Член комитета Государственой Думы по региональной политике Игорь Игошин.

Общеизвестно, что главной причиной роста инфляции, отмечаемого в течение последнего года, стало увеличение глобальных цен на продукты питания. В прошлом году продовольствие в мире подорожало на 41%. А по некоторым параметром – например, по зерновым – цены за год выросли приблизительно вдвое.

Конечно, это болезненнее явление: как в экономическом, так и в социальном плане. И больнее всего данный процесс бьет по наименее обеспеченным группам населения. Ведь в их потребительской корзине продовольствие занимает наиболее высокую долю, порой – более 50%. Следовательно, форсированное подорожание продуктов сказывается здесь сильнее всего.
Сегодня в России активно обсуждаются рецепты, направленные на решение данной проблемы. Один из них – запрет на экспорт продовольствия, в первую очередь зерна. Отечественное производство в прошлом году составило порядка 82 млн. тонн, а в нынешнем году, как ожидается, достигнет 85 млн. Это количество не только обеспечивает внутренне потребление, но и позволяет входить в тройку ведущих мировых экспортеров. Запрет на вывоз зерна действительно способен обрушить цены на внутреннем рынке.
Еще одно решение – отказ от импортных пошлин и других барьеров, защищающих внутренний рынок от зарубежного демпинга. Оно также способно сбить цены.
Однако, прежде чем принять соответствующие меры, необходимо тщательно проанализировать их последствия. Как известно, «Всякая сложная проблема имеет простое, доступное для понимания неправильное решение». Представляется, что предложение о запрете экспорта, и поощрение импорта продовольствия – именно из такого разряда.

Во-первых, обратной стороной снижения стоимости продовольствия станет обвал закупочных цен на основную продукцию отечественного агропромышленного комплекса. А с ним так или иначе связана судьба почти 40 миллионов далеко не самых богатых россиян, живущих в деревне.
С ростом сельхозпроизводства и цен на продовольствие их положение только-только начало выправляться. Так, зарплаты в аграрном секторе в прошлом году выросли примерно на треть. Интересы этих людей тоже должны быть защищены. Вновь разорять их, роняя цены на зерно и другое продовольствие, недопустимо.

Во-вторых, искусственно вызванное государством падение цен остановит начавшийся рост инвестиций в сельхозпроизводство (а частные вложения в данную сферу составили за два года 500 млрд. рублей). Более того: видя подобное отношение со стороны власти, предприниматели будут воздерживаться от вложений сюда еще долгие годы.
К чему это приведет? Ответ очевиден: к дальнейшему росту зависимости от продовольственного импорта. В итоге то, что сегодня кажется (именно кажется) решением проблемы, в перспективе лишь усугубит ее. И любое колебание на мировых рынках будет все в большей мере отражаться на кошельках отечественных потребителей.

В-третьих, добровольно отказываясь от экспорта и открывая двери для импорта, Россия лишиться той доли огромного мирового рынка продовольствия, которая ей могла бы в перспективе принадлежать. Ведь те достижения в экспорте зерна, которых удалось добиться в начале нынешнего века – это лишь первые шаги.
У России огромные перспективы. Так, нашей стране принадлежит 9% мировой пашни. Кроме того, в отличие от западных стран, мы располагаем колоссальными резервами по увеличению эффективности производства и производительности труда. Здесь даже не нужно «изобретать велосипед»: нужно лишь последовательно увеличивать долю современной техники и технологий. И тогда – именно за счет глобального роста спроса и цен – отрасль может стать таким же прибыльным и стратегическим бизнесом, как нефть или газ. А с социальной точки зрения – даже более важным, ибо доходы здесь будут более-менее равномерно распределены между десятками регионов и теми самыми 40 миллионов наших сограждан.

Итак, запрещение экспорта и замещение внутреннего производства продовольствия импортом способно повлечь серьезнейшие негативные последствия. Однако и мириться с тем социальным ущербом, который наносит обществу взрывной рост мировых цен на продукты питания, тоже нельзя.
Каков же выход? С точки зрения социально-консервативной политики, решением может стать адресная система поддержки наименее защищенных слоев населения. Реализовать ее можно, например, в виде системы продовольственных талонов. Преимущество данного похода в том, что, в отличие от общего роста денежных доходов, он не создает такого инфляционного давления.
Подобная система, в частности, существует в США. По некоторым оценкам, в прошлом году продовольственными талонами пользовалось 26,5 млн. американцев. В нынешнем году, согласно прогнозам, их число вырастет еще на 1,5 млн.

Россия отнюдь не обязана копировать именно этот опыт. Однако учитывать его, безусловно, нужно.
Главное – чтобы создаваемый механизм был рыночным, и носил адресный характер. Как вариант, государство может закупать продовольствие по рыночным ценам, и обеспечивать людям получение набора основных продуктов – по фиксированным. Иными словами, за счет бюджета будет оплачиваться не вся продуктовая корзина, а лишь разница между рыночной и фиксированной ценами. А распределение талонов через социальные службы должно обеспечить адресность данного механизма поддержки, его предоставление только действительно нуждающимся.
Данный механизм не обязательно станет постоянно действующим. Со временем, когда быстрый рост цен прекратится и уровень жизни людей догонит его, эти две цифры постепенно сравняются, и надобность в подобной системе исчезнет. Однако сегодня она, по-видимому, способна сыграть серьезную позитивную роль.

Конечно, система продовольственных талонов не решит всех существующих в данной сфере проблем. Она – конкретный инструмент, направленный на адресную поддержку наименее социально защищенных людей. Инструмент рыночный, т.е. не искажающий систему существующих в экономике стимулов, и не уничтожающий инициативу аграриев по развитию отечественного производства.
Параллельно необходимо продолжать реализацию программ, начало которым было положено национальным проектом. Принципиально важно добиться стабильного роста продовольствия. Совместными усилиями государства и бизнеса (в частности, в рамках пятилетней программы развития села общим объемом в 1,5 трлн. рублей, которые примерно в равных долях вкладываются федеральным центром, регионами, и предприятиями) эту задачу, безусловно, можно решить.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *