На неделе у Единой России появился еще один публичный союзник. Московская Федерация Профсоюзов подписала соглашение о сотрудничестве с московской партийной организацией ЕР. Событие это – как для самих «медведей» так и для российского профдвижения – вполне закономерное. Уже несколько лет фракция Единая Россия в Государственной Думе имеет подобное соглашение с Федерацией Независимых Профсоюзов России. Зато для «Справедливой России» завоевать симпатии профсоюзных лидеров — важная, но пока нереальная задача.

Вспомнили случайно…
Известно, что г-н Миронов, став обладателем крупной политической структуры, старался строить свою партию по классическому западному образцу. А у этой схемы есть свои традиции и правила. Например, «в прописи» сказано: любая крупная политическая партия, претендующая на власть, должна взаимодействовать с профсоюзами. А раз партия левая и чуть ли не социалистическая – то ей сам бог велел блокироваться с защитниками трудящихся.

Что мы видим на деле? С ведущим отечественным профобъединением (ФНПР – Федерацией независимых профсоюзов России) отношения у героя нашего повествования не заладились с самого начала и ныне безнадежно испорчены. До предвыборного цикла Миронов не проявлял вообще никакой заинтересованности в сотрудничестве с профсоюзами. В 2006 году последовало несколько ритуальных политкорректных заявлений. Затем мироновская Партия жизни стала блокироваться с Партией пенсионеров, а главное – с «Родиной», пытавшейся перетянуть на свою сторону часть отраслевых профсоюзов и даже намеревавшейся расколоть ФНПР.

В октябре же прошлого года, когда три партии официально слились, Сергей Миронов выступил с идеей организовать и поддержать «новые профсоюзы, которые не будут якобы ручными и не будут управляться номенклатурной верхушкой. Тем самым от партнерства с массовыми российскими профсоюзами, объединенными в ФНПР, Миронов отказался. Председатель ФНПР Михаил Шмаков прокомментировал мироновскую идею емко и лаконично. Глава ФНПР поделился ощущением, что лидер партии «Справедливой России» страдает раздвоением личности: «Год назад Миронов в лице председателя Совфеда высоко оценивал деятельности ФНПР, а сегодня он, как лидер партии, хочет создать новые профсоюзы… Что ж, у нас много сфер, которые не охвачены профсоюзной деятельностью, и там он сможет найти себе применение».

В поисках «реальных» профсоюзов
В документах съезда, на котором была образована партия «СР», было указано, что «Справедливая Россия» будет строить абсолютно новые, справедливые профсоюзы. Правда, мироновцы до сих пор не определились, какой путь для них наиболее перспективный – попытаться расколоть ФНПР, либо сменить в ней руководство или устроить нечто свое, перетянув туда весь «справедливый» профактив. Впрочем, тенденция очевидна: в отношении первого и второго – руки коротки, а вот выстроить часть профсоюзов «под себя», как якобы под теневую партию власти, пробовала уже «Родина». Она же в итоге сделала ставку не на массовые, а на маргинальные профсоюзы и радикальные структуры в профдвижении.

Как известно, «альтернативные» профсоюзы делятся на две категории. Во-первых, те, что живут исключительно на западные гранты и пожертвования спонсоров. А также те, которые заявляют о себе и сколько-нибудь известны исключительно за счет критики ФНПР.

За работу с профсоюзами в «СР» отвечают главным образом депутат Госдумы РФ Олег Шеин и Ирина Рукина (экс-депутат Мосгордумы, советник Миронова). Эти люди, в особенности Шеин, – давние и убежденные противники массовых традиционных профсоюзов, выступают за их демонтаж и создание нового профцентра на основе альтернативных профсоюзов, а также тех групп внутри ФНПР, которые «СР» считает радикальными и оппозиционными. При этом, по словам зампреда ФНПР, замсекретаря Генсовета партии «Единая Россия» Андрея Исаева, на деле мироновцы решили уйти от системы социального партнерства и «пытаются создать социалистическую модель, в которой есть правящая партия-гегемон со своими профсоюзами в роли приводных ремней».

Незадолго до декабрьского съезда ФНПР «эсеры» затеяли шумную кампанию в прессе, заявив о выдвижении «альтернативного кандидата» в председатели ФНПР (им оказался член Партии жизни, вообще не имевший права баллотироваться, согласно уставным документам ФНПР). Тем не менее, Миронова на декабрьский съезд ФНПР пригласили. И тут он предпочел вообще сжечь мосты, заявив за несколько дней до съезда, что считает массовые профсоюзы несамостоятельными, а их руководство – неприемлемым, из-за чего полагает необходимым ликвидировать их и создать новые. После этого стало ясно, что играть роль классического социал-демократа, политика левых взглядов Миронову будет все трудней. Г-н Миронов, судя по его последним заявлениям и шагам, вообще отказался от какой бы то ни было профсоюзной политики и перешел к голому критиканству.

Правда, радикальные лозунги в устах высокопоставленных чиновников и борющихся с ожирением бизнесменов вряд ли кого-то вдохновят. Чтобы убедительно пропагандировать левую программу, нужна самая малость – надо самим быть левыми. Надо участвовать в повседневной работе тех же профсоюзов, надо быть частью социального движения, ежедневно отстаивающего сохранившиеся еще права на жилье или на доступный общественный транспорт. «Надо, в конце концов, читать книги, а не только шпаргалки с заготовками к предвыборной речи», — иронизирует над потугами «эсеров» левый публицист Борис Кагарлицкий.

Стопами Рогозина
При создании партии левой ориентации следовало бы понимать, что во всем мире профдвижение и строительство левых партий были во взаимосвязи. Левые партии всегда поддерживались профсоюзами — более того, левые партии и финансировались профсоюзами. И создавались эти альянсы левых партий и профдвижения как альтернатива правым партиям, которые финансировались крупными компаниями и олигархическими структурами. Комично, что при этом лидеры «эсеров» продолжают называть своим основным конкурентом «Единую Россию», которая сотрудничает с профсоюзами давно и успешно. Еще в конце 2004 года ФНПР и фракция крупнейшей парламентской партии страны заключили соглашение о сотрудничестве. Содержание и принципы этих партнерских договоренностей с тех пор не пересматривались, так как в этом не было необходимости – соглашение неукоснительно выполнялось и выполняется. Благодаря сотрудничеству между ФНПР и “Единой Россией”. Госдума приняла ряд важнейших законодательных актов, улучшивших положение человека труда. Общий дух партнерских договоренностей, которые существуют сегодня между «ЕР» и ФНПР был подтвержден и на последних региональных выборах, — большинство профактивистов сотрудничали с «ЕР».

ФНПР недавно подтвердило свой статус реального профобъединения и на международной арене, когда 19 марта председатель Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) Михаил Шмаков был избран первым президентом Всеевропейского регионального совета при Международном конгрессе профсоюзов. Все утверждения оппонентов ФНПР о том, что крупнейший российский профцентр не пользуется авторитетом и не выполняет своих функций, на демократическом западе никого не смущают. Зато смущают социалиста Миронова. Вероятно по причине того, что с его партией в реальном профдвижении просто никто не хочет иметь дела…

Хотелось бы напомнить Сергею Михайловичу Миронову биографию и жизненный путь одного политического неудачника. Дмитрий Рогозин (экс-лидер «Родины», а ныне простой депутат Госдумы) после успеха «Родины» на выборах-2003 одно время считался реальным кандидатом в преемники президента. Однако переоценил свои силы, решив, будто может начать свою самостоятельную игру. «Самостоятельность» Рогозина поначалу выразилась в поддержке «оранжевой» революции на Украине и стоянии на Майдане с оранжевым шарфиком на шее. После чего, вернувшись в Россию, Рогозин стал одним из главных проводников идеи бархатной революции и в России. Последовала масса скандальных заявлений и шагов: Рогозин то объявлял голодовки в Думе, то назначал свою контору «спецназом президента» (привет десантникам!), то пытался захватить Мосгордуму, взяв на вооружение перед выборами националистические, а то и откровенно ксенофобские лозунги (знаменитый пропагандистский «арбузный» видеоролик, из-за которого «Родину» в Москве сняли с выборов в МГД). В общем, принцип был прост как табуретка: вываливай на публику все то, что «народу нравится»!

Закончилось это полным политическим банкротством: удаленный из публичной политики Рогозин превратился в политического маргинала и решил поработать уличным трибуном, вроде Лимонова. Заигрывание с полуфашистскими организациями типа ДПНИ плавно перетекло в возрождение «фамильной» рогозинской конторы – Конгресса русских общин. В итоге несостоявшийся «вождь» объявил КРО «профсоюзом русских людей», что очень понравилось прессе, недели полторы склонявшей имя полузабытого деятеля-националиста. Незавидная судьба, вообще-то. Неужели и «профсоюз справедливых россиян» на подходе?

Глеб Андреев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *