авторитетов. Хочу процитировать Николая Бердяева: «Личность есть боль. Героическая борьба за реализацию личности болезненна. Можно избежать боли, отказавшись от личности. И человек слишком часто это делает».

Когда личность может реализовываться? Личность может реализовываться в относительно безопасных условиях. Задача государства заключается в создании безопасных условий. Есть, конечно, и понятие цены безопасности.

Существуют три основных аспекта демократии: это форма личной индивидуальной свободы человека, способ управления делами общества и показатель социальной активности людей. Вообще личная свобода человека и его социальная активность тесно взаимосвязаны. Чем более человек лично свободен, тем больше он стремится определять свою судьбу, улучшать свою жизнь, а значит, активно участвовать в жизни общественной. Надо помогать людям формировать адекватное понимание собственных интересов, таких как стремление к свободе, самоопределению, самореализации, улучшению качества жизни.

Следующий шаг – помочь людям осознать возможности их влияния. Можно сколько угодно убеждать человека в том, что он способен влиять на общественно-политическую ситуацию в стране, но нужно прежде всего показать направление этого влияния и убедить его в необходимости этого влияния. Я даже не буду углубляться в идею формирования необходимости влияния. Почему? Простой пример. Мы с коллегами пытались найти способ реализовать позитивную информацию о Российской Федерации сегодня. Но нет ни одного канала, который бы согласился эту позитивную информацию транслировать. Завтра эта информация будет подана другими агентствами в уже совершенно другом виде, и тебе останется только оправдываться. Видимо, если мы хотим продвигать партийное влияние, нам нужно показать обществу легитимный механизм влияния. Причем надо понимать, что влияние – это в том числе PR-технологии, СМИ. Над этим стоит подумать, и задача столь статусной аудитории, которая сегодня здесь собралась, как раз говорить об этих механизмах.

Следующее, о чем я хотел бы сказать, касается духовной сферы. Это информированность, достойный уровень образования, достойный уровень культуры и, наконец, материальных возможностей. Если мы говорим о демократии, над этим нам нужно работать.

Можно ли проводить модернизацию недемократическим путем? Чтобы ответить на этот вопрос, предлагаю съездить в Магадан, посетить Краеведческий музей. Вы увидите в этом музее две сгнившие доски, перешитые двумя палочками, тоже сгнившими. Это труповозка, бывшая в эксплуатации в годы тоталитарной модернизации. В то время жизнь человека стоила меньше жизни раба. Тогда и тип людей был востребован совершенно иной – конформисты с комплексом страха и преклонением перед политическими структурами.

Возвращаюсь к ценностям правового государства. Правовое государство – это такое государство, в котором ты, «отклеившись» от способа связи АТС-1, на следующий день не просыпаешься в холодном поту, в страхе, что тебя посадят. Правовое государство – государство предсказуемое. Понятия «демократия» и «право» неразрывно связаны. Для демократии огромное значение имеет верховенство права – именно права. И вот здесь возникает проблема влияния большинства на формулирование закона. Поверьте, руками большинства можно сделать настолько трагичные вещи! Хотя никто из нас не отрицает право большинства.

Выстраивая демократическое, правовое государство, нам нужно научиться разговаривать глубоко и достаточно серьезно с точки зрения категорий – проведения этих категорий, обозначения категорий, донесения категорий и механизмов до тех людей, которые с нами готовы сотрудничать.

Конечно, мы столкнемся и с определенным отторжением. При этом ближайшая формула отторжения будет связана не с активным сопротивлением, с моей точки зрения. Все чаще аналитики и специалисты говорят, что эта формула отторжения будет переходить в формулу социальной пассивности и ожидания разрушения той организации, которая есть. Но надо понимать следующий аспект, что явление разрушения того, что есть, это будет самое трагичное, что произойдет со страной. Поэтому в данной ситуации сохранение государства, государства разумного – для нас это просто стратегически важно. И за личность в условиях правовой демократии придется бороться.

На сегодняшний день существует определенный набор вызовов для нашей страны. Это внешние вызовы со стороны Южной Кореи, Индии, Ирана, Китая. В частности, демографический вызов. Нам не уйти от этих вопросов, а потому нужно выстраивать технологии.

В заключение несколько слов о защите понятия либерального. Слово «либерал» в обществе уже приобрело почти ругательное звучание. Но поверьте, пожалуйста, что за этим словом стоит очень много хороших, разумных вещей.

Владимир Плигин, координатор Либерально-консервативного клуба политического действия «4 ноября» Партии «Единая Россия», Председатель Комитета ГД ФС РФ по конституционному законодательству и государственному строительству

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *