Александр Посадский

Профессор Смольного института Российской академии образования, научный руководитель Центра Российской политической культуры Инновационного научно-образовательного комплекса «Смольный университет» Александр Посадский.

Совсем недавно академик Н. Моисеев указал на возможность инструментального использования теории устойчивого развития, в качестве камуфляжа общества потребления, строящегося на животном эгоизме, индивидуализме и способствующего формированию глобального неравенства.

Он увидел угрозу надвигающегося общепланетарного тоталитаризма, «тоталитаризма демократического», где идея устойчивого развития станет служить обоснованию мирового господства стран «золотого миллиарда», благополучие которого будет достигнуто ценой деградации остального населения и природных ресурсов. Против подобной трактовки принципа sustainable development мыслитель категорически возражал.

С точки зрения Н.Моисеева, устойчивое развитие важно осознать как реализацию стратегии человека, движение человечества к эпохе ноосферы, предполагающее коэволюцию с природой. Его основой выступает этика служения, подразумевающая духовный подвиг, способность жертвовать настоящим во имя будущего, принципы солидарности и соборности.

Размышления Н.Моисеева глубоко связаны с мыслями В.И.Вернадского. Актуальность наследия выдающегося ученого во многом определяется возможностью обрести в нем опору для разработки ценностной парадигмы глобализации и устойчивого развития как альтернативы их инструментальному пониманию, маскирующему откровенно зооморфные сценарии организации мира.

При этом различие образов мироустройства отражает несовместимые идеи человека. Человеку, сохраняющему в себе все человеческое, противостоит негативная утопия — постчеловеческий образ человека-машины и человека-животного.

На наш взгляд, сегодня значимо осмысление наследия В.И.Вернадского в консервативном ключе. Для этого имеются достаточные основания. Можно выявить очевидное влияние славянофильства на концепцию целостного познания ученого. Стоит указать и на его активное участие в работе ЦК партии народной свободы, интеллектуальные лидеры которой тяготели к либерально-консервативному дискурсу. Самое же важное – наличие в его творчестве программы развития общества, науки и техники на базе духовно-нравственных ценностей.

В основе учения В.И. Вернадского о ноосфере лежит определенное человекопонимание, идея человека. В центре его размышлений — духовная личность, обладающая нравственным достоинством и творческой свободой. Речь идет о целостной персоне. Будучи уникальной индивидуальностью, она раскрывает себя в социальном и природном измерении. При этом индивидуальное и универсальное взаимно питают друг друга, гармонически сочетаясь в творческом процессе.

Философия В.И. Вернадского — философия ответственного личностного вовлечения. Личность вовлечена в судьбу человечества и всего космоса. Ее истинное бытие не сводимо к замкнутой автономии. Индивидуалистическое самоутверждение отдельного лица, односторонний индивидуализм разрушителен и, в силу этого, не может рассматриваться в качестве подлинной модели жизнестроения. В эгоистическом самоутверждении коллектива, подавляющем индивидуальность, мыслитель также не видит цели человеческого существования.

Личное начало проявляется в солидарности с другими персонами, духовном общении, творческом преображении себя, общества и природного мира. Внесение своих даров в сокровищницу общечеловеческих ценностей, солидарное творчество, устанавливающее глубинную связь человека со всей вселенной — вот истинный путь раскрытия человеческой персональности.

Важно говорить о персоналистической направленности философских исканий отечественного ученого. Редукционистские модели интерпретации его творчества, объясняющие наследие мыслителя через программу возвращения к природе, анонимно истолкованному коллективизму, понижающие значение личной свободы, необоснованно приписывающие вульгарно-материалистическое утверждение всецелой зависимости духовных процессов от законов материального мира могут и должны быть радикально оспорены.

В учении В.И. Вернадского человеческая жизнь не определяется исключительно органическими факторами. Личность обладает не только биологической природой, но и духовной сущностью. Будучи целостной высокоинтегрированной системой, она характеризуется способностью к самоопределению.

Пространство свободного творчества непрестанно расширяется в истории. Природное принуждение отступает. Однако прогресс в свободе влечет увеличение меры ответственности.

 Исходя из открытия глубинной взаимосвязи человека и природы, ученый приходит к убеждению: как в человеке раскрывается природное бытие, так и в природе раскрывается человеческое.

Человек соприроден космосу, но и космос может быть увиден как человекоразмерная система. Гениальное прозрение В.И. Вернадского — в обнаружении космопланетарного смысла развития личности, выявлении космического измерения ее творческого становления.

Действительно, бытие природного мира можно рассмотреть как продолжение человеческой персоны. Его изменение неотделимо от ее самосозидания.

Тем не менее, воля человека может быть направлена как на духоносное преображение, так и на хищническую эксплуатацию природы. Целенаправленное разрушение среды обитания — отражение духовного распада, путь деперсонализации, фактически, самоубийства, планомерного уничтожения человеком собственной духовности и телесности.

Созидательное освоение космоса логически вытекает из императива духовного совершенствования, имеет глубокий нравственный смысл. Оно теснейшим образом связано с преобразовательным подходом человека к самому себе, осознанием себя в качестве существа, наделенного способностью к ответственному созиданию.

Развитие ноосферы идентично осуществлению процесса персонализации. Ее формирование — путь лицестроения, созидания уникальных, незаменимых в своеобразии лиц.

Человеческое бытие немыслимо вне актов коммуникации. Выявление   творческих возможностей происходит в целостности общения. Ноосферное развитие осуществимо как солидарное творчество персон. Ноосфера со всем основанием может быть названа персоносферой – персональной творческой вселенной, пронизанной энергиями солидарности.

Речь идет о сообществе личностей, предполагающем творческое раскрытие индивидуальности, ответственность и инициативу, единство в совместном служении духовным ценностям.

Вовлечение в судьбы мироздания имеет ценностную основу. Ценности включены в бытие личности. Мир ценностей – источник созидательной активности персонального субъекта. Его творящая деятельность неотделима от ценностного измерения. Именно последнее придает созиданию духовную мощь.

Ноосфера – пространство ценностей, усваиваемых посредством творческой активности. Ее можно назвать аксиосферой человечества, определить как систему ценностных значений, связей и отношений, созерцаемых в личностных проявлениях.

Павел Флоренский в письме В. И. Вернадскому высказал мысль о существовании в биосфере одухотворенного вещества – пневматосферы. Он говорил о духовно преображенной материи в космосе, отличающейся особой устойчивостью развития.

Идеи П.А.Флоренского нуждаются в осмыслении. Раскрывающаяся в духовном целеполагании человека, одухотворении мира ценностями, прорыве личного творчества в космос, ноосфера совпадает с пневматосферой. Солидарно-пневматическое преображение мира и есть путь ее формирования.

Следуя В. И. Вернадскому, в XX столетии человечество предстает как планетарная геологическая сила. Но эта сила станет ноосферной если будит духовной.

Учение о ноосфере может быть понято и как программа возвращения к духовной цельности культурного творчества, программа возвращения органичности культурной жизни.

Мыслителю принадлежит идея теснейшей взаимосвязи, глубинного взаимовлияния науки, религии и философии. На гармоничном слиянии этих трех духовных потоков зиждется творческий мир культуры.

Отстаивая целостность процесса познания, В. И. Вернадский указывал на питание науки философскими и религиозными идеями, формирование источников наиболее важных сторон научного мировоззрения вне сферы научного мышления.

Ноосфера – сфера разума. Но о каком разуме идет речь? О разуме целостном, духовном, нравственно преображенном. О разуме тесно связанном с нравственной оценкой, духовным опытом и религиозным  созерцанием. Наконец, о разуме диалогическом.

Учение о ноосфере – целостная стратегия человека, подразумевающая преображающую силу солидарного творчества, объяснение действительности через духовные процессы, раскрытие ценностного измерения бытия природы, теснейшей связи принципа природоосообразности и культуросообразности.

Не вызывает никаких сомнений – идея ноосферы В.И.Вернадского сформировалась под влиянием многовекового опыта развития Российской цивилизации. Она вызрела с учетом российского пути решения глобальных проблем. В ней обнаруживают себя ценностные начала отечественной культуры.

Духовная солидарность, представление о высоком нравственном достоинстве человека, творческое развитие личности, соединенное с ответственным служением и имеющее универсальное космическое значение, соборность, дух терпимости и взаимомонимания, целостное познание мира – жизнестроительные ценности Российской цивилизации, отразившиеся в учении о ноосфере.

Исторически Россия осуществила ценностный проект глобализации, выражающийся в соборном объединении многообразных духовных традиций в целях их взаимообогащающего общения. Глубинная духовно-творческая солидарность различных народов выступила фундаментом всех форм сотрудничества, претворилась в основу политического и экономического единства. Она определила многоуровневый характер российской идентичности, сочетающей в себе глубоко национальное и вселенское.

Объединяющая миссия России определялась не сепаратными стратегиями решения своих проблем за счет других, а принципами глобального служения. Зиждущееся на межнациональном и межконфессиональном согласии, развитие нашего Отечества может быть рассмотрено в качестве модели бесконфликтного многополярного мира.

Сегодня важно осознать учение о ноосфере в качестве принципов глобальной этики, вызревших на основании российского исторического опыта.

Речь идет об универсально значимом макроэтическом проекте, планетарной макроэтике, утверждающей императивный статус общечеловеческих ценностей и позволяющей наметить новые подходы к решению глобальных проблем современности.

Необходимость отстаивания духовной свободы личности, нравственного разума, целостного преображения мира посредством труда-творчества в сочетании с бережным отношением к природе, уважения ко всем формам жизни, долга и служения, ненасилия, солидарности, сотрудничества, социальной справедливости, культурного многообразия органически вытекает из гуманистических размышлений российского ученого. Разве перед нами не универсальные этические принципы, могущие выступать основой нравственного консенсуса, в котором так нуждается глобальный мир?

В отечественной философии и, шире, культуре этическая проблематика теснейшим образом связана с онтологической. Этика не воспринимается безжизненным абстрактным морализаторством. Не отождествляется она и с системой регулирования отношений, внешней по отношению к их субъектам.

Нравственное начало входит в саму личность, преобразует ее и через межперсональное взаимодействие формирует новую онтологию. Моральные принципы предполагают воплощенность нравственного начала в субъекте, соответствующие им проекты преобразования мира, взаимопроникновение этического, социально — и универсально-онтологического, онтологическую направленность этического дискурса, вовлечение духовности во все измерения бытия.

Идеи В.И.Вернадского возможно интерпретировать как нравственную философию. Но это практически направленная, прикладная этическая философия. Она определяет нормативную модель глобализации, глобального устойчивого развития.

Учение российского мыслителя приводит к мысли об открытой коллективной системе управления глобальными процессами – системе справедливой, в которой принимают участие все страны и народы. Способ организации принятия глобальных решении должен быть подотчетен населению планеты. Сами решения обязаны быть продуктивными и приемлемыми для представителей мирового сообщества.

Опираясь на идеи В.И.Вернадского, можно обосновать необходимость устойчивого развития, в которое вовлечено все человечество, а не только привилегированные сообщества. Его взгляды нормативно исключает «творческий расизм», когда ресурсы планеты безнаказанно эксплуатирует меньшинство, аргументирует общечеловеческую солидарность, равное соучастие людей в развитии науки и техники, хозяйственном преобразовании вселенной.

Гуманитарно ориентированное устойчивое развитие конституируется через отношение к ценностям, означает ориентацию человеческого творчества на духовно-нравственные императивы, в том числе и религиозные. Собственно их наличие и придает развитию устойчивость. В глобальном измерении оно мыслимо на основании культурного многообразия, взаимообогащающей межкультурной коммуникации, при бережном сохранении исторически сложившихся духовных практик.

Осуществляясь на поливариантном фундаменте культуры, устойчивое развитие категорически несовместимо с агрессивными попытками навязывания нравственно бессодержательного цивилизационного униформизма.

Будучи связанным с гуманизацией вселенной через внесение в ее мир духовных смыслов, «морализацией всего естественного», равнозначной его преображению, определимое как социоприродное, устойчивое развитие обозначает перспективу творчески-освобождающего вмешательства в органические системы, исключающую отношения между человеком и окружающей средой по модели насилия.

Ценностная парадигма устойчивого развития оппонирует определенному умонастроению, столь характерному для Западной цивилизации. Его часто критически определяют как прометеизм или техницизм.

Прометеизму свойственно убеждение в безграничной власти человека над природой. Однако, подчиняя природу, человек теряет из вида духовные цели своего воздействия и попадает в рабство технике, пронизанного эгоизмом разума, жажды власти. Прометеизм, связанный с манией господства над природой через инструментальную рациональность, превращает, в конечном итоге, самого человека в объект манипуляций, делает жертвой дегуманизированных социальных технологий.

XX и XXI со всей очевидностью продемонстрировали, что оторванный от нравственной оценки и подчиненный эгоистическому истолкованному принципу эффективности, разум может быть направлен против человека. Мир, спроектированный на эгоистических принципах инструментальной рациональности никогда не станет устойчивым. Сила разума, достижения науки и техники в нем будут направлены на безудержное потребление природных ресурсов, борьбу людей друг с другом, столкновение цивилизаций и всеобщее варварство, которое несет массовая культура.

Ценностная парадигма устойчивого развития связана с целостным познанием мира – познанием, согласующим различные способности души, соединяющим рациональное мышление с духовно преображающим нравственным опытом. Она является отражением устойчивого духовного становления конкретного человеческого лица, целостно сочетающего созидание себя, общественное строительство и преображение космоса.

Видение устойчивого развития и глобализации в контексте ценностного подхода – органическая составляющая консервативного идеологического проекта.

Биосфера – наш дом. Ее преобразование — домостроительный проект. В отечественной культуре домостроительная идея всегда воспринималась в смысле строительства цивилизационного. Российское домостроительство – целостный государственный, социокультурный и хозяйственный процесс. На его современном этапе особое значение приобретает тема евразийской интеграции.   Евразийская интеграция и устойчивое развитие Евразии представляют собой глубоко взаимосвязанные процессы. Объединенная Евразия имеет все шансы стать полюсом устойчивого развития мира. В настоящее время видится актуальным формулирование консервативных принципов евразийской интеграции.

Очевидно, сегодня человечеству предлагается программа глобализации, базирующаяся на метакритике культурной идентичности. Вступление в современность отождествляется с разрывом исторической преемственности. Идентичность рассматривается препятствием, ослабляющим модернизационное движение. Ее преодоление и даже необратимое забвение объявляется условием вхождения в современный мир. Ее нужно испытать на прочность и если необходимо раздавить прессом глобализации. Идентичность противопоставляется современному устойчивому развитию, рассматривается как несовместимая с ним.

Консервативный проект — проект научно-технического прогресса и модернизации. Однако он не подразумевает разрыва с исторически сформированными идентичностями. Будучи принципиально совместимым с традиционными духовными ценностями, модернизационное движение не означает «освобождения» от исторических форм культуры. Ускорение глобализации может сопровождаться духовным подъемом. Творческая свобода гармонично сочетается с идентичностью. В ней обретается источник творческих сил для порыва в современность.

Рост научного знания, эффективная модернизация осуществимы в определенной социокультурной среде, отличающейся высокодуховной атмосферой, располагающей к свободному раскрытию способностей. Современность, основанная на творческом действии личности, может усмотреть в идентичности опору для развития.

Сохранение идентичности — предпосылка вхождения в современность. Более того, идентичность мыслима ее источником. Современный мир важно увидеть пространством, возведенным путем творческого освоения исторически укорененных духовных ценностей. Таким образом, прошлое становится частью настоящего, продлевает в нем свою жизнь, чем сохраняется непрерывность истории.

Движение в современность на основании исторически сформированных идентичностей возможно осознать в качестве принципа евразийской интеграции, фундамента устойчивого развития евразийского пространства.

Формирование культур, как и человеческих личностей, индивидуально. Именно поэтому для интеграции евразийского пространства так значим принцип субъектности. Уникальные самобытные традиции – основа евразийского равноправного партнерства. Интегрированная Евразия — исторически сложившееся многообразие культур, мир, обогащенный неповторимыми идентичностями.

Объединенная Евразия – Евразия культурных связей. Именно крепкие культурные связи образуют и консолидируют евразийское пространство. Они выступают основанием различных форм экономического и политического сотрудничества.

Очень важно осмыслить евразийское пространство с точки зрения общечеловеческой идентичности, увидеть его универсальное измерение. Гармоничное взаимодействие культурных традиций на пространстве Евразии имеет общечеловеческий смысл и может выступать моделью для всего человечества. Моделью выступает и опора социально-экономического сотрудничества на глубинные культурные связи.

Объединенная Евразия – Евразия ценностей. Речь идет об органическом сочетании уникального и всечеловеческого, неповторимых и, в тоже время, общечеловеческих ценностях. В индивидуально-самобытных ценностных формах отражаются общечеловеческие идеалы. Они пронизывают своеобразные начала культуры, предметно раскрываясь в них.

Немаловажно правовое обоснование проекта интеграции. В отечественной мысли XX века (творческом наследии П.И. Новгородцева, Е.Н. Трубецкого, П.Б.Струве, С.Л.Франка, И.А.Ильина, А.И.Солженицына и др.) детально разрабатывалось теория естественного права. Его определяли как право идеальное, отвечающее нравственным запросам. Речь идет о нравственных требованиях к праву, синониме нравственно должного в нем, месте встречи морального и правового начал, этическом идеале, на который должно опираться правотворчество, идеальной основе права.

Естественное или нравственное право выступает причиной нравственной критики права позитивного, определяя линии его совершенствования. Формальное законотворчество призвано к раскрытию естественного права, мыслимо как безусловно подчиненное идее добра и служащее ей, нравственно обусловленное.

Отчуждение позитивного права от идеальных оснований, разрушение связи с правом естественным, лишает его этического императива, ведет к утрате личностью принципов оценки правотворчества, способствует правовому произволу.

Естественно-правовые воззрения исходят из представления о внутренней данности человеку нравственной идеи, являющейся объективно значимой и осознаваемой им как правда. Духовое развитие личности и, в силу сопряжённости личностного и социального, общественное единство – неоспоримые нравственные принципы, важнейшие составляющие естественного права. С ними необходимо соотнесение любой системы законотворчества.

Ценности духовно-творческой личности, одухотворенной солидарности являются фундаментальными для евразийского пространства. Они совпадают с нравственным правом и могут быть рассмотрены в качестве духовной основы его правовой интеграции.

Сегодня много говорится о необходимости подчинения экономики экологическому императиву. Но это возможно, когда осознана ее обусловленность императивами культурно-ценностными.

Очевидно, гуманитарная составляющая выступает неотъемлемой частью экономического развития. Ей нельзя пренебрегать ради вульгарно истолкованной экономической эффективности.

Настало время осмыслить экономическую теорию как науку о культуре, экономические ценности как производные от культурного достояния.

Понимание экономики как пространства культуры, ее видение в контексте культурной целостности принципиально для устойчивого развития евразийского пространства. При многообразии моделей хозяйствования, различии хозяйственных систем важно учитывать конституирующее влияние культурной жизни. Все богатство духовных традиций Евразии может и должно стать основанием ее экономических достижений.

Недопустимо, чтобы экономическое поле, истолкованное как автономное, определяло смыслы и структуру общественного бытия. Эффективный народно-хозяйственный комплекс Евразии — укорененный в мире культуры, регулируемый ценностями.

Подведем итоги. Видение устойчивого развития в контексте ценностного подхода – органическая составляющая консервативного идеологического проекта. Осуществляясь на поливариантном фундаменте культуры, устойчивое развитие категорически несовместимо с агрессивными попытками навязывания нравственно бессодержательного цивилизационного униформизма. Ценностно ориентированное устойчивое развитие является отражением устойчивого духовного становления конкретного человеческого лица, целостно сочетающего созидание себя, общественное строительство и преображение космоса. Объединенная Евразия может стать полюсом устойчивого развития мира. Евразийская интеграция и устойчивое развитие Евразии представляют собой глубоко взаимосвязанные процессы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *