Партия взяла под свой контроль решение новой масштабной проблемы – кадрового голода. В этой связи, партия разработала проект «Эффективное управление – кадровый резерв». О причинах появления и сути программы мы побеседовали с заместителем председателя комитета Государственной Думы России по бюджету и налогам Игорем Игошиным.

— Почему партия «Единая Россия» начала работу над проектом «Эффективное управление – кадровый резерв»? Проблема квалифицированных кадров стала для нас насколько актуальна, что стоит в одном ряду с проектами «Образование», «Здравоохранение» и т.д.?

— Надо понимать, что из проблемы кадров вытекает множество других проблем. Без повышения квалификации специалистов, российское общество не сможет решить проблемы низких доходов населения, удвоения валового внутреннего продукта и переориентации экономики с сырьевой на инновационную, решить проблемы здравоохранения, образования. Многие высокотехнологические отрасли уже сейчас испытывают большой дефицит профессионалов.

— В чем суть программы «Кадровый резерв», и каковы ее цели?

— Программа в настоящее время находится в фазе активного обсуждения. Говорить сейчас о ее законченных формах трудно. Что же касается основных целей проекта, то я разделил бы их на три группы.
Первая – это разработка методов стратегического планирования развития страны в целом, а также отдельных регионов и муниципалитетов.
Вторая – создание механизмов достижения поставленных целей. Речь, прежде всего, идет о широком внедрении в практику государственного управления бюджетирования, ориентированного на результат. Это означает, что деньги должны выделяться под достижение конкретного показателя. Такой подход позволяет объективно оценивать эффективность управления, и рационально распоряжаться ресурсами.
Наконец, третья (но отнюдь не по значимости) цель – отбор и поддержка талантливых людей, т.е. развитие кадрового потенциала страны.

— Как вы оцениваете нынешнее состояние стратегического планирования в стране в целом и в регионах в частности? Какие основные проблемы существуют?

— Основная проблема в том, что у нас пока мало людей, понимающих, что такое стратегическое планирование. Опыта такого нет. В советские времена существовало директивное планирование, когда производство рассчитывалось «до последнего гвоздя». Для рыночных отношений это неприемлемо. А в 90-е годы планирования не было вовсе. Да и сейчас, когда появляется термин «стратегическое планирование», многие «ультралибералы» видят в этом чуть ли не возврат к плановой экономике. Это, конечно, неверно. Подобные методы широко используются в мире; их применяли, в той или иной мере, все страны, добившиеся высоких темпов роста экономики: от Франции, до Южной Кореи.

Участники экономической деятельности должны иметь четкое представление о планах государства, чтобы соответствующим образом выстраивать свою деятельность. Например, чтобы строить морские платформы для добычи нефти и газа, нужно развивать производственный потенциал. Если государство не формулирует своих планов, не будет инвестиций в производство. Следовательно, платформ, когда они понадобятся, в этом случае тоже не будет – их не на чем будет произвести.

В каких кадрах, каких специальностях в настоящее время больше всего нуждается страна?

— Прежде всего, в специалистах инженерно-технических специальностей, и квалифицированных рабочих. На наукоемких производствах это сейчас одна из главных проблем: заказы появились, а исполнять их некому.

Но это общая картина. А реально, чтобы экономика получала именно тех специалистов, которые ей нужны (а молодые люди, в свою очередь, могли овладеть специальностью, которая дает гарантии трудоустройства, и хороших заработков), необходимо создать механизмы, взаимоувязывающие интересы предприятий, ВУЗов, и науки. Они вместе должны создавать образовательные стандарты, отслеживать качество обучения, и т.д.

Для решения кадровых задача, необходимо объединять усилия специалистов, подключать имеющийся в обществе кадровый потенциал, который должен использоваться для решения важнейших задач. С этой ролью могли бы справится экспертные институты, которые готовили бы качественные решения по важнейшим вопросам, связанным с функционированием государства и развитием страны.

Речь идет о своего рода интеллектуальных площадках, на которых будут обсуждаться проблемы России, стоящие перед страной вызовы, и вырабатываться стратегические подходы к их решению. Такие площадки уже есть – например, Центр социально-консервативной политики.

В то же время говорить о заполненности этого поля пока рано. В частности, нужны специализированные институты, способные целенаправленно работать над проблемами стратегического планирования, и бюджетного процесса. В какой форме они будут функционировать, говорить пока рано. Привязка к ВУЗам здесь не обязательна, хотя в каких-то случаях, в принципе, возможна.

— Как будет решаться проблема кадрового голода на селе?

Специфика села – в неразвитости инфраструктуры. Ну не интересно молодому человеку в деревне работать, если из нее по полгода выехать нельзя, ближайший телефон в пяти километрах, и, извините, «удобства во дворе». Ну не хотят люди в XXI веке так жить. Поэтому, помимо обычных мер, нужны инвестиции в развитие территорий: начиная от строительства дорог, и заканчивая поддержкой сельских библиотек. Ну и, конечно, развитие экономической основы сельской жизни – агропромышленного комплекса. Работа в этом направлении ведется, в том числе в рамках приоритетного национального проекта, однако сделать предстоит еще очень много.

— Будут ли учитываться исследования институтов при планировании учебных дисциплин в вузах и создании новых факультетов?

— Как я уже говорил, механизмы, увязывающие интересы работодателей, науки, и ВУЗов, необходимы. Однако сейчас они только вырабатываются. Когда такие механизмы появятся, корректировка номенклатуры специальностей, содержания образования, и формирование независимой оценки его качества будет их основной задачей. Студенты должны получать те знания, которые позволяют им быть конкурентоспособными на рынке труда, на которые есть реальный спрос.

— Подготовка каких нужных для России специалистов, по Вашему мнению, пока ведется на недостаточно высоком уровне, или не ведется вообще? Необходимо ли в этой связи скорректировать работу вузов?

— Дело здесь не в конкретных специальностях. Безусловно, в России есть ВУЗы и научные школы, которые в своих областях готовят специалистов вполне мирового уровня. Их не так мало. Т.е. специалистов готовить мы можем.

Другое дело, что далеко не все выпускники действительно становятся настоящими специалистами. К сожалению, на восстановление престижа высшего образования отрасль ответила не повышением его качества, а просто увеличением числа мест, факультетов, ВУЗов. Качество в итоге даже снизилось. Люди получают не знания и навыки, а «символический капитал» в виде диплома, плюс отсрочку от армии. В итоге потребности экономики в специалистах не удовлетворяются. Это общая проблема, она затрагивает широкий спектр специальностей.

— Какую роль в осуществлении программы вы отводите молодежным организациям?

— Кадровый резерв – это в первую очередь молодежь. Поэтому взаимодействие с молодежными организациями, конечно, предполагается. Например, недавно в Кирове мы провели семинар проекта «Академия молодого политика», в котором активное участие принимала «Молодая гвардия». Так что работа идет, и возможность проявить себя у желающих есть.

— Известно, что на престижную работу с хорошей оплатой попадают, как правило, через связи, по знакомству. Предусмотрено ли программой принятие мер, которые упростили бы получение высокооплачиваемого места для талантливых людей из глубинки?

— Да, предусмотрено. То, что людей берут на работу «по знакомству» – это распространенная практика не только в России, но и во всем мире. У работодателя здесь свой законный интерес. Он берет человека с рекомендациями, т.е. того, чьи деловые и личные качества он представляет. Это его право, и вряд ли ему можно что-то противопоставить. Зато это можно использовать.

Одна из задач проекта – отбор и поддержка талантливых людей. Мы должны дать молодежи проявить себя. Если у человека такая возможность есть, если он действительно талантлив и активен, то у него будет возможность зарекомендовать себя, познакомится с политиками, бизнесменами, журналистами. И тогда он уже не будет для того самого работодателя «темной лошадкой из глубинки».

— Известны ли вам случаи положительного решения кадрового вопроса в регионах? Будет ли учитываться опыт регионов при реализации проекта?

Коммунизм, как известно, в отдельно взятой стране построить пока не удалось. Кадровый вопрос в отдельном регионе тоже не решить. Если серьезно, то многие регионы действительно реализуют собственные программы в сфере подготовки кадров. Их опыт, конечно, должен учитываться.

Беседовал Алексей Белов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *