Россия — исторически первая коммунистическая страна. Длительное время она же была и единственной страной, где у власти находились коммунисты, а после второй мировой войны стала центральным звеном мировой социалистической системы. Казалось бы, у нас коммунисты должны были укорениться так прочно, как нигде больше в мире. Даже утратив власть в 1991 году, они имели шансы её вернуть. Действительно, после того, как 30 ноября 1992 года Конституционный суд РФ»разморозил» деятельность первичек компартии влияние КПРФ неуклонно возрастало, особенно если учесть, что новая власть в 90-е годы так и не смогла сформировать вокруг себя устойчивую партию. Партия Зюганова унаследовала от КПСС ядро членской базы: первые годы в КПРФ не столько вступали новые члены, сколько восстанавливали своё членство идейные обладатели партбилетов КПСС.

Уже первое появление списка КПРФ на выборах в Государственную Думу 12 декабря 1993 года принесло этой партии заметный успех — она получила 12,4 % голосов, заняв третье место после ЛДПР и проельцинского «Выбора России». Чуть меньше — около 11 % получила Аграрная партия России, в ту пору ближайший союзник КПРФ. Объединив усилия обеих думских фракций, коммунисты и аграрии смогли добиться избрания на должность председателя Думы своего кандидата — агрария Ивана Рыбкина, ранее одного из лидеров группы «Коммунисты России» в ВС РСФСР и КП РСФСР. Состоявшиеся в декабре 1995 года следующие думские выборы стали ещё более успешными для коммунистов: 22,3 % голосов, 1 место среди общефедеральных списков. Тогда председателем Думы стал член президиума ЦК КПРФ Геннадий Селезнёв. Летом 1996 года в России должны были состоятся президентские выборы. «Коммунистического реванша» со страхом ожидали не только капиталисты, но и начавший было формироваться «средний класс».

Этот страх выразился, в частности, в том, что 13 ведущих олигархов подписали открытое обращение к Ельцину и Зюганову. Суть его была в том, чтобы примирить их на базе общенациональных ценностей и побудить к мирному разделу власти. Но вышло иначе: Анатолий Чубайс объединил богатейших людей вокруг фигуры тогда уже непопулярного Бориса Ельцина, создал и возглавил его избирательный штаб. В итоге как будто бы произошло чудо: Ельцин уже в первом туре опередил Зюганова, а во втором — окончательно его разгромил.

Игра с Ельциным в поддавки 

Такова официальная версия. Однако многие говорили, что в действительности результаты тех выборов были сфальсифицированы, а Зюганов просто побоялся побороться за власть и поспешно направил Ельцину поздравительную телеграмму. В октябре 2003 года это заявила уже практически официально вице-спикер Госдумы Любовь Слиска. Зюганов громко возмущался её словами, но самого факта фальсификации вовсе не отрицал. Он отрицал только обвинение в трусости и приводил в свою защиту высокопарные доводы. Вот фрагмент интервью Зюганова «Советской России», опубликованного 4 июля 2006 года.

— Но почему же тогда в 1996 году КПРФ не вывела людей на улицы?
— Об этом очень легко говорить нашим оппонентам спустя десять лет, но куда как непросто сделать. Вывести людей на улицы? Для этого требуется огромный опыт массовых акций, мощный организующий механизм, отработанная система связей, многочисленные отряды опытнейших организаторов и многое другое. В ту пору всего этого у нас в нужной степени не было. Вы думаете, мы не прорабатывали варианты подобных действий в 1996-м? Считали, да еще как. Однако анализ ресурсов и ситуации показал, что успех будет спорен. Все могло вылиться в кровопролитие. Страна раскололась пополам. Мы не хотели лоб в лоб сталкивать те регионы, которые поддержали меня, и те, что пошли за Ельциным, стравливать разные социальные группы, молодежь и стариков. Мы люди серьезные и избрали другой метод поведения.

Далее Зюганов объясняет и то, почему его партия также не стала оспаривать итоги президентских выборов по стране в целом в суде. Дескать, коммунисты тогда не располагали ещё наблюдателями на каждом участке, а потому не обзавелись юридически достаточными доказательствами фальсификации. «Безответственный» Ющенко в отличие от «гиперответственного» Зюганова в ноябре 2004 года вывел до миллиона своих сторонников на центральную площадь Киева, а также обратился в Верховный суд, не смутившись того, что у него не было сведений по каждому участку. В итоге взял власть.

Надо признать, что храбость вообще не относится к числу главных добродетелей Зюганова и других нынешних коммунистов. Например, 3 октября 1993 года, в разгар исторического противостояния Ельцина с защитниками Верховного Совета, Геннадию Андреевичу предоставили телеэфир и он призвал своих сторонников разойтись по домам. Не исключено, что это и обеспечило КПРФ возможность дальнейшего участия в политической жизни.

Невзирая на капитуляцию на президентских выборах, КПРФ всё равно вместе с союзниками (аграриями и группой «Народовластие» Николая Рыжкова) имела большинство в Государственной Думе, хотя и не устойчивое. Кроме того, в конце 1996 — начале 1997 годов в стране состоялись прямые выборы глав субъектов. В почти половине из них в руках коммунистов или кандидатов, поддержанных коммунистами, оказалась не только законодательная, но и исполнительная власть на местах. Тем временем авторитет постоянно болевшего Ельцина продолжал падать. В 1999 году коммунисты пережили, пожалуй, пик своей популярности. На декабрьских выборах в Думу они завоевали рекордный для себя процент голосов (24,3 %), вновь заняли первое место и добились повторного избрания спикером Селезнёва.

Вторая партия бывшей власти

КПРФ с её относительным большинством в Государственной Думе и «красными губернаторами», на чьих территориях проживала большая часть россиян, в 1996 — 2000 годах фактически была второй «партией власти». Как же распорядилась она этой властью? Чем смогла потом отчитаться перед избирателями? Уж точне не повышением зарплат, пенсий, различных социальных выплат. В январе 1996 года «красная» Дума получила от предшественников законодательство, где был предусмотрен минимальный размер оплаты труда равный 63.300 неденоминированным рублям (напомним, что 1 января 1998 года в России произошла деноминация и рублёвый номинал уменьшился в тысячу раз), что тогда равнялось 13, 55 долларам США. Центристской Думе они передали в январе 2000 года МРОТ равным 83 рублям 49 копейкам, или по тогдашнему курсу ЦБ РФ 2 долларам 90 центам США. Два последующих думских состава, где преобладали уже центристы, регулярно принимали законы о повышении МРОТ. В результате ныне он составляет 1100 рублей (примерно 41 доллар и 47 центов США). Итак, при коммунистах МРОТ по своей реальной стоимости снизился в пять раз, а «Единая Россия» повысила его почти в пятнадцать раз!

Единовременное пособие по рождению ребёнка составляло в 1996 году 948, 8 тысяч рублей, или 203 доллара. К 2000 году оно составляло 1252 рубля. С учётом деноминации в рублях вроде бы больше, а в пересчёте на тогда ещё твёрдую мировую валюту всего-то 43, 8 доллара. Сейчас это пособие составляет 8000 рублей, то есть более 300 долларов или примерно два прожиточных минимума. Ну, а последнее новшество в социальной сфере — «материнский капитал», начисляемый при рождении второго ребёнка, составляет, как известно, 250000 рублей. Ещё хуже для коммунистов обстояли дела с пенсиями. Именно их усилиями в 1998 году был принят и введён в действие злополучный 113-ый пенсионный закон. Автором этого закона был депутат Иван Аничкин, в тот период член фракции КПРФ. За закон проголосовала коммунистическая фракция в полном составе. Именно 113-ый закон ввёл так называемые нестраховые периоды, то есть вычеркнул из стажа, дающего право на пенсию, годы обучения в вузе, время службы в армии, отпуск по уходу за ребёнком. Этот же закон лишил работающих пенсионеров права получать пенсию в полном объёме.

Да, сегодня пенсия остаётся очень маленькой и замещает только 26 процентов заработка. Об этом недавно напомнили профсоюзы. Недовольные голоса раздаются часто, и среди них отчётливо слышны голоса коммунистов. Но всё-таки иногда стоит сравнить нынешнюю ситуацию с тем, что было в конце 90-х годов, когда пенсии не только не индексировались, но порой даже не выплачивались вовремя.

Зато нигде в мире, пожалуй, такого не было, чтобы депутаты, представляющие партию, которая именовала себя оппозиционной исполнительной власти, голосовали за принятие внесённого правительством бюджета и за утверждение главы кабинета министров. Только у нас «левые» в Государственной Думе регулярно отряжали из своих рядов «добровольцев», без которых ни бюджеты «антинародного режима», ни премьеры Черномырдин и Кириенко никогда не набрали бы нужно большинства голосов.

В заслугу себе КПРФ ставила многочисленные финансово необеспеченные, безадресные льготы. Хотя чем здесь гордиться? Ведь чтобы оплатить все эти льготы, потребовалось бы ежегодно три консолидированных бюджета, когда наша страна, естественно, располагает только одним. В результате льготы для одних оборачивались нищетой для других. Например, бесплатный проезд в городском транспорте, которым в некоторых регионах имели право пользоваться до 70 процентов жителей, оборачивался нищенскими зарплатами водителей. Этот болезненный нарыв пришлось вскрывать, приняв 122-ой закон о монетизации льгот. Да, его реализация была недостаточно проработана, что вызвало два года тому назад определённое недовольство у населения и заметно взбодрило левую оппозицию. Но можно ли говорить, что бывшие льготники проиграли с введением 122-ого закона? Конечно, нет! Достаточно обратить внимание на тот факт, что за эти два года число инвалидов в России выросло с 12 до 16 миллионов. Это означает, что если раньше юридическое оформление инвалидности мало что людям давало, то теперь они почувствовали в этом заинтересованность.

День нынешний и день минувший

Сейчас коммунисты не устают возмущаться тем, что правительство обзавелось Стабилизационным фондом, ни на что не тратит сверхприбыли от экспорта нефти да ещё и хранит эти деньги в иностранных банках. Послушать их, так выходит, что мы чуть ли не дарим эти деньги Америке. Но хранение государственных сбережений требует консервативной политики, которую как раз и проводят соответсвующие иностранные банки. Где минимальный процент банковских начислений — там и минимальны риски. Представители КПРФ твердят, что государственные нефтяные доходы следует не копить, а вкладывать в горячо ими любимый «реальный сектор». По-видимому, государственные инвестиции в производство и вправду нужны. Но где вложения, там и риски. Нужны гарантии, что эти деньги вернутся сторицей, а не будут зарыты в землю и не осядут в карманах «национальной буржуазии», которую постсоветские коммунисты так полюбили! Главное, наконец, состоит в том, что «петрорубли» — это не результат роста внутреннего валового продукта, а всего лишь средствие благоприятной для нас конъюнктуры мирового рынка. Окажись эти, по совести говоря, незаработанные деньги на внутреннем рынке, это неизбежно приведёт к невиданной инфляции.

Перелом в отношении российских граждан к коммунистам произошёл к выборам в Думу в декабре 2003 года. Тогда впервые электоральная поддержка КПРФснизилась — аж вдвое. На этот раз за них проголосовали только 12,6 % избирателей. Единожды сойдя с пьедестала, партия стала быстро терять очки. Согласно опросу, проведённому ВЦИОМ 23 — 24 декабря 2006 года (опрошено 1600 респондентов в 153 населённых пунктах в 46 субъектах РФ), если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье за КПРФ отдали бы голоса только 7 % опрошенных. Даже руководство партии признаёт, что она переживает тяжёлые времена. На июньском (2006) пленуме ЦК КПРФ Геннадий Зюганов констатировал, что партия уже насчитывает лишь 184 тысячи членов, объединённых в 14,7 тысячи первичных и 2,4 тысячи местных отделений. Это против полумиллиона членов в середине 90-х. При этом 48 процентов партийцев старше 60 лет. 43 процента — в возрасте от 30 до 60. И лишь 7 процентов моложе 30 лет. Средний возраст членов партии 58 лет. Можно сказать, что эта партия просто вымирает с уходом старшего поколения. Но естественная убыль — не единственная причина сокращения численности КПРФ. Многие снова кладут партбилеты, окончательно разочаровавшись в своей партии.

11 апреля 2006 председатель КПРФ Геннадий Зюганов подписал постановление о взаимоотношении структур КПРФ и органов власти, одобренное президиумом ЦК КПРФ. В документе говорится о необходимости усилить контроль за контактами коммунистов с властью и обеспечить прозрачность этих переговоров. Необходимость таких мер объясняется появившейся тенденцией к «приспособленчеству и политическому предательству» представителей КПРФ, получивших в свои руки власть. Имеются в виду, прежде всего, губернаторы Курской области Александр Михайлов (вышедший из КПРФ в 2004 и перешедший в «Единую Россию») и Краснодарского края Александр Ткачёв (в 2003 он, будучи членом КПРФ, возглавил региональный список «Единой России» на выборах в Госдуму, за что был исключён из КПРФ). К настоящему времени в КПРФ оставались лишь губернаторы Владимирской, Волгоградской и Камчатской областей Николай Виноградов, Николай Максюта и Михаил Машковцев. Вот и всё, что сохранилось от былой роскоши!

В 90-е годы ХХ века эта партия упустила уже всё, что ей досталось в наследство от великих и кровавых предков, и не использовала тех уникальных шансов, которые дал ей слабый, непопулярный режим Ельцина. Трусливые и безынициативные, вечно вчерашние коммунисты окончательно превратились сегодня в партию ностальгии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *